11:09   31.07.18

Киев накануне учебного года

К концу лета 1918 года, за четыре года Великой войны, на втором году революции киевляне уже сталкивались с разными кризисами: хлебным, сахарным, жилищным, железнодорожным, трамвайным, денежным. Наступил август, канун начала учебного года. И появилась новая проблема – оказалось, что получить в Украинской Державе украинское же образование неимоверно трудно

Дефицит всего

Для современных родителей август каждого года – настоящая страда. Выбор школы, суета в книжных магазинах и на рынках, в отделах канцелярских товаров. Успеть собрать все медицинские справки. Форма, обувь, рюкзак. И траты, траты, траты…

загрузка...
загрузка...

Проблемами подготовки к учебе были озабочены и в августе 1918-го. Правда, некоторая специфика присутствовала. Прежде всего, киевляне столкнулись с нехваткой украинских учебников. И если для начальных классов кое-что было, то с пособиями для старшеклассников – катастрофа.

Повторяется прошлый год, пишет фельетонист, когда, несмотря на все резолюции, декларации и обещания, школы работали без учебников. Так и выдали аттестаты первому украинскому выпуску. Сменилась власть, министерство демонстрирует новый подход, ассигнованы 2 млн карб. Уходит лето, а книг так и не будет. Уже начинается паломничество в Киев за ними из других регионов Украины. Но и в столице ничего не найти.

Фото: С. Ф. Черкасенко, сотрудник издательства «Украинская школа», автор ряда учебников для гимназий

Фото: учебник авторства С. Ф. Черкасенко

Издательство «Украинская школа», получившее основной заказ от Министерства народного образования пыталось наладить выпуск пособий. Но все сроки сорвались из-за бесконечных забастовок типографий. Пришлось искать помощи в Австро-Венгрии. Зарубежные издательства взялись за дело, но обещали поставить продукцию впритык – с 15 августа по 1 сентября.

Фото: учебник издательства «Вернигора», отпечатанный в Вене

Только 14 августа заключен договор с издательством «Вернигора» на учебники по географии для начальных и средних школ. Но их печать растягивалась на период с 1 сентября по 25 декабря. На полмесяца опаздывал с поставками екатеринославский «Каменяр».

Фото: учебник украинской грамматики 1918 г.

К решению проблемы подключились общественные организации и неравнодушные граждане. Но нашлись и те, кто вставлял палки в колеса. Киевская городская дума 16 августа отказала Всеукраинскому учительскому союзу в помещении под типографию. Не из злого ли умысла? – спрашивают газеты.

Не хватало не только учебников. В Киеве ощущался дефицит бумаги для школьных тетрадей, альбомов и т. д. Исчезли карандаши, перья, чернила, циркули – вообще все, нужное для учебы. А то, что было, стоило запредельно дорого: цены за полтора года взлетели более чем в двадцать раз.

В педагогах, правда, недостатка не было. В городе работала масса педагогических курсов с украинским уклоном, государственных и частных. Но вот платить учителям за работу зачастую… забывали. В прошлом учебном году они часто работали даром. Если это будет продолжаться и дальше, писали СМИ, учителя разбегутся, и украинское образование умрет.

И даже те деньги, что выделялись, не так-то просто было взять. Киевский голова Е. Рябцов в средине августа обратился в Министерства образования и финансов: невозможно получить выделенные еще для первого полугодия 156 816 карб. – на счетах казначейства нет кредита. А для городских школ нужно еще 751 320 карб. Кто их даст?

Но не финансирование было «изюминкой» учебного кризиса. В начале августа стало ясно, что киевские гимназисты – бездомные.

Где прислониться гимназисту?

Летом 1918 года в Киеве сложилась катастрофическая ситуация со свободными помещениями – жилыми и нежилыми. Массовый наплыв беженцев, январские и июньские разрушения, изъятие площадей для нужд украинской и союзных армий – найти даже скромное жилье стало невозможно. Не говоря уже о вселении целой организации.

Городской голова Е. Рябцов даже обратился к военной власти с просьбой прекратить реквизиции зданий. Жертвами таких выселений стали в числе прочих и украинские школы.

Фото: Первая киевская гимназия

СМИ забили в набат. Серьезно досталось Министерству народного образования, неспособному решить проблему. Фельетонист Ромул с горечью пишет: «Все возможные помещения оно взяло под свою высокую руку… Так, часть Первой гимназии нельзя отдать украинской гимназии, так как там живут… «сестры милосердия»… Левашовский пансион тоже нельзя, так как там квартиры аристократических воспитанниц и классных дам. Алексеевский приют нельзя, так как там находится несколько дворянских воспитанников… Министерство предложило… казарму на Львовской и то не целую казарму, а несколько комнат вперемешку с обычными казарменными помещениями».

Фото: Пансион графини Левашовой.

Фото: бывший Алексеевский приют, ул. Б. Дорогожицкая, 75, сейчас Мельникова, 81, современный вид

Фото: Казарма сечевых стрельцов на ул. Львовской, 24, сейчас ул. Сечевых Стрельцов, современный вид

Проблема дошла до воинского начальства и появились некоторые сдвиги. На совещании у начальника штаба гетмана 10 августа при участии генерала Этингена от Военного министерства и А. К. Дорошкевича от Министерства народного образования решили: 4 украинскую гимназию разместить в помещении гимназии на Шулявке; 2-ю – в здании 2-й русской гимназии (Бибиковский бульвар, 18, сейчас бульвар Т. Шевченко). Но открывать учебный год она будет в 8-й гимназии на Николаевской площади (сейчас пл. И. Франко, 5) – до 1 сентября не успеют подготовить помещение.

Фото: Вторая киевская гимназия

Фото: здание бывшей 8-й киевской гимназии, современный вид

3-й предоставили здание бывшей военной школы на Никольской, 11 (сейчас ул. И. Мазепы). Бесприютной оставалась 1 гимназия им. Т. Шевченко.

А что же само Министерство? Оно не нашло ничего лучше, чем переложить ответственность на директоров – им предписывалось ежедневно прибывать сюда для получения нужных директив.

Департаменту средней школы легко налагать повинность, отмечает «Нова Рада». А директорам скоро надоест обивать пороги без толку и надежды. Все эти директивы ни на йоту не приблизят решение вопроса.

Фото: начальник Департамента средней школы А. К. Дорошкевич

Проблемы оставались, а Министерство требовало своевременно начать учебный год, принять вступительные экзамены и даже – в отсутствие возможностей и денег – заботиться о формировании школьных библиотек, внеклассной, культурно-просветительской работе, и т. д.

Тогда в поддержку учебных заведений выступили родители.

Последний довод – жертвенная кружка

Фото: Н. П. Василенко

6 августа делегация объединенных родительских организаций от украинских гимназий пришла на прием к министру образования Н. П.  Василенко. Министр принял меморандум об их бедственном положении, но перенаправил делегацию к директору департамента среднего образования. Здесь дело свелось к выслушиванию претензий родителей и формальному «отчету о проделанной работе».

Решено было идти к гетману. П. Скоропадский выслушал делегацию, принял меморандум и пообещал рассмотреть дело. Он помог, но далеко не во всем – 1 гимназия так и осталась «на паперти».

В газетах тем временем стали появляться возмущенные статьи: создавая препоны украинским гимназиям, определенные силы вынуждают родителей отдавать детей в гимназии русские. Нужно объединяться в инициативные группы для открытия хотя бы одной на район украинской школы.

Родители вынуждены были прибегнуть к последнему средству: просить денег у людей. Редакция «Новой Рады» открыла сбор пожертвований «в фонд поиска помещений для украинских государственных гимназий города Киева».

Фото: объявление о сборе средств, газета «Нова Рада» от 23 августа 1918 г.

На призыв газеты откликнулись многие неравнодушные киевляне. Десятки карбованцев жертвовали простые люди, общественники, чиновники; сотни – кооперативы, предприятия, организации.

Но самым трогательным стал дар от ученика подготовительного класса. Маленький киевлянин отдал в фонд гимназии 2 рубля серебром, царский бумажный рубль, 100 шагов марками, 1 крону и 2 копейки. Юный меценат обещал дать еще денег, когда соберет их у своих товарищей.

Его поступок вызвал резонанс в прессе. В газеты стали приходить письма с вопросами, куда можно направлять памятные подарки доброму ребенку. В одночасье он стал героем дня. Но и, по словам корреспондента «Новой Рады» Яриновича (псевдоним главреда А. Никовского), упреком Министерству образования и всей власти в целом.

А сейчас, листая внушительный список киевских меценатов, стоит задаться вопросом: кто же из них был самым щедрым, самым благородным, самым бескорыстным? Отец и сын Бродские? Семья Терещенко? Богдан и Варвара Ханенко? Графиня Игнатьева? А может, безымянный гимназист, для помощи любимой школе разбивший свою копилку?

загрузка...
загрузка...
Афиша Киева

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com