09:09   28.06.18

Киев, который никому не нужен

Если бы существовала машина времени, то вряд ли коренной киевлянин, попавший в современную столицу из 1990-х, узнал бы сейчас родной город. Даже мне, приехавшей в Киев в 2004 году, трудно узнать в новопостроенных зданиях и уменьшенных в разы парках тот Киев. И это не удивительно, ведь часть зданий снесли, а многие памятники архитектуры так и стоят одиноко без ремонта

И только ждут, когда же наконец отмоют и «освежат» их фасады. «Большой Киев» предлагает провести экскурсию и рассказать вам о домах, которые мы скоропостижно теряем.

Обреченные

В Киеве в последнее время идет настоящая охота на дома исторического значения. А скорее на землю, на которой они стоят. Захватчики используют стандартную для нашей страны схему: оформляют право собственности. Покупают, арендуют или создают фиктивное ОСМД, доводя дом до аварийного состояния. И лакомый кусочек столичной земли готов под постройку очередной высотки или офисного здания.
Часто используют такие негуманные методы, как поджог или реконструкция. В результате перестройки достопримечательность теряет свою историко-культурную ценность. Такая судьба у усадьбы Казанского.

Дома поджигают и сносят под покровом ночи. Часто накануне праздников и, конечно, без разрешения.
Киеву в наследство досталось много исторических ценностей. Из 12 000 объектов культурного наследия сейчас известно только 3566. А в реестр занесены еще меньше – 2237.

Усадьба Терещенко

Усадьба Терещенко всегда была визитной карточкой Киева.  Несмотря на статус памятника, уникальный дом и флигель находятся в критически аварийном состоянии и, по словам неравнодушных киевлян, сознательно доводятся до разрушения недобросовестным владельцем с целью их дальнейшего сноса и застройки территории многоэтажкой.

Старинное здание на улице Гоголевской, 32

С 2012 года дом лишен статуса памятника архитектуры. Жителей выселили, а здание доводится до разрушения.

Дом Сикорского, Ярославов Вал, 15

Дом, согласно акту, с 2014 года находился в полуаварийном состоянии, а сейчас доведен до аварийного. Распоряжается им Министерство обороны Украины. Охранный договор, предусмотренный действующим законодательством, отсутствует. Вероятно, ждут снятия охранного статуса и передачи «инвестору» на «реконструкцию».

Здание из усадьбы графини Сорокиной

Здесь на Братской, 1/9 жил Викентий Хвойка. Статус памятника национального значения не помешал депутатам Киеврады VII созыва проголосовать за реконструкцию этого уникального дома 1893 года (с сооружением многоуровневого паркинга!).

Дом Бордашенко на Михайловской

Построили дом в 1870 году. Здесь в конце XIX жил писатель Михаил Киселев, а в 1905-м трудились авторы первого украинского еженедельника «Громадська думка».

Зданием распоряжается Национальная академия наук Украины, представители которой неоднократно хотели его реконструировать. Но, по их мнению, тут должен находиться офисный центр. Надо отдать должное, управление охраны культурного наследия требовало воссоздать исторические старинные интерьеры. Но до сих пор здание ждет своей участи и постепенно разрушается.

Дом на Тургеневской


Когда-то жилой дом на ул. Тургеневской, 17 остался без стекол и перекрытий.  Владельцы не спешат инвестировать в реконструкцию.
Причина банальна: здесь в будущем появится очередной «Парус» или «Гулливер».

Дом на Большой Житомирской

Дореволюционная постройка в стиле модерн появилась на Большой Житомирской в начале прошлого века. Сейчас от прежнего облика здания мало что осталось. По этажам и выбитым окнам гуляет сквозняк.  А сам дом годами передают из рук в руки. Последний балансодержатель — Министерство обороны Украины. Дом рассыпается, а о реконструкции речи никто не ведет.

А что в мире?

В 1960-1970-х в Брюсселе появилась порочная практика так называемой реконструкции, когда историческое здание полностью, за исключением фасадной стены, сносили, а затем перестраивали на современный лад.

Подобный массовый бесконтрольный снос старинных зданий в исторической части города, в пределах целых кварталов, с последующей хаотичной застройкой и назвали брюсселизацией.

Этот печальный путь когда-то повторил Париж и другие европейские города. А сейчас по нему, похоже, следует Киев…