15:31   23.01.18

Как киевские улицы стали жертвами январского восстания

Одним из наиболее драматичных событий, происшедших в Киеве, которое принесло горе, кровь и разрушения, становится январское восстание 1918 года.

Хронику событий городская пресса публикует по горячим следам. В течение этих трагических дней репортеры добросовестно фиксируют все происходящее вокруг.

Дружественный нейтралитет между Центральной радой и киевскими большевиками, сложившийся после событий октября 1917 года, мало кто считал долговечным. «…Рада наивна, если она думает, что большевики пойдут на какое-либо соглашение. Они так опьянены своим успехом, что ни о каких соглашениях и не желают думать», – пишет ежедневная газета «Киевлянин».

загрузка...
загрузка...

Вооруженный нейтралитет

Уже в начале ноября нешуточный конфликт вспыхивает из-за контроля над красной гвардией. Комитет РСДРП (б) рассматривает ее как «свою». Но далеко не все из 6 тыс. вооруженных рабочих были с этим согласны. На заседании руководства дружин 8 ноября 1917 года прозвучало заявление, что красногвардейцы не могут подчиняться какой-то одной партии. Тут же по предложению генерального секретаря труда Николая Порша было объявлено о создании вольного казачества, куда вступают две трети красногвардейцев и практически все их руководство.

Далее отношения только ухудшались. Такой эскалации напряжения в немалой степени способствует большевистская агитация и обострение противоречий между Киевом и Петроградом. И в конце ноября по городу распространяются слухи о том, что до вооруженного выступления остаются считаные дни. 29 ноября, накануне предполагаемой даты восстания, солдаты Сердюцкой дивизии, окружив большевизированные воинские части, разоружают их. Было изъято до 650 орудий и более 1000 пулеметов. Разоруженных тут же под конвоем доставляют на вокзал, грузят по вагонам и отправляют прочь за пределы Украины.

1 и 2 декабря акция военных обсуждается на предприятиях, в городской думе, Генеральном секретариате. Объявленная большевиками в знак протеста всеобщая забастовка сорвалась – ее не поддержали президиум комитета солдатской секции совета депутатов и киевские рабочие.

Именно в эти дни появляется первый знак различия украинской армии – сине-желтая лента над кокардой.

Новые слухи о большевистском выступлении будоражат общественность накануне новогодних праздников – якобы восстание намечено на 5-6 января 1918 года. И опять Центральная рада играет на опережение: в ночь на 5 января силами украинских частей и вольного казачества начинается разоружение красной гвардии. Сопротивление оказывают только рабочие завода «Арсенал». Снова изымается большое количество оружия.

Понимая, что опасность сохраняется, украинская власть принимает ряд предупредительных мер, политических и военных. Глава Генерального секретариата Владимир Винниченко и секретарь труда и по военным делам УНР Николай Порш обращаются к жителям города с призывом сохранять спокойствие – все ограничительные меры касаются только провокаторов, готовящих мятеж. Руководство гарнизона пытается взять под контроль оборот оружия в Киеве и в то же время не раздражать население массовыми обысками и арестами. Из предупредительных соображений минируется склад взрывчатки на Лысой горе (сейчас – район проспекта Науки).

Таким образом удается несколько отсрочить восстание, но не предотвратить его вовсе.

Попытка номер три

Непосредственным толчком к выступлению в Киеве стало убийство большевистского лидера Леонида Пятакова.

Он исчез с 25 на 26 декабря 1917 года. По сведениям прессы, в 4 часа ночи в квартиру Пятаковых по ул. Кузнечной, 5 (сейчас – Антоновича) подъезжает автомобиль с солдатами, говорящими на украинском. Найдя нужную квартиру, солдаты берут под арест Пятакова, избивают его брата и проводят обыск, оставляя после себя страшный разгром. Ночные визитеры увозят одного из руководителей готовящегося большевиками восстания в неизвестном направлении. В течение почти трех недель на все запросы власть УНР заявляет о своей непричастности к инциденту.

16 января тело Пятакова со следами жестоких пыток было найдено в районе станции Киев-Волынский. Большевистский комитет тут же обвиняет в преступлении Генеральный секретариат и призывает рабочих к всеобщей забастовке и к оружию.

Что случилось на самом деле и кто виноват в смерти Пятакова – тема, требующая детального и непредвзятого расследования. Но в январе 1918-го обвинения в адрес власти не подвергались сомнению и сыграли свою роль. Вольно или невольно общему настроению поддались и социалистические фракции в Центральной раде.

Стрельба в городе тревожит киевлян с 13 января. Вооруженные группы неизвестных, открывающие огонь на улицах Подола, разбегаются при появлении милиции. Все чаще случаются нападения на постовых, патрульных, на участковые и сыскные отделения с целью завладения оружием. Только Старокиевский участок в течение 14 и 15 января отражает атаки людей в солдатских шинелях дважды.

Пугают обывателя и слухи о скором взятии Киева большевиками – к городу приближаются красногвардейцы и войска практически со всех направлений.

Военный и политический момент для выступления выбран очень удачно. Большинство вооруженных сил УНР прикрывают город с востока. В Киеве остаются лишь несколько полков, уже достаточно разложенных большевистской пропагандой, милиция и вольное казачество.

Полномочия Центральной рады поставлены под сомнение после министерского кризиса 12 января. Правительство практически развалено, между фракциями идут ожесточенные споры по поводу переизбрания рады. После известия о гибели Пятакова на заседании 16 января с подачи Бунда и меньшевиков принимается решение о всеобщей забастовке.

Фракция эсеров подозревается в намерении заключить сепаратное соглашение с большевиками. Вечером 16 января в Педагогический музей (ул. Владимирская, 57, сейчас Дом учителя) является отряд вольного казачества и арестовывает ряд депутатов.

Ситуацией не преминуло воспользоваться харьковское советское правительство – газеты публикуют его приказ о низложении Генерального секретариата и Центральной рады. В ответ командование киевского округа объявляет о введении в городе осадного положения и комендантского часа.

Бои не местного значения

В ночь на 16 января отряд вольных казаков и 1 конный казачий полк, усиленные броневиком, пытаются взять под контроль «Арсенал» и распустить его рабочую дружину. Решено также разоружить большевистски настроенные полки им. Т. Шевченко и им. Сагайдачного. Мятежники отражают первую атаку украинских частей, но после ожесточенного боя красногвардейцев все-таки «выбивают» из «Арсенала».

А с полками не получилось. Подчиняясь командам из штаба восстания, солдаты обстреливают украинские подразделения из ружей, пулеметов и артиллерийских орудий. «Арсенал» снова занимают повстанцы и открывают артиллерийский огонь в направлении Педагогического музея.

В течение суток стрельба на Печерске практически не прекращается. Бойцов УНР поддерживают юнкера киевских училищ и бронеотряд.

На углу ул. Николаевской (сейчас Архитектора Городецкого) и Ольгинской происходит вооруженное столкновение между эскадроном конной милиции и повстанцами – потери с обеих сторон. Брест-Литовское шоссе и район Политехнического института взяты под контроль красной гвардией; на улицах появляются отряды матросов с пулеметами.

Начинается артиллерийская дуэль – снаряды повстанцев рвутся на ул. Пушкинской, Владимирской, Фундуклеевской (сейчас Богдана Хмельницкого), Прорезной. От ответного огня горит «Арсенал».

Попытки Рады добиться перемирия пресекаются ультимативными условиями восставших: арест «контрреволюционеров», роспуск вольного казачества, офицерских отрядов и милиции. Время переговоров используется большевиками для агитации в городе. В результате ряд воинских частей заявляет о нейтралитете.

Бои 17 января продолжаются в разных частях Киева. Украинская батарея с Батыевой горы обстреливает «Арсенал» и киевскую крепость. Под охрану взяты правительственные здания, телеграф, почта, типография Кульженко, где печатаются кредитные билеты.

Среди обывателей распространяются слухи о движении на помощь Центральной раде 20-тысячного польского корпуса.

С утра 18 января – катастрофа на железной дороге, где сходит с рельсов почтовый поезд ковельского направления; повреждено здание вокзала. В 11 часов отряд красногвардейцев окружает Старокиевский район. После ожесточенного боя большевики берут его под контроль. На Владимирской и Софиевской украинские части отступают. Повстанцы занимают телеграф. Их пулемет на террасе гостиницы «Прага» (Владимирская, 38) держит под огнем улицу вплоть до Педагогического музея.

Получив подкрепление, украинские части при поддержке броневиков после перестрелки вытесняют противника с Прорезной и Пушкинской на Крещатик и Думскую площадь (сейчас Майдан Незалежности). Шулявка, большая часть Брест-Литовского шоссе, Политехнический институт остаются в руках красной гвардии. Отсюда из пулеметов ведется обстрел окрестностей. К вечеру украинские войска захватывают «Арсенал» и разоружают солдат полка Сагайдачного. Часть Богдановского полка переходит на сторону Центральной рады.

Под давлением обстоятельств быстро формируется новое правительство во главе с председателем Всеволодом Голубовичем и пытается взять ситуацию под контроль.

19 января с утра и днем стрельба в Старокиевском районе – на Думской площади, Крещатике, Фундуклеевской и у вокзала. Позиции на Фундуклеевской, 11 у военного министерства (бывшая коллегия Павла Галагана) охраняются украинскими солдатами. Большинство частей гарнизона заявляют о поддержке Центральной рады. К двум часам дня украинцы выбивают большевиков из Политехнического института. Арестовано около 100 повстанцев: рабочих, солдат, студентов. Их конвоируют в Бендерские казармы на Лукьяновке.

К вечеру вокзал захвачен большевистским эшелоном. Украинский блиндированный поезд ведет обстрел привокзальной территории и путей. Ночью стихнувшая было стрельба разгорается с новой силой в районе улицы Владимирской и Софийской площади.

20 января основные стратегические позиции города контролируются украинскими войсками – «Арсенал», почта, телеграф, банки, Старокиевский участок. Большевики удерживают Михайловский монастырь, Подол, товарную станцию, часть заводов, водопровод и электростанцию.

Днем – столкновения на Сенной площади (сейчас Львовская) и в привокзальном районе. Вечером снова артиллерийская дуэль – большевики обстреливают улицы Большую Подвальную (сейчас Ярославов Вал), Большую Житомирскую, Владимирскую и Театральную (сейчас Николая Лысенко).

К вечеру украинские власти берут под контроль электростанцию и водопровод.

С утра 21 января большевики укрепляются на товарной станции, в железнодорожных мастерских, на ул. Полицейской (сейчас Ивана Федорова), части Большой Васильковской и в Николаевском костеле, где установлен пулемет. Большая часть города занята украинскими войсками. В «Арсенале» прекращается последнее сопротивление; прибывшие с фронта войска под командованием Симона Петлюры занимают вокзал. Полк им. Полуботко возвращается из «Арсенала» в казармы.

По Киеву распространяются воззвания с призывом начать работу предприятий, о завершении забастовки. Военно-революционный комитет большевиков постановляет прекратить восстание. Защитники железнодорожных мастерских не сдаются, и в 16 часов бои возобновляются. Орудия повстанцев подавляются украинским огнем. Большевиков теснят с Большой Васильковской. До вечера освобожден район вокзала. Здесь среди населения жертв немного – украинские патрули перед боем очищают улицы от прохожих.

22 января бои идут в районе товарной станции и Политехнического института. Утром броневагон большевиков продолжает обстрел города – снаряды рвутся в Университетском саду (сейчас Ботанический сад им. академика Фомина), на Лукьяновке, улице Прорезной и на Крещатике. Около 16 часов тяжелая батарея повстанцев с левого берега Днепра у Цепного моста (разрушен в 1920 г.) обстреливает Липки и Старый город.

Штаб-квартира большевиков на Подоле и склад оружия при ней заняты украинцами. В казармах разоружен понтонный батальон. Боевые столкновения происходят на Демиевке и в Кадетском гае; эшелоны, спешащие на помощь восстанию из Фастова и Белой Церкви, остановлены у Поста-Волынского.

22 января возобновляют работу правительственные и городские учреждения, начавшие восстановление коммунального хозяйства и организацию охраны города – формируется отряд добровольцев.

В полночь на 23 января ситуация вновь обостряется – в Дарницу прибывает большевистский бронепоезд передового отряда Михаила Муравьева. Его поддерживает броварской артдивизион. Ведется огонь по городу: по «Арсеналу», крепости и Педагогическому музею. В поддержку бронепоезда высаживаются два эшелона солдат и красногвардейцев. Прибывшие захватывают военный склад, орудия снова установлены на левом берегу у Цепного моста.

Украинская артиллерия открывает ответный огонь, а пехота перекрывает Цепной и железнодорожный мосты. С 12 часов огонь, который ведут большевики, превращается в ураганный. Снаряды рвутся на Печерске, Крещатике, Пушкинской, Кузнечной. Это уже не восстание, а гражданская война – констатируют в прессе.

Трагедия горожан и героизм врачей

События в городе делают жизнь киевлян невыносимой. 17 января начинается всеобщая забастовка. Останавливается трамвай, закрываются учреждения, пекарни, лавки, столовые, рестораны и рынки. Телефонная станция прекращает прием частных звонков. Распускаются по домам слушатели учебных заведений. Практически полная информационная блокада – газеты не выходят, только печатаются информационные бюллетени «Народной Воли», «Последние новости» и распространяется большевистская «Правда».

Улицы Киева пустеют. В середине дня 18 января прекращают работу водопровод и электростанция, контролируемые большевиками. Слабый ток воды в квартирах появляется 19-го к двум часам дня – киевляне запасаются ею впрок. Ночью в погруженном во тьму городе повсеместно происходят налеты на магазины, склады, квартиры. Мародеры не брезгуют обыскивать трупы.

Из-за закрытия магазинов в Киеве наступает продовольственный коллапс. На базарах начинают торговать с 21 января, но цены взлетают до заоблачных высот.

После вытеснения большевиков с электростанции и водопровода возобновляется подача электричества и воды.

В относительно спокойных районах магазины и пекарни открываются 22 января. К ним тут же выстраиваются огромные «хвосты», не разбегающиеся даже при артиллерийских обстрелах. Очереди за хлебом стоят и 23 января – жители на грани голода.

Масштаб разрушений начинает проясняться к вечеру 23-го – серьезно пострадали Печерский, Дворцовый, Старокиевский, Лыбедской и Бульварный районы. Практически целыми остались Подол, Лукьяновка, Шулявка и Брест-Литовское шоссе.

Первые жертвы среди мирных жителей появляются 16 января. Далее, по мере усиления артиллерийских обстрелов, их число растет. Снаряды буквально прошивают дома, унося жизни киевлян целыми семьями. Обыватели гибнут от пуль во время уличных перестрелок, в том числе женщины и дети. Среди погибших – член французской военной миссии полковник Журдан.

Убитых свозят к Военному госпиталю (ул. Госпитальная, 16), зданию семинарии на Вознесенском спуске, 20 (сейчас Национальная академия изобразительного искусства и архитектуры), Александровской больнице (ул. Шелковичная, 39/1) и Анатомическому театру (сейчас Национальный музей медицины Украины, ул. Богдана Хмельницкого, 37). Сюда приходят горожане для опознания тел родственников.

Подлинный героизм проявляют врачи скорой помощи, добровольческие санитарные дружины и отряды сестер милосердия. Раненым без различия их принадлежности оказывается помощь прямо под огнем; появляются пострадавшие среди медиков.

Киевские госпитали, лазареты и лечебницы переполнены. Они тоже попадают под обстрелы – 21 января взрыв в хирургическом отделении Военного госпиталя. Более 14 снарядов рвутся на территории Александровской больницы, есть жертвы и разрушения.

Днем 23-го собирается городская дума для обсуждения ситуации. Речь идет о помощи пострадавшим и о работе коммунальных предприятий. Городской голова Евгений Рябцов договаривается с рабочими водопровода и электростанции об их нейтралитете и с чехословацкими частями об охране. Дума постановляет отправить к большевикам депутацию, чтобы прекратить обстрелы больниц. Группа гласных сейчас же отбывает на левый берег в автомобиле под белым флагом.

Создается комиссия по надзору за соблюдением прав арестованных повстанцев и контролю мест их содержания.

Но большинство решений выполнить уже невозможно.  Муравьев отказывается прекратить обстрел.

Киев замирает на пороге первой советской оккупации.

загрузка...
загрузка...
Афиша Киева

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com