08:41   03.05.18

Как в Киеве деньги конвертировали

На втором году войны экономика треснула, а на третьем — расползлась по швам. В образовавшиеся щели сразу полезли нечистоплотные дельцы, спекулянты, взяточники, растратчики, взяточники  и казнокрады. Не преминули воспользоваться возникшим товарным дефицитом и мошенники, втираясь в доверие и бессовестно обманывая киевских предпринимателей

В годы Первой мировой войны киевские мошенники внедрили в городе услугу по обмену настоящих денег на резаную бумагу.

«Большой Киев» уже рассказывал о мошенниках, промышляющих в городе в 1898 году. Спустя 18 лет киевляне остались все такими же наивными и доверчивыми, а городские мошенники на замену старым и ставшим широко известным комбинациям придумывали новые аферы.

загрузка...
загрузка...

Деньги под сукно

5 февраля 1916 года в швейную мастерскую Краснопольского, расположенную в доме № 41 по Бульварно — Кудрявской улице,  явился почтенного вида господин, сделавший ее хозяину весьма выгодное предложение – приобрести по очень хорошей цене большую партию забракованного военного сукна. Хозяина магазина такая возможность чрезвычайно порадовала. Еще бы, и цена хорошая, и сукно на втором году войны было в дефиците. А то, что по каким-то причинам интендантская служба  Юго-Западного фронта материал забраковала, совсем не страшно. То, что не сгодилось для армейской шинели, пойдет на шинели для гражданских чиновников, студентов и гимназистов.

Все, что требовалось для совершения этой сделки, это приготовить 300 рублей задатка — именно в такую сумму новоявленный благодетель оценил «свой интерес» — и вместе с ним поехать на склады службы тыла, чтобы выкупить там вожделенный материал.  Краснопольский отсчитал из своей кассы нужную сумму и сложил купюры в услужливо предложенный господином конверт. Господин этот был настолько услужлив, что не только предложил конверт для денег, но и собственноручно заклеил его «для пущей  сохранности», тут же вернув в руки хозяина мастерской.

Уже через несколько минут оба наших предпринимателя, подозвав извозчика и сговорившись о цене, отправились в сторону Зверинца, где, по словам услужливо господина, находились военные склады и хранилось бракованное сукно. Однако доехать не получилось – по дороге у продавца «прихватил живот», и он, попросив пару минут подождать, отправился в ближайшую подворотню.

Когда пара минут ожидания незаметно переросла в четверть часа, Краснопольский начал беспокоиться о здоровье своего контрагента. Еще через полчаса хозяин мастерской, уловив сочувствующий взгляд извозчика, ясно представил, как под его щегольским начищенным котелком начинают отрастать ослиные уши. Двор, в котором скрылся «услужливый господин», оказался проходным. Далее все было довольно предсказуемо: из запечатанного конверта при вскрытии выпали не 300 рублей, а аккуратно нарезанная и сложенная бумага.

Дело о свином сале

На следующий день заметку о случившемся напечатал «Киевлянин» под заголовком «Новый вид мошенничества». На самом деле совсем новой эту аферу назвать было трудно, ровно неделю назад та же газета в рубрике «Мошеннические проделки» уже сообщила о подобном случае. Правда, довести свой преступный умысел до конца у злодея не получилось «по обстоятельствам от него независящим». Дело было так. 27 января в колбасную лавку в доме № 92 по Большой Васильковской улице заглянул молодой человек в солдатской форме, который дождался, пока все посетители сделают свои покупки и оставят помещение лавки, попросил у приказчика вызвать ее хозяина. Николай Кисилев, оторванный от своих важных колбасных дел, поначалу отнесся к визитеру неприветливо. Однако, узнав цель его прибытия, резко изменил свое к нему отношение.

Солдат, представившийся Игнатием Ястребовым, оказался не простым бездельником, а уполномоченным заведующего хозяйством одной из армейских частей, квартирующих в Киеве. У этого завхоза, по словам Ястребова, при «заготовке жиров» образовался переизбыток свиного сала. Для того чтобы лишнее сало не испортилось, его избыток нужно было срочно преобразовать в «звонкую монету» или, на крайний случай, в хрустящие купюры.

Сало, конечно, не было таким большим дефицитом, как сукно, но распределялось по лавкам из городских боен под пристальным контролем продовольственной комиссии Киевской городской управы. По мнению Киселева, доля «общегородского сала», выделяемая для его лавки, была ничтожно мала, и заполучить дополнительную партию этого продукта было бы большой удачей. Цена, запрашиваемая военными, была настолько умеренна, что потраченные на покупку расходы в 1000 рублей окупились бы в один-два дня, а при удачном стечении обстоятельств сумму можно было бы удвоить, а то и утроить.

Уже подсчитывая будущие барыши, хозяин лавки принял предложение Ястребова без малейшего сомнения и тут же согласился на совершение сделки. Далее все происходило по уже известной нам схеме. Киселев достал тысячу рублей и передал их Ястребову,  чтобы тот уложил деньги в приготовленный им конверт. При этом хозяин лавки настолько доверился солдату, что в момент упаковки денег не контролировал этот процесс, а отвернулся к одежной вешалке, снимая с крючка и надевая шубу.

Мошенник получил возможность провести все необходимые манипуляции – подменить конверт или не мудрствуя лукаво сразу сложить в него резаную бумагу. Вот тут-то схема и дала сбой. Ястребов, почувствовав, что поймал удачу за хвост, решил сократить сценарий — оставил запечатанный конверт на прилавке, а сам, не дожидаясь хозяина, вышел на улицу. Киселев, услышав стук захлопывающейся входной двери и увидев, что пакет с деньгами лежит без присмотра, сразу заподозрил неладное. Предчувствие его не обмануло – вместо денег в конверте оказалось бумага.

Тут же Николай Киселев выскочил на улицу и, увидев спину быстро удаляющегося афериста, поднял тревогу.  С помощью подоспевших городового и местных дворников жулика быстро поймали, скрутили и доставили в полицейский участок. При обыске из тысячи рублей, выделенных на сало, у Ястребова обнаружили чуть больше половины — 597.  Недостающую часть мошенник успел передать своему подельнику, ожидающему у входа в магазин. Скорее всего, отдать он должен был всю сумму, чтобы в случае возможного задержания труднее было доказать его вину. Но и тут мошенник нарушил требования «техпроцесса», утаив часть «дохода, приобретенного неправедным путем» от своего товарища. За что и поплатился. Процедуру надо соблюдать…

По заветам предков

Схема подобной «конвертации» наличных денег дожила до наших дней. За 70 лет советской власти несколько сменившихся поколений мошенников довели ее до совершенства. Особую популярность в преступных кругах она вновь набрала в конце 70-х, начале 80-х годов прошлого века. На сберегательных книжках и домашних тайниках под стопками постельного белья киевлян начали накапливаться приличные суммы. А вот приобрести за эти честно заработанные деньги цветной телевизор, катушечный магнитофон или мебельный гарнитур заграничного производства было непросто. На прилавках магазинов стояли «выставочные экземпляры», а купить дефицит для среднестатистического простого горожанина можно было, только записавшись в практически бесконечную очередь, или «из-под прилавка», значительно переплатив при этом.

Вот тут-то мошенники и припомнили комбинацию, появившуюся еще в дореволюционные годы. В 1989 году в одном из  районных народных судов Киева слушалось уголовное дело о совершении целого ряда эпизодов «противоправного завладения чужой собственностью путем мошеннических действий. Подсудимый специализировался на «продаже» цветных телевизоров. Работал он в киевских универмагах и специализированных магазинах.  К потенциальному покупателю, с тоской разглядывающему такие близкие и такие недоступные «Рубины» и «Березки», он подходил в синем рабочем халате, изображая из себя сотрудника отдела электроаппаратуры.

Ради завязки разговора он рассказывал своей будущей жертве об особенностях той или иной модели, указывал на достоинства и недостатки, проводил сравнительный анализ их характеристик, выявлял предпочтения покупателя. В какой-то момент оказывалось, что этот добрый человек может помочь не только хорошим советом, но и реальным делом. За символическую переплату в 10 или 25 рублей телевизор можно было бы купить здесь и сейчас.

После достижения окончательной договоренности на свет из нагрудного кармана появлялся…  слегка примятый, согнутый пополам конверт. Деньги в него покупатель складывал самостоятельно. В руки «консультанту» он попадал всего лишь на пару секунд, чтобы тот мог поставить на конверте специальную отметку для кассира. Конверт ложился на канцелярскую книжку (какой консультант без канцелярской книжки), на нем шариковой ручкой рисовалась замысловатая загогулина, и тут же деньги возвращались в руки будущих владельцев цветного телевизора. Точнее возвращались уже не деньги, а резаная бумага, уложенная в точно такой же слегка измятый и сохранивший след от изгиба конверт с точно таким же автографом.

Подмена производилась просто и элегантно. Едва кончик ручки отрывался от бумаги конверта, мошенник указывал ею на кассу. Взгляд покупателя на долю секунды отрывался от денег в указанном направлении. Этого вполне хватало для того, чтобы перевернуть канцелярскую книгу. Заранее подготовленный и ожидающий своего времени конверт с «куклой» оказывался вверху и передавался жертве, а его двойник с деньгами оказывался внизу, чтобы затем незаметно переместиться в боковой карман на халате афериста.

Дальше шло последнее напутствие – в целях конспирации передать конверт кассиру молча, ни в коем случае не называя покупку, «она и так все поймет». Далее покупатель шел занимать очередь в кассу, чтобы оплатить свою покупку, а «консультант» отправлялся в подсобку, чтобы вывести оттуда телевизор.  Дальнейшее развитие событий в разных магазинах происходило практически одинаково. Кассиры с недоумением рассматривали протянутые им конверты. Некоторые возвращали их сразу, некоторые вскрывали. В любом случае на свет появлялась резаная бумага, как правило, перекидные календари. Их наш мошенник особо любил: и дешево, и возиться недолго.

Подобные аферы сходили «телевизионщику» с рук больше года. А попался он правоохранителям, когда попытался сменить профессию. Зайдя однажды в один из магазинов радиотоваров, он обнаружил, что за прилавком нет ни одного продавца, а на прилавке у самого выхода стоит телевизор. Недолго думая, он схватил его в охапку и потянул на выход, чем немало удивил работника торговли, наклонившего в этот момент, чтобы завязать шнурок на ботинке.

Мораль у этой истории двойная – не доверяйте незнакомым людям и никогда не кладите свои деньги в чужие конверты.

загрузка...
загрузка...
Афиша Киева

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com