08:14   29.03.18

Как супружеская измена привела к измене государственной

К концу XIX – началу XX века одним из главных объектов внимания австрийской и германской разведок стал Киев. Генеральные штабы Австро-Венгрии и Германии считали этот город ключом, открывающим путь к дальнейшей победе в войне с Российской империей

Drang nach Osten

Если в 1897 году на территории Царства Польского, входящего в состав Российской империи, число немецких колонистов насчитывало 290 тысяч человек, то в 1913 выросло до полумиллиона. Всего по России к 1914 году в немецких колониях проживало более двух миллионов человек, значительная часть их расселилась по Волынской, Подольской и Киевской губерниям. Проживая и возделывая землю в России, поселенцы оставались подданными Германской империи, практически не смешивались с местным населением, а молодые немцы, достигнув призывного возраста, отправлялись на родину служить в германской армии.

загрузка...
загрузка...

Перед началом Первой мировой войны в Российской империи было зарегистрировано 439 юридических лиц с иностранным капиталом австрийского или германского происхождения. Известно, что на основании директив № 2348 и № 2348-бис германского генерального штаба, регламентирующих организацию осведомительной и разведывательной работы в Российской империи, каждое предприятие должно было предоставлять рабочие места определенному количеству сотрудников, являющихся агентами германской разведки.

На этом фоне понятным выглядит и увеличение westarbeiter – «западных работников», устремившихся в начале прошлого века на поиски счастья и достойной работы в Киев.

Надо ли объяснять, кто являлся основным нанимателями иностранной прислуги? Банкиры, промышленники, верхние эшелоны гражданских ведомств и воинского начальства. При этом если в среде дворянства отдавалось предпочтение французскому языку, то государственные служащие и военные больше тяготели к обучению своих чад немецкому. Таким образом, найдя удачное место, новоиспеченные горничные, бонны и гувернеры с немецкими и австрийскими паспортами могли рассчитывать на получение сразу двух зарплат. Одной – из рук своих хозяев-работодателей и второй – из специальных фондов австро-венгерской или германской разведывательных служб.

Интерес германской и австрийской разведок к Киеву не случаен. На рубеже веков город представлял собой не только крупный промышленный и торговый центр, но и являлся столицей Юго-Западного края империи. Именно в Киеве располагалась штаб-квартира Киевского военного округа, в который входили Киевская, Подольская, Волынская, Харьковская, Черниговская, Полтавская и Курская губернии. Одно дело собирать информацию по крупицам, раскинув широкую агентурную сеть. Это ежедневная трудоемкая и щепетильная работа, требующая привлечения большого количества людей. Другое дело – найти подходы к высшему руководству, что открывает несоизмеримо большие возможности в получении интересующей разведку информации. И это удалось.

Друг семьи

В 1870 году в Киеве начал предпринимательскую деятельность семнадцатилетний выходец из Австро-Венгерской империи Александр Альтшиллер. Поначалу он, не имея своего дела, представлял в городе интересы сразу нескольких немецких и австрийских концернов. Через несколько лет, подкопив заработанные на своих комиссионных средства, он создал транспортную компанию и открыл брокерскую фирму. К этому времени Киев уже называли сахарной столицей империи, и Альтшиллер сконцентрировал свои усилия на поставку в Россию товаров, необходимых для сахароперерабатывающей промышленности, и технику для сельского хозяйства, благо ее можно было завозить в страну беспошлинно.

К 1900 году Альтшиллер являлся владельцем транспортной компании, брокерской конторы, директором сахарного завода семейства Бродских, исполнительным директором и совладельцем Южно-русского машиностроительного завода. Его годовой доход составлял более 100 тысяч рублей. За 30 лет Александр Альтшиллер из скромного дилера вырос в важную и влиятельную особу и удостоился звания почетного консула Австро-Венгрии. С деловыми поездками он колесил по европейским столицам и отдыхал на модных фешенебельных курортах. В Киеве Альтшиллера хорошо знали – он свободно вращался в высших кругах киевского общества, часто приглашался на светские приемы и сам устраивал роскошные обеды.

На одном из таких мероприятий и состоялось первая встреча Александра Альтшиллера и Владимира Александровича Сухомлинова, недавно прибывшего в Киев в связи с назначением его начальником штаба Киевского военного округа. Познакомила их супруга генерала Елизавета Николаевна, отрекомендовав светского и любезного австрийца давним другом ее семьи. Такими знакомствами не разбрасываются, и Альтшиллер предпринял все возможные усилия, чтобы сойтись с семейством Сухомлинова поближе. Он часто бывает у них в гостях, закатывает в благодарность за приемы ответные роскошные обеды. Мужчины быстро сходятся и становятся друзьями.

Из своих европейских поездок австриец привозит новости «из первых рук» и щедро делится с Владимиром Александровичем свежими анекдотами, на которые генерал является большим охотником. При очередном посещении Вены Альтшиллер получает от австрийского генштаба задание вовлечь Сухомлинова в шпионскую деятельность, о чем, понятное дело, последнему не рассказывает. Альтшиллеру необходимо перевести отношения с генералом на качественно новый уровень. Задача сложнейшая – Виктор Александрович, несмотря на то что является давним германофилом, остается преданным императору Николаю II, пользуется его личным доверием и поддержкой. В материальном плане тоже чувствует себя вполне уверенно. В 1904 году Сухомлинов назначается на должность командующего войсками Киевского военного округа, а в 1905 получает пост генерал-губернатора Киевской, Волынской и Подольской губерний, сосредотачивая в своих руках высшую гражданскую и военную власть в Юго-Западном крае. Кроме того, становится едва ли не самым высокооплачиваемым российским чиновником – его годовое жалованье в сумме достигает 51 тысячи рублей.

Карьерный рост Сухомлинова сделал его еще более интересным объектом для австрийской разведки, а Альтшиллер по-прежнему топтался на месте в поисках крючка, на который можно было бы поймать генерал-губернатора. Как-то изменить ситуацию в свою пользу австрийскому агенту помогло несчастье. В 1904 году ушла из жизни Елизавета Николаевна, жена Сухомлинова. Умерла она при загадочных обстоятельствах, поговаривали даже о самоубийстве. Вдовец безутешно скорбел, и ближайшим человеком, подставившим свое плечо и оказавшим моральную поддержку, в это время оказался, конечно, Александр Альтшиллер. Недолгая и несерьезная связь с певицей из киевского мюзик-холла позволила генералу смириться с утратой и прийти в себя. Уже к концу 1905-го, на пятьдесят седьмом году жизни, он нашел новый объект для обожания, коим стала Екатерина Викторовна Бутович. Выяснилось, что новой любви генерала исполнилось всего лишь двадцать три года, она замужем, но это не смогло охладить его чувства. В тоже время у Александра Альтшиллера наконец появился шанс – он выяснил, что единственным слабым местом генерала является его страсть к женщине.

Дела амурные

Катя Гошкевич была дочерью наборщика и журналиста газеты «Киевлянин». Жила семья в довольно скромных условиях в квартире, находящейся над редакцией газеты. После того как отец ушел из семьи и переехал подальше, аж в Херсон, жить стало еще тяжелее. Мать Екатерины начала сдавать внаем одну из комнат в их квартире, подрабатывала акушеркой, но все же нашла средства, чтобы дать дочери более-менее приличное образование. Отучившись в женской гимназии и окончив курсы машинисток, Екатерина Викторовна устроилась на службу секретаршей в контору к мировому судье Рузскому, получая за эту скучную и обременительную для нее работу 25 рублей в месяц.

Все изменилось в 1902 году, когда в контору по каким-то своим делам зашел полтавский помещик Виктор Николаевич Бутович. Относительно молод, достаточно красив и, несомненно, богат. Катя Гошкевич была настолько умна, настолько хороша собой, настолько мила в обращении, а печатная машинка настолько ей наскучила, что уже на следующий год Екатерина Викторовна стала женой этого двадцативосьмилетнего аристократа.

Владимир Николаевич искренне полюбил свою Катеньку и ни в чем ей не отказывал. Увезя в свое имение, он сдувал с нее пылинки, а в довесок к любви предоставил молодой жене ежегодную ренту в 20 тысяч рублей. Иметь на расходы не 25, а 1600 рублей в месяц было несоизмеримо приятнее, но новоиспеченной помещице в уединенном имении было нудно и тоскливо. Она даже родила своему супругу сына Юрия, но развеяло ее скуку это событие ненадолго. Каких усилий стоило молодой женщине убедить супруга в необходимости отпустить ее одну в вояж по курортам южной Франции, одному богу известно. Но в результате красота победила разум, и Екатерина в 1905 году укатила на Ривьеру. Там, прогуливаясь по бульварам Биаррице, она познакомилась с довольно пожилым, но очень обходительным, остроумным и галантным генералом. Владимир Александрович Сухомлинов словно фосфорная спичка запылал к Екатерине яркой и неудержимой страстью едва ли не после первой встречи. Возможно, все случилось бы в ближайшие недели, но курортный роман был грубо прерван – в Киеве происходили массовые беспорядки, и для наведения порядка и законности понадобилась твердая рука генерал-губернатора.

Цветочно-букетный период отношений вдового генерала и замужней прелестницы продолжался до 1907 года. Сухомлинов засыпал Екатерину подарками и любовными телеграммами. При малейшей возможности он срывался из Киева и мчался в Полтаву, где стал в доме Бутовичей частым гостем. Весной 1907 года, воспользовавшись отсутствием хозяина дома, который уехал по делам в Кишинев,  наконец достиг вожделенной цели – Катя согласилась разделить с ним постель.

Ничего не подозревающего мужа по возвращении домой ждало пренеприятнейшее известие. Его Катенька требовала срочного развода и 200 тысяч рублей «выходного пособия». Кроме того, Бутович должен был отказаться от опеки над сыном, и что самое обидное – взять юридическую ответственность за развод на себя. Виктор Николаевич был удивлен, расстроен, оскорблен и, естественно, ответил отказом. Он попытался наказать человека, ставшего причиной его бед, вызвав генерала на дуэль, но тот вызов просто проигнорировал. Катерина требовала развода. Сухомлинов грозил употребить для воздействия на Бутовича весь доступный ему админресурс. Обманутый муж писал во все инстанции – начиная с пасквилей в бульварные газеты, заканчивая жалобами в Святейший Синод и на «Высочайшее имя». Возникла патовая ситуация – ни одна из сторон не шла на уступки, обмениваясь только угрозами и оскорбительными письмами.

Для Александра Альтшиллера настал звездный час. На правах старого друга Владимира Александровича он быстро сдружился и с Екатериной Викторовной. Заручившись согласием генерала, старый друг новой семьи развил кипучую деятельность. Он лично выехал в Ниццу, где в отеле Chateau des Baummetes поселился брошенный и оскорбленный супруг Екатерины. Бутович снял сразу два номера – в одном жил вместе с сыном Юрием, а во втором поселилась нанятая им для присмотра за мальчиком гувернантка Вера Лоране. В Ницце Альтшиллер с помощью команды частных детективов собрал толстую пачку компромата на Бутовича. В показаниях, данных служащими отеля, утверждалось, что Бутович неоднократно уединялся в номере с гувернанткой и находился там довольно продолжительное время. Кроме того, отношения нанимателя с прислугой были настолько фамильярны, что не оставляли сомнений в их близости.

Добытые таким образом «неоспоримые доказательства» и некоторое количество наличных денег позволили Альтшиллеру выиграть бракоразводный процесс и добиться развода Екатерины Бутович с ее мужем. С этого момента для генерала Сухомлинова и его будущей жены не было ближе и роднее человека, чем Александр Альтшиллер.

И без того немалое доверие, которым пользовался киевский предприниматель и по совместительству австрийский шпион у российского генерала, стало просто безграничным. Александр Альтшиллер получил возможность в любое время посещать Сухомлинова в доме и на службе. Генерал настолько проникся к своему «старому другу», что без малейших сомнений оставлял его в своем кабинете, не запирая и даже не убирая со стола важнейшие документы, будь они даже строжайшей формы секретности.

В 1908 году Владимир Александрович и Екатерина переехали в Петербург. С благоволения императора Сухомлинова назначили на должность начальника Генерального штаба. В марте следующего года он и вовсе достиг вершины военной карьеры, став военным министром. Надо ли удивляться, что уже в 1910 году в Петербурге открылось новое отделение Южнорусского машиностроительного завода, а возглавил его лично Александр Альтшиллер, также перебравшийся в столицу.  В доме военного министра он бывал практически каждый день, а его супруга постоянно получала от «друга семьи» подарки вроде коллекции мехов в несколько десятков тысяч рублей.

Дружба Альтшиллера и Сухомлинова окончилась печально. Для генерала, разумеется. Его, несмотря на заступничество императора, обвинили в измене, взяточничестве и халатности. Множество вопросов у офицеров российской контрразведки накопилось и к Александру Альтшиллеру, но тот успел вовремя покинуть пределы Российской империи.


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com