пожар
15:15   09.07.19

Киев сквозь пожары и века

9 июля 1811 года начался один из самых крупных киевских пожаров, который длился три дня и дым от него достиг даже Нежина. После этого в городе озаботились созданием профессиональной пожарной команды. Причины же усматривали две: небрежное обращение с огнем и диверсия. Политика и нарушения правил безопасности – два главных фактора больших пожаров.

Огнем и мечом

Первые известные пожары в Киеве были связаны с политикой. В летописи упоминается 1017 год, когда бороться пришел Ярослав Мудрый, на тот момент новгородский князь. Огонь охватил 700 домов и Софийский собор. По мнению историков, это подтолкнуло жителей к расселению на смежных территориях.

загрузка...
загрузка...

Следующий пожар – в 1113 году после смерти Святополка Изяславича в городе вспыхнул бунт: одни горожане поджигали дома других, в итоге сгорел город. В Киеве начал княжить Владимир Мономах.  Только привели все в порядок, как в 1124 году сильный пожар в июле, полыхавший два дня, на Подоле превратил в пепел 600 домов. Этот год был вообще неблагополучным: два землетрясения, да еще солнечное затмение наводили на печальные мысли.

Последовавшие за тем монголо-татарское, а позже – польско-литовское нашествия не раз превращали город в руины. Киев с деревянной архитектурой был легкой добычей для огня.

Страдали от пожара и каменные сооружения. В 1718 году он разгорелся в Киево-Печерской Лавре: пострадал Успенский собор, сгорели кельи. Но наибольшая потеря – это библиотека и архив Лавры, в которой находились литовские и гетманские документы.

Огненные реки

В период Магдебургского права в Киеве существовала пожарная повинность. Обязанности распределялись между цехами: кто-то предоставлял лошадей, кто-то – пожарный инструмент, кто-то обеспечивал воду, рассказывает заведующая Выставкой пожарной охраны города Киев Ирина Васильевна Мамалыга. В 1745 году императрица Елизавета издала указ о создание в Киеве обывательских караулов по тушению пожаров. В самом начале XIX века пожарной безопасности начали уделять больше внимания: приобрели заливные трубы (пожарные насосы), посылали на обучение в Санкт-Петербург, правда, всего троих учеников. Но этого было слишком мало.

К началу XIX века Подол – самая густонаселенная часть Киева. Здесь множество дворов, узкие извилистые улочки, порой заканчивающиеся тупиками. Существовали пожарные нормы строительства, но их не соблюдали. В подавляющем своем большинстве деревянные постройки и даже мостовые – мощены бревнами и досками. Лето было жарким, древесина высохла, к тому же дули ветры. В одном из постоялых дворов вспыхнул огонь, сушь и ветер сделали свое дело – по деревянным мостовым огонь несся, как бурная река по новым руслам. С пожаром не столько боролись, сколько спасались от него.

Очевидец событий директор гимназии Я. Мышковский докладывал своему начальству: «Перед неугасимым огнем не могло устоять никакое каменное здание: ни склеп, ни церковь, хоть и крытые железом и вымощенные; погреба с железными дверями и рамами, если имели хоть что-нибудь деревянное или самое малое отверстие, выгорали также…  1176 домов, Духовная академия с Братским монастырем, Греческий монастырь, Флоровский женский монастырь, 11 церквей каменных и 4 деревянных приходских, обе почты, магистрат, Контрактовый дом и запасы разного дерева и других товаров на берегу сделались добычей огня». Не все успевали спастись: во Флоровском монастыре после пожара обнаружили более 30 тел монахинь, которые очевидно задохнулись от дыма и не смогли выбраться. Огонь полыхал три дня, а дым стелился на 150 верст до Нежина.

Диверсия или опасная игра

Официальная версия, которую описывает киевовед Анатолий Макаров, сообщала, что пожар произошел от игр детей. В одной из подольских усадеб квартировали солдаты, которые ушли на учения за город. Дети нашли там порох и стали пускать «скоропалительные свечи»: гусиные перья начиняются порохом и пускаются как ракеты. Рядом находилась солома, на которой ночью спали солдаты. Солома вспыхнула, а прибывшим по тревоге пожарным въезд в узкий переулок преградили стоявшие там возы. Однако комиссия не сказала, что это точная и окончательная версия – установить истину, когда все сгорело, было трудно.

Тот же Анатолий Макаров указывает, что у горожан была своя версия произошедшего – это диверсия накануне вторжения Наполеона. «В продолжение двух месяцев, — отмечал в своих записках магистратский судья Миславский, — в Киеве было всех вообще зажигательств около двадцати», — цитирует в своей книге «Малая энциклопедия Киевской старины» А. Макаров. При этом горели склады военной аптеки на Печерске, старый митрополичий загородный дом на Кудрявце, оборудованный под госпиталь, два раза тушили флигель Царского дворца. Все это порождало мрачные слухи и тревожные настроения, которые забылись с началом самой войны.

«Киев за время войны 1812 года не был оккупирован, не был захвачен. За год до войны поджигать Подол, застроенный обывательскими домами, а не Арсенал или склады военного вооружения, которые были на Печерске, — нелогично», — считает Ирина Васильевна и добавляет, что окончательной версии комиссия не дала.

Остается добавить, что Царский дворец, который мы теперь называем Мариинским, был деревянным с каменным нижним этажом. Построен был в 1755 году и к началу XIX века требовал обновления. Дворец был тщательно отремонтирован в 1816 году, после того, как в его стенах от неизвестной болезни умерли пленные саксонцы, пишет Виталий Ковалинский в сборнике «Киевские миниатюры».  Однако уже 15 января 1819 года во дворце произошел большой пожар. Начался он, по свидетельствам очевидцев, от неисправности печной трубы: жар из трещины воспламенил деревянные поперечины и побежал по покоям под самой крышей. Ни полиция, ни военные команды с пожарными инструментами не смогли противостоять пламени.  

Профессиональные пожарные

Пока Подол отстраивали заново, горожане жили в пустых барских домах, ютились в шалашах на Оболони. Занялись и организацией профессиональной пожарной команды. В середине 1830-х годов в Киеве появилась первая пожарная команда в составе нескольких унтер-офицеров и вахтеров. Набирали их из числа рекрутов, которые были негодны к строевой службе, по сути – калеки и пьяницы. Это грустно и смешно одновременно. В 1841 году было издано первое штатное расписание Старокиевской пожарной части. Через тридцать с лишним лет появились Подольская, Дворцовая и Лыбидская пожарные части.

«Пожарная охрана очень много уделяла внимания уборке улиц, работе фонарей, считалось, что это все входит в ее обязанности», — рассказывает Ирина Мамалыга. Зарплата на рубеже веков составляла 2-3 рубля в месяц, правда, пожарные обеспечивались жильем и одеждой, а за полкопейки можно было купить булочку. Были своеобразные социальные ограничения: членам команд запрещалось ездить на конке и трамвае, ходить в театр.

Большие изменения произошли в 1907 году, когда пожарная охрана перешла из ведомства МВД под юрисдикцию Городской думы. В этом же году начали применять способ тушения пожаров непосредственно из водопровода. Саму охрану возглавил брант-майор Сергей Александрович Севастьянов. Дворянин по происхождению, знал несколько языков, прекрасно рисовал – ему прочили будущее художника. В конце XIX века он вступил в Киевское добровольческое общество, которое было образовано как филиал Петербургского. В столице это общество курировал Великий князь Владимир Александрович (сын Александра II). И дворяне, и богатые купцы охотно вступали в него. Это был некий экстрим – в свободное от основной деятельности время заниматься тушением пожаров. Другие же в обществе участвовали финансами. Сергей Севастьянов был известным пожарным и потому получил от киевского городского самоуправления приглашение возглавить пожарную охрану.

Новый брант-майор отменил ограничения предыдущие социальные ограничения для подчиненных. Именно он выступил против коммунальных обязанностей пожарных и заявил, что в свободное от тушения пожаров время команда должна тренироваться, уделять время практике и подготовке к тушению пожаров. Севастьянов написал книгу о пожарных и штурмовых лестницах, ездил во Францию и Англию на смотр пожарной техники и при нем были достигнуты первые договоренности о покупке. Но в 1913 году, руководя тушением пожара, Сергей Александрович заболел воспалением легких. В тот период это был смертный приговор. Через три года привезли первые два автомобиля, каждый из которых стоил 14 тыс. рублей – за такие деньги можно было купить усадьбу под Киевом. Но предыдущий многовековой опыт показывал, что потери могут быть гораздо более значимыми.

Даже в бурные 1918-1920 годы основной состав пожарной команды не изменился. Разные правительства того времени, хоть и скудное финансирование, но выделяли. Так сложилось, что немалое значение в это профессии имеет азарт и преданность делу.

Наиболее известный пожар XX века произошел от взрывов в 1941 году на Крещатике и в прилегающих кварталах. Несколько точек возгорания не смогла погасить даже днепровская вода. Но это совсем другая история.

загрузка...
загрузка...

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com