стройка
фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»
12:02   04.12.18

Как в Киеве борются со скандальными стройками

Как возникают скандальные стройки в исторических районах города и почему городские власти борются с ними годами. Почему генеральный план развития города не работает и что последует за законом о запрете на торговлю алкоголем в ночное время. Обо всем этом «Большому Киеву» рассказал депутат фракции «Солидарность» в Киевраде, член комиссии по вопросам градостроительства, архитектуры и землепользования Владислав Михайленко.

Владислав Михайленко
Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

— В Киеве регулярно разгораются скандалы вокруг строек в исторической части города. Как правило, общественность узнает, что в районе с малоэтажной старинной застройкой, где пролегают туристические маршруты, застройщик планирует возвести высокий отель или офис. Что происходит на самых скандальных объектах?

– В Киеве, действительно, есть такие площадки, где все законно, но свое право на строительство инвесторы получали через суд и теперь не так просто что-то изменить. Яркий пример – здание-монстр на Валах. Я занимаюсь этим объектом, и для меня это важно. С юридической точки зрения стройка законна, у них есть все документы, в том числе полученные через суд. Но все же видят, что это ужасно: здание выстроено прямо на тротуаре, явно выше, чем весь исторический Подол. Мало того, этажи, построенные выше голубой линии, уже проданы, а компания превращена в банкрота. Здесь возникает треугольник: застройщик, инвесторы и городская власть. Ситуация фактически переходит в политическую плоскость.

новостройка
Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

То же самое происходит на Андреевском спуске, где общественники выступают против строительства многоэтажного отеля. Переговоры ведутся на уровне городской власти, застройщика и инвесторов. Там оформлены все документы, но компании предложили вынести свой проект на градостроительный совет и вместе с группой профессионалов – урбанистами, градостроителями, архитекторами – прийти к общему решению. Городским властям удалось отменить карточку на временное нарушение благоустройства. Этот документ давал право на установку строительного забора, а значит, ведения строительных работ. Поскольку компания отказывается обсуждать свой проект на градостроительном совете и есть финансовая задолженность застройщика перед городом, Киеврада проголосовала за расторжение договора аренды земли. 

Андреевский спуск
Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

— Таким образом, постарались притормозить строительство. Такая себе игра мускулов. А почему такие ситуации вообще возникли? Документы застройщикам кто выдавал?

– За последние четыре года участки в центре города практически не отводились. Большинство скандалов – это исторические территории и внутриквартальные точечные застройки. Как правило, это все старые договоры аренды еще 2000-х. Тогда же были оформлены документы на строительство в соответствии с действовавшим тогда законодательством. А закон, как известно, обратной силы не имеет. Обходных маневров тогда было больше. Чего не разрешали городские инстанции – добивались через суд. Теперь приходится все это как-то разбирать.

— Какой же выход?

– Каждую ситуацию надо рассматривать отдельно. В случае с Андреевским спуском в переговоры со строительной компанией вступил мэр города Виталий Кличко. В таких конфликтах влияет личный авторитет, договариваться приходится в том числе с иностранными инвесторами. К мэру в кабинет приходят собственники помещений дома на Валах и говорят: ваш город, ваше государство разрешили эту стройку, я вложил в нее деньги и имею на это право, это мое. Застройщик отказывается давать компенсации своим клиентам. Надо искать варианты. Одновременно город судится за снесение этажей выше голубой линии.

— Есть примеры успеха в борьбе с такими стройками?

– Самый известный пример – это Дом профсоюзов, на котором во время реконструкции вдруг надстроили еще один этаж. Причем документы на строительство действительно были. Киевской городской администрации пришлось в судах доказывать, что эта надстройка незаконна. Суды длились полтора-два года, все это время стройка продолжалась. То есть застройщик может быть неправ, но продолжать строить, а городская власть не может просто остановить работы на площадке или демонтировать. Город сначала должен доказать, что документы получены незаконным способом. Только после решения суда и постановления исполнительной службы департамент благоустройства может приступить к демонтажу. В случае с Домом профсоюзов городу это удалось.

Лично мне удалось остановить незаконную надстройку на Пассаже, который называют домом-улицей. Жильцы получили документы на реконструкцию квартиры и решили добавить еще один этаж. На памятнике архитектуры в самом центре города. Дальше в таких случаях «строители» обращаются в суд для узаконивания уже построенного, поскольку это «новостворене майно, яке їм належить». Но вовремя заметили и остановили строительство.

Считаю, что таких конфликтных строек, малых и больших, становится меньше. Нужно время на проведение судебных процессов и переговоров, и конфликты исчерпаются.

застройка Киева
Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

— А «договариваться» о строительстве пытаются?

– Такое случается, но в отношении скверов на моем округе, на Оболони. Практически везде, где была или могла быть стройка, а мы с жителями начали оформлять зеленую территорию, приходили какие-то люди с предложением: помоги нам – и мы поможем тебе. Такие гости приходят ко всем депутатам. Серьезные разговоры проходят без шума и митингов. И мы никогда не узнаем, почему выросла та или иная свечка и получил ли кто-то за это вознаграждение.

Вообще определенный прессинг и противостояние – норма общественной деятельности. И я, и жена в это вовлечены давно: состояли в студенческих советах, работали в юридических консультациях. Против стройки я выступал на общественных началах. Просто с депутатской корочкой к этому больше внимания.

— Строители со своей стороны тоже возмущаются: в Европе нет такого сопротивления со стороны населения, как у нас.

– В Европе совершенно другая ситуация: там нет земли в коммунальной собственности. Пражский горсовет или Берлинский не занимаются выделением земли под застройку компаниям. И земля, и здания находятся в частной собственности. А власти занимаются своими основными функциями: регулируют внешний вид построек, сроки ведения работ, стимулируют к быстрому завершению проекта. У нас же в центре города пятнадцать лет может стоять забор, потому что компания получила землю и даже документы на ведение строительства, а потом двадцать лет ищет на все это покупателя.

Конфликты, конечно, есть и в Европе, но они не носят хронический характер. Например, в Берлине хотели застроить старый аэропорт, построенный еще до прихода Адольфа Гитлера к власти и расширенный при нем. Берлинцы выступили против, и местная община инициировала проведение плебисцита. В результате застройку большой территории и исторической местности отменили. У нас такие инструменты существуют пока в теории – те же инициативы. Все-таки европейские страны свое законодательство совершенствовали столетиями, а мы – только 27 лет.

 аэропорт Темпельхоф в Берлине
Исторический аэропорт Темпельхоф в Берлине очертаниями повторяет орла с распростертыми крыльями

— В одном из своих интервью вы говорили, что генеральный план развития Киева на данный момент не эффективен и надо руководствоваться Детальными планами территорий. Почему?

– Генеральный план – это документ развития города на 25 лет, в котором должны предусмотреть увеличение населения города, транспортных потоков, нагрузку на инфраструктуру, развитие технологий, и все это на два с половиной десятка лет вперед. Но разве в 2012 году кто-то мог предположить, что Киев одномоментно пополнится на 200 тысяч жителей из-за войны. И это только официально зарегистрированных беженцев. Также невозможно было учесть, что через четыре года город получит обратно в свою собственность городские сети, которые были приватизированы «Киевэнерго». Генплан должен учитывать и строительство больших инфраструктурных проектов, которые финансирует государственный бюджет. Но при этом у нас нет стратегических инфраструктурных госпрограмм. А через десять лет могут появиться.

В Китае поступают следующим образом: выходят в поле, рисуют, как должен выглядеть город будущего, и начинают строить. Или в существующем городе отселяют целые районы, сносят их и строят новые. Хотелось бы, чтобы Киев имел бюджет в десятки миллиардов не гривен, а долларов – тогда и мы могли бы поступить так. Пока разработка документа, который мы не сможем соблюдать, — это большие по нашим меркам и напрасные траты.

строительство в Китае
Строительство в Китае

– Ситуативный выход, пусть и не очень хороший, это детальные планы территорий. Они покрывают не весь Киев, но это и немалая площадь в несколько гектаров. В них рассчитывается развитие района на те же 10-20 лет и даны четкие правила его наполнения: сколько мест должно быть в школах и детских садиках, сколько жилья, сколько метров зеленых зон, разъезды и выезды. Этого достаточно, чтобы в городе работала строительная отрасль и не останавливалось экономическое развитие. Не обязательно весь Киев превращать в стройплощадку.

— Как депутат, считаете нужным закон о лоббировании, и почему его нет?

– Такое законодательство есть во многих странах мира и в таких, которые по уровню национального богатства близки к Украине. Мы все знаем, что многие депутаты являются богатыми людьми, у них есть свой бизнес, который, как правило, соприкасается со службами города. Логично предположить, что здесь смешиваются общественные и свои личные интересы. Закон о лоббировании делал бы эту сторону политики публичной и экономически выгодной городу – в виде налогов.

Владислав Михайленко
Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Мое мнение, которое может вызвать много возражений: у нас закон о лоббировании не принят только потому, что депутатов выгодно «держать на прицеле». Например, нужно склонить депутата к голосованию за определенный законопроект – взяли историю деятельности его компании, нашли участие в бюджетных тендерах и пригрозили обвинением в лоббизме, а значит, в коррупции. Это удобный способ влияния.

Владислав Михайленко
Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

— Как вы оцениваете ограничение продажи алкоголя в ночное время?

– Все противники, с которыми я общался, почему-то считают, что у них пытаются отобрать право употреблять алкоголь. Воспринимают это как «сухой закон». Это не так, никто не собирается ограничивать права, это личное здоровье каждого, и каждый из нас сам им распоряжается.

Ведь 95% людей, которые приходят за алкоголем ночью или рано утром, выпивают его здесь же, под магазином, и создают огромнейшую проблему для окружающих. У нас огромные проблемы с преступностью и правонарушениями именно в состоянии алкогольного опьянения.

Цивилизованно отдохнуть можно в барах и ресторанах. Закупить запас домой тоже можно. Во всех странах правила торговли регулируют в первую очередь продажу алкоголя, во вторую – табака. Это не ограничение прав пьющих и курящих, это соблюдение прав всех жителей, в том числе на спокойный сон и безопасную среду.

Чтобы приучить предпринимателей выполнять это решение Киеврады, в ближайшее время состоится ряд серьезных рейдов с составлением протоколов про административное правонарушение. Наказание: от штрафа до лишения лицензии.


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com