Вы здесь

Что читать

Воспитание чувств

Писатели, ученые и специалисты по будничным проблемам независимо друг от друга доказывают, что чувства подобны живым организмам. Так же рождаются, развиваются, стареют, умирают. Разбираться в их многообразии – все равно что познать себя: очень полезное занятие   

Романтическая мелодрама

Страсть застигла Натали и Франсуа на улице. Краткое знакомство, бурный роман, милая свадьба, до тошноты идеальная семья. И легкие уколы страха: уж слишком хорошо – долго так продолжаться не будет. Однажды он не вернулся с пробежки. А через несколько дней безупречная жена становится вдовой, задающейся вопросами: что он прошептал перед выходом? Можно ли дочитывать книгу, от которой тебя оторвала смерть мужа? Каким был бы ребенок, навсегда оставшийся в проекте?

Только французский автор на таком материале, как история любви, потери, возрождения и снова любви, может соорудить реалистический роман, который не выглядит ни приторным, ни нелепым. Текст состоит почти сплошь из бонтонных наблюдений («Организовать свадьбу – все равно что сформировать послевоенное правительство»; «Натали жила в странном тумане моногамии»), но Давиду Фоэнкиносу и тут хватает вкуса, чтобы, дозируя иронию, уклоняться от сентиментальщины. Трудно, практически невозможно представить брутального мачо с «Ніжністю» в руках. Остальным, особенно настроенным на лирический лад, путь в зефирный мир переживаний открыт.

 Давід Фоенкінос. Ніжність. – Л.: Видавництво Старого Лева

Анатомия измены

Эстер Перель – практикующий психотерапевт с тридцатилетним стажем, и это делает ее исследование «Скок у гречку» еще более ценным. На примерах десятков пар она препарирует неверность, демонстрируя, что люди ни черта не смыслят в адюльтере. Для «сбегать налево» много ума не надо, но какова перспектива? Изнывать от угрызений совести или жить во лжи? И что, собственно, является блудом, помимо явного физического контакта: адресованный коллеге призывный взгляд, поедание глазами стриптизерши, откровенная беседа с незнакомцем в чате?

Отталкиваясь от клиентского нытья («Как же дети? Что мы скажем родителям? Чем я хуже?»), бельгийка достигает сразу двух целей. Интересующиеся конкретными шагами в преодолении кризиса найдут здесь даже не советы, а скорее варианты выхода из сложных ситуаций. Теоретический аспект не менее занимателен. С одной стороны, на современный брак, утверждает автор, давит консюмеризм, приветствующий новизну и потакание своему эго. С другой, если супружество, секс и отцовство ранее было пакетным соглашением, то в ХХI веке экономика сдала ключевые позиции. Измена ныне избавляет от фундаментальных иллюзий, что наш выбор исключительный и что сами по себе мы уникальны. Переместившись в область эмоций, она, увы, ранит еще больнее.

Естер Перель. Скок у гречку: переосмислення подружніх зрад. – К.: BookChef

Учебное пособие

Последние полста лет коучи и гуру, подвизающиеся в сфере тренингов личностного роста, внушают: будьте активными, выходите из зоны комфорта, рвитесь вверх и достигайте, верьте в себя, бла-бла-бла. И лишь в последнее время начинают звучать критические голоса, среди которых гневный тенор Марка Мэнсона – один из самых громких. Американец построил карьеру на отрицании того, что престижная работа, экзотические путешествия, домик в кредит, трое детей и лабрадор – эталон счастья. Точнее, что эталон вообще существует.

Вот Чарльз Буковски, например, осознал себя лузером и прославился, но лучше не стал: сочинял под градусом, цеплялся к женщинам, откровенничал невпопад, а публика его обожала все больше. Или какой-то анонимный придурок, который морочится своими неудачами. Стоит ему отбросить навязанные обществом шаблоны, он минимум перестанет себя ненавидеть, а от этого – рукой подать до чувства глубокого удовлетворения. Мыслить позитивно «по Мэнсону» означает не решать проблемы, а забить на них. Автор-блогер так и поступает. Бешеный успех его книги – наглядное свидетельство, что закон обратного усилия исправно функционирует.

Марк Менсон. Витончене мистецтво забивати на все. – К.: Наш формат

Роман версий

Как и упомянутый выше Буковски, персонаж романа «Чорний принц» Брэдли Пирсон – немолодой писатель, ради творчества покинувший хлебное место. Впрочем, известности он добился иным способом. Жажда тишины и покоя привела его в эпицентр драмы. Запутанный клубок отношений с друзьями, влюбленность в юную деву, ревность бывшей жены, обвинение в убийстве – лишь часть выпавших ему приключений.

Сама мысль о пересказе сюжета книги Айрис Мердок абсурдна. В тексте толкается локтями, истекает завистью и ядом, ссорится, злодействует рота персонажей. Кроме прочего, из-за спины автора, которая и сама спряталась за главного героя, «делегировав» ему право создания романа, с ехидной улыбкой выглядывает Шекспир.

Книгу дамы-командора Британской империи иногда называют постмодернистским детективом. Что истинно, если таковым считать и «Гамлета». Ведь не в расследовании суть: здесь изначально на роли жертвы и преступника – обилие претендентов. Время от времени кто-то из них выступает на авансцену, кто-то, наоборот, уходит в тень, и тогда калейдоскоп чувств начинает оборачиваться совсем другими гранями, а изображенное приобретает противоположный смысл.   

Айріс Мердок. Чорний принц. – Х.: Віват

0

Выбор редакции

Comments