12:00   08.03.18

Как женщины начинали свою борьбу

Вырвать прекрасный пол из замкнутого круга Kinder – K?che – Kirche и открыть ему доступ к политической борьбе, карьерному росту и науке

Дети, кухня, церковь – вот  что на рубеже XIX и XX веков, по мнению подавляющего большинства мужчин, правительств, созданных и возглавляемых мужчинами, газет и журналов, издаваемых мужчинами, должно было занимать все мысли и устремления представительниц противоположного пола. Да, женщин боготворили, в их честь сочиняли романы и поэмы, из-за них сражались на дуэлях, им посвящали научные труды и ратные подвиги. Да, мужчины преклоняли перед ними колени, шли на жертвы и лишения. Но при всем этом мужчины отказывались признать своих матерей, сестер, жен, дочерей, любимых равными себе членами общества, способными принимать участие в политической и экономической жизни, получать высшее образование, работать в государственных и финансовых учреждениях, занимать технические и руководящие должности.

Орешек знаний тверд

Подобная ситуация могла бы продолжаться еще достаточно долго, но в середине девятнадцатого века в дамских кругах Российской империи обострилась тяга к знаниям и возникла мода на образованность.  Виновником этого стал император Александр II, в 1856 году повелевший создать в губернских городах женские школы, дающие девочкам курс предметов, приближенный к мужским гимназиям.  В течение следующих лет были организованы женские училища в Петербурге, Вильно, Ковно, Минске, Гродно. В Киеве первое женское училище было открыто в 1859 году.

Следующим шагом стало приобщение прекрасного пола к высшему образованию. В то время в российских университетах устоявшейся практикой было проведение публичных лекций, посетить которые имел право любой желающий.  Начиная с 1860 года на университетских лекциях начали появляться первые слушательницы, причем количество их постоянно росло. Особая комиссия министерства просвещения по подготовке нового университетского устава ввиду увеличивающегося числа представительниц женского пола, желающих посещать лекции, поставила перед руководством российских университетов вопрос о возможности и целесообразности пребывания в университетских аудиториях женщин, допуска их к испытательным экзаменам, присвоения ученых степеней и дальнейшей реализации полученных знаний.

Московский и Дерптский университеты ответили категорическим отказом. Казанский и Петербургский университеты считали, что женщины вполне могут слушать лекции вместе со студентами мужского пола. К испытаниям их следовало бы допускать на правах вольнослушателей. Мнения разделились только в отношении дальнейшего трудоустройства выпускников. При этом петербуржцы полагали, что получившие диплом университета могли бы заниматься медицинской практикой и работать только в женских высших учебных заведениях, а казанцы не считали необходимым введения подобных ограничений.

Профессура Киевского университета Святого Владимира была прогрессивней, заявив, что женщины могут учиться как в роли вольнослушателей, так и в качестве студентов университета.  Подобного мнения придерживался и Харьковский университет. Более того, по мнению харьковских профессоров,  получившие университетские дипломы выпускницы должны иметь такие же права по устройству на государственную службу, как и выпускники-мужчины.

Однако в окончательном варианте университетского устава победила точка зрения Московского университета, согласно которой студентами могли стать только молодые люди, достигшие семнадцати лет, получившие гимназическое образование или сдавшие там экзамены экстерном. Женщинам доступ в университетские аудитории был закрыт, и они остались за бортом высшего образования.

Именно с этого момента в Российской империи началось движение женщин за свои права – пока только за право на высшее образование. В российские государственные университеты доступ женщинам был закрыт, и у них оставалось только два пути. Первый – получение высшего образования за границей. Имеющие достаточные финансы и хорошо владеющие иностранными языками именно так и поступили. Только в университете Цюриха студентки из Российской империи составляли более 40 процентов от общего числа слушательниц женского пола.

Вторым путем к высшему образованию стали негосударственные высшие учебные заведения, созданные и финансируемые на частные средства. В Киеве высшие женские курсы открылись в 1878 году. И случилось это благодаря нескольким киевлянкам. Госпожи Алексеева, Антонович, Ватинова, Горовая, Покровская, Толочинова и Гогоцкая собрали на открытие курсов 550 рублей, чего вполне хватило на аренду аудиторий и оплату труда преподавателей.  В первый год на курсы поступили 324 слушательницы, в последующие годы желающих было гораздо  меньше – в среднем от 120 до 150.  И не потому что киевлянки потеряли интерес к образованию. Главная проблема заключалось в том, что полученные знания негде было реализовывать – в Российской империи просто отсутствовали рабочие места для женщин с высшим образованием.

«Где работать мне тогда, чем мне заниматься?»

Образованные девушки и женщины были востребованы только в двух отраслях – образовании и здравоохранении. При этом получивших гуманитарное образование курсисток ждала работа в начальных школах, женских училищах и на курсах. В медицине – преимущественно место акушерок. На государственной службе, в кредитно-финансовых учреждениях и конторах больших предприятий женщин на работу не принимали.

Объявления, публикуемые в киевских газетах начала прошлого века, дают представление о том небогатом выборе занятий, благодаря которым женщины, молодые и не очень, могли бы зарабатывать себе на жизнь: прислуга, портнихи, поварихи, швеи, экономки, прачки. Удачей для бывшей курсистки, ищущей работу, было место машинистки в конторе или продавщицы со знанием немецкого, французского и английского языков.

Для отдельных, наиболее творческих личностей, лежал путь в «шоу-бизнес» — актрисами в городские театры и начинающий набирать обороты кинематограф, певичками в кафешантаны и тому подобные увеселительные заведения.

Оставшимся не у дел барышням оставалось одно – подыскать хорошую партию и удачно выйти замуж, засунув диплом об образовании в комод под старые чулки или повесив на стену над диваном. Но высшее образование, кроме базы знаний по изученным предметам, дает еще один навык – умение системно мыслить, искать причины и разрабатывать выходы из тупика.

Что-то надо менять

Именно такие, не опустившие руки, не увязшие в быте и детских пеленках, ищущие пути к самореализации и стремящиеся к переменам женщины стали участниками нового женского движения.  «Русское женское взаимно благотворительное общество», «Союз равноправия женщин»,  «Общество женского труда», «Российская лига равноправия женщин» и еще добрый десяток женских обществ, союзов и кружков начали активную борьбу за женские права.

В 1905 году «Союз равноправия женщин» публикует свой устав и программу, в которой заявляет, что считает необходимым:

«1. Созыв учредительного собрания на основании всеобщего, прямого, тайного избирательного права без различия пола, веры, национальности…

2. Признание прав всех народов, входящих в состав России, на политическую автономию и национально-культурное определение.

3. Уравнение всех политических и гражданских прав женщин с мужчинами во всех областях жизни и всех слоях общества без ограничения прав замужних женщин».

К 1914 году Российская лига равноправия женщин имела свои отделения во всех губернских центрах и еще в полусотне городов империи. 19 марта 1917 года более 40 тысяч женщин вышли на улицы Петрограда и заставили Временное правительство признать для граждан обоего пола равные избирательные права. 23 июня 1917 года киевлянки первый раз в истории города приняли участие в выборах городского самоуправления. В итоге гласными Киевской городской думы тоже впервые стали сразу четыре женщины – представители трех политических сил, разделивших мандаты на первых же в Киеве демократических выборах. После октябрьского переворота 1917 года деятельность феминистских организаций была запрещена большевиками.

«И что теперь осталось? Только имя…»

Только в 1921 году в Москве вспомнили об участии женщин в свержении самодержавия. Впрочем, о феминистках, разгоняющих на своих хрупких плечах маховик революции, тогда решили не упоминать. Видимо, сочли их о «социально чуждыми элементами». Иконой дня назначили немецкую феминистку и коммунистку Клару Цеткин, благо именно она в далеком 1910 году предложила отмечать международный женский день.  Чуть ли не в каждом городе на «одной седьмой части земной суши» улицы были названы именами Карла Либкнехта, Розы Люксембург и, конечно же, Клары Цеткин.  В Киеве такая улица появилась в 1958 году и просуществовала до середины 1970-х. В Харькове то же имя с 1920 до конца войны носила одна из центральных улиц города – Рымарская. Сохранились такие названия улиц в Минске, Челябинске, Перми, Москвы и еще десятка городов.  А знаете ли вы об улицах или площадях, названных в честь отечественных феминисток, вступивших в бой с царской бюрократической машиной более 110 лет назад?


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com