12:04   02.05.19

Хрущевская оттепель. Когда стало трудно не трудиться

В 1961 году в СССР запустили в космос первый пилотируемый летательный аппарат, провели денежную реформу и объявили, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». На фоне этих достижений хрущевской оттепели ложкой дегтя в бочке меда стало принятие указа президиума Верховного Совета РСФСР «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный образ жизни». В советском обществе вновь обнаружились очередные «враги народа».

Этапы большого пути

Собственно, борьба с тунеядцами всегда являлась всего лишь частью классовой борьбы, являющейся основой марксистко-ленинской идеологии. С каждым годом этой войны классовый враг пролетариата терпел поражение за поражением, расстреливался, эмигрировал, гиб на фронтах гражданской войны, умирал от голода и болезней, становился жертвой «красного террора».

загрузка...
загрузка...

Начатая под лозунгом «экспроприируй экспроприируемое» единичными ограблениями классовая борьба после победы большевиков в гражданской войне приняла всероссийские масштабы. Идеологи большевизма, разделив народ России и вновь захваченных российских колоний на «сознательный пролетариат» и «классово чуждые элементы», начали величайший в мире передел ценностей.

Председатель Совета народных комиссаров из Петрограда всячески поощрял инициативу на местах, подчеркивая, что «разнообразие есть порука успеха в достижении общей единой цели», рекомендуя садить в тюрьмы, отправлять на чистку сортиров, расстреливать на месте, шантажировать репрессиями и заманивать условными освобождениями. Неисправимых – уничтожить, остальных сломать, сагитировать, «исправить».

Вслед за дворянством, капиталистами, буржуазной интеллигенцией пришла очередь сельских кулаков, а затем и середняков. Заводы оказались в руках рабочих, земля – в руках колхозов, власть в ежовых рукавицах РСДРП(б) — ВКП(б). Разваленное сельское хозяйство с горе пополам восстановили в процессе коллективизации, уничтоженную промышленность восстановили и расстроили потребовавшей колоссального напряжения экономических и людских ресурсов индустриализацией. В процессе социалистического строительства тунеядцев, жуликов, вредителей и прочих продолжали подчищать.

С неимоверным трудом, неисчислимыми жертвами, невиданным героизмом в тылу и на фронте сумели войти в клуб победителей во Второй мировой войне. Тут, правда без помощи «классовых врагов из стран капитала» не обошлось. Ленд-лиз и «второй фронт» позволили Советскому Союзу выдержать натиск нацистской Германии и создать на западных рубежах «социалистический лагерь».

Едва закончив с внешним врагом, опять вспомнили о внутренних. Расплодившаяся за годы войны уголовная преступность требовала жестоких мер, но попутно с ними жертвами очередной зачистки стали нищие, значительная часть которых стали увечными, защищая социалистическое отечество с оружием в руках. 19 июля 1951 года Совмином Советского Союза принято постановление «О мерах по ликвидации нищенства в Москве и Московской области и усилению борьбы с антиобщественными паразитирующими элементами». Спустя четыре дня уже Верховный Совет СССР издает указ «О мерах борьбы с антиобщественными паразитирующими элементами».

Смерть вождя народов, осуждение культа личности, реабилитация незаконно осужденных, политические и экономические реформы, повышение социальных стандартов, успехи в освоении космоса, восстановлении народного хозяйства.

И вроде бы все хорошо, но опять что-то не так. Заводы гудят, фабрики шумят, трактора пашут, планы партии и правительства выполняются и перевыполняются, а потребительский рынок испытывает постоянный дефицит. Дефицит в продуктах питания, мясе, овощах, фруктах, дефицит в потребительских товарах – тканях, одежде, обуви, парфюмерии, косметике, радиоаппаратуре, автомобилях, и прочем, прочем, прочем…

В чем же проблема? В отсталости промышленности и науки? В планировании? В избранной стратегии экономического развития? В неудачной модели государственного устройства? В ошибочности выбранного курса? Конечно же, нет!

В отсутствии модных вещей виноваты фарцовщики и портнихи, работающие на дому, в низких урожаях колхозных садов и полей – дачники и огородники, в отставании промышленности – музыканты, поэты и писатели, не желающие ходить строем под барабаны соответствующих профессионально-творческих союзов и стоять у станков и верстаков за мизерные зарплаты.

Фармацевты знают – убрать симптомы намного легче и дешевле, чем победить застаревшую, хроническую, возможно уже неизлечимую хворь, требующую хирургического вмешательства. 

Возглавить чтобы победить?

4 мая 1961 года советским правительством был нанесен удар по «открывшимся язвам социалистического общества». Последним препятствием на пути советского народа к победе коммунизма, всеобщему миру и благоденствию был назначен тунеядец —

«совершеннолетний гражданин, не желающий выполнять важнейшую конституционную обязанность – честно трудиться по своим способностям, уклоняющийся от общественно полезного труда и ведущий антиобщественный образ жизни… Такое паразитическое существование этих лиц, как правило, сопровождается пьянством, моральным разложением и нарушением правил социалистического общежития, отрицательно влияющим на других неустойчивых членов общества». Поскольку формулировки, изложенные в указе президиума ВС РСФСР «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный образ жизни» от 4 мая 1961 года, довольно расплывчаты, понадобился еще один нормативный акт. Той же датой тот же президиум Верховного Совета издает постановление «О порядке применения указа…».

Тут главные антигерои уже названы — это лица, занимающиеся проституцией, скупкой вещей у иностранцев, лица, возглавляющие нелегальные религиозные секты, а также другие лица, уклоняющиеся от общественно полезного труда и ведущие антиобщественный паразитический образ жизни. Если с проститутками и фарцовщиками в целом все ясно, то в отношении «других лиц» правоприменители пошли по пути, указанному Ульяновым-Лениным в далеком 1917 году – чем больше разнообразие, тем вернее успех. Главным признаком, ведущим человека и гражданина в ряды паразитов-тунеядцев, являлся не алкоголизм, вызывающее поведение и отливание от работы. Таким условием стало «получение нетрудовых доходов».

Нетрудовыми признавались доходы, полученные от частного извоза, частной медицинской практики, оказание любых платных услуг в частном порядке, продажи урожая с собственной садового участка или огорода. То обстоятельство, что дополнительный заработок мог получать человек, имеющий постоянное место работы в свободное от этой самой работы время, оправдывающим и смягчающим обстоятельством не являлось. Деньги, полученные не через кассу государственного  или кооперативного учреждения, считались нетрудовыми и подлежали конфискации.

Санкции же к «тунеядцам» применялись различные. Наиболее популярным средством по очистке от «паразитирующих элементов» Москвы и Ленинграда стало выселение в специально отведенные местности под конвоем. Там выселенцев определяли на работы в строительстве, сельском хозяйстве или на производстве. Самовольное оставление места высылки влекло к ужесточению наказания. Беглого тунеядца ожидали исправительные работы, а при рецидиве – и лишение свободы.

Борьба коммунистов с паразитирующими элементами закончилась полным поражением большевиков. Спустя тридцать лет после принятия «антитунеядных мер» коммунизм так и не был построен, более того, вместо оного бывшая партийная номенклатура построила нечто, напоминающее классический капитализм, заняв в этой системе места главных паразитов, с которыми на протяжении 70 лет безуспешно боролась. Трудящиеся же станы не построенного коммунизма получили закон «О занятости населения». На смену труду — праву, почетной и главной обязанности гражданина, в страну пришла безработица.

загрузка...
загрузка...
Афиша Киева

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com