16:22   07.06.18

Киеврада о музее на Почтовой: позиция есть – механизмов нет

Киеврада не смогла принять окончательное решение о дальнейшей судьбе Почтовой площади. Строительство торгового центра остановлено, но что делать с самим земельным участком и обнаруженными там артефактами, пока не ясно. На сессии не хватило голосов для нескольких предложенных вариантов. Почему — «Большой Киев» узнал у главы комиссии Киеврады по вопросам культуры и туризма Виктории Мухи

— Виктория, расскажите, что будет с находками археологов, которые обнаружили на Подоле?

— Сейчас основная проблема с находками — отсутствие в Украине учреждений и возможностей для того, чтобы их консервировать и сохранить для следующих поколений. Их судьба зависит не столько от решений, принятых Киеврадой. Сейчас попросту отсутствуют соответствующие механизмы, чтобы голосованием решить весь комплекс вопросов.

– Что предлагаете вы как глава профильной комиссии? Какие предложения депутатскому корпусу могут быть приемлемыми для большинства?

– На данный момент существуют абсолютно определенные выводы специалистов: без укрепления грунтов проводить работы на этом участке очень опасно. Поэтому мы предлагаем укрепить временные конструкции, поскольку они угрожают жизни людей, которые тут работают. Речь идет об установке колонн как альтернативного укрепления, которые обеспечат безопасность для археологов и людей, находящихся над местом раскопок. Это сейчас крайне важно: в районе Почтовой площади есть грунтовые воды, вибрация от движения поездов метрополитена, опять же близость Днепра также является риском для проведения работ.  

Без решения этих важных задач дискуссии по поводу будущего археологически ценного объекта на Почтовой площади нецелесообразны. Мы просто не можем двигаться дальше, поскольку рискуем не только историческим наследием, но и жизнями людей. Поэтому мы предложили создать коммунальное предприятие «Центр консервации археологических находок». Такое же предложение, только на государственном уровне, от города озвучивал заместитель председателя КГГА Алексей Резников на парламентских слушаниях на тему сохранения археологических находок. Эту позицию знают и поддерживают в Институте археологии. Кроме того, с нами солидарны все международные специалисты, к которым мы обращались. Эти эксперты приезжали в Киев и были на месте раскопок. По их убеждению, необходимо сначала обеспечить консервацию и дальнейшее сохранение находок, а затем задумываться о будущем виде уникального места. По этому предложению уже дано поручение структурному подразделению КГГА.

Депутатам был предложен проект решения, над которым работало много специалистов, киевских политиков и чиновников. Наработки нашей комиссии в первую очередь касаются того, как сохранить обнаруженные находки, а также те, которые еще будут найдены при раскопках.

Собственно, мы, как город, чувствуем ответственность за сохранение уникального объекта, поэтому предлагаем и другие проекты.  На этом основании есть предложение организовать тендер и определить учреждение, которое разработает альтернативный проект, позволяющий продолжить археологические исследования. Нам поступило несколько предложений. Например, вначале для укрепления грунтов хотели задействовать монолитную плиту. Сейчас же рассматриваются несущие колонны. Повторюсь, ибо это чрезвычайно важно: в любом случае без обеспечения безопасности дальнейшие работы – невозможны.

— Насколько мне известно, у депутатов Киеврады разные взгляды на решение по Почтовой площади. Чем ваша позиция отличается от мнения оппонентов?

— У нас нет разногласий относительно важности сохранения археологических находок и их музеефикации. Редакция проекта решения, которое приняла Киеврада в первом чтении, не является решающей для судьбы Почтовой площади, а, наоборот, создает дополнительные проблемы. Поскольку принятый документ содержит коллизии и не может быть выполнен с юридической точки зрения. Наш вариант — живой. И мы считаем, что наши правки ко второму чтению, если бы они были проголосованы, сделали бы проект реализуемым, а главное — отвечающим требованиям киевской общины.

— Почему не может быть выполнен с юридической точки зрения? Уточните, пожалуйста.

— В таком виде решение не живет! Начиная с земельных участков, которые предлагалось передать Музею истории Киева. Дело в том, что часть этой земли даже не попадает под ареал раскопок. А это весьма значительный массив киевского пространства. Более того, вначале вообще предлагалось перенести здание Музея истории Киева, хотя его руководство не только выступило против, но вначале даже не знало о такой инициативе. Не говоря уже о том, что такое учреждение не может размещаться под землей, с точки зрения, например, правил эвакуации. Причем не только работников, но и экспонатов.

— Ведутся ли сейчас там какие-либо работы?

— Сейчас выдано предписание о приостановке всех работ. Строительные работы прекратились еще раньше, как и археологические. И это предписание действует, пока не будут решены вопросы обеспечения безопасности людей.

— Когда город может поставить финальную точку в этом вопросе?

— Сегодня на этот вопрос никто не сможет дать ответ. Нужно сначала завершить исследования и получить отчет Института археологии, так как сегодня по этому объекту нет отчетов даже за 2015 год, тем более за 2016-й, 2017-й и текущий год. Хотя они и должны были уже быть.

Мы совместно с археологами, заместителем председателя КГГА Алексеем Резниковым и автором петиции Акимом Голимовым специально ездили в Краков. Там у них была похожая ситуация с центральной площадью города: строили общественные сооружения и обнаружили археологические находки. Они посвятили решению этого вопроса практически десять лет, пока не был создан музей.

Наш главный тезис – решение и концепцию должны разработать не депутаты, а профильные специалисты. В первую очередь над проектом должны работать археологи и музейщики. И только они должны дать финальное заключение. Мы же сейчас не можем сказать, какая площадь необходима под музей: сто, тысяча или пять тысяч квадратных метров. Кроме того, мы не обладаем даже информацией о ценности этих находок и их перечнем. Поэтому в проекте решения предлагаем привлечь к этому проекту специалистов, которые сталкивались с подобными вопросами в других странах. Чтобы определиться, как это должно быть реализовано, как сохранить наследие, как его консервировать и какая должна быть сама концепция всего проекта.

— Какое ваше личное отношение к этой теме?

— Естественно, никто не выступает против. Ми все «за» музеефикацию этих находок. Но повторюсь: решение, как именно эти находки сохранить, должны принимать эксперты.

Нет концепции и нет отчетов, а это базовые документы археолога и института археологии в частности. Кроме того, необходимо принять решение, где мы остановимся. Так поступили и в Кракове – в определенный момент приняли решение «дальше не двигаться и остановиться тут». У нас несколько другая история – на Почтовой несколько археологических слоев, и не решено пока, какой именно слой нужно сохранить. И пока не закончим все исследования, мы не сможем дать ответы на все эти вопросы.

Легко говорить «сохраните», но необходимо привести этот проект решения из сугубо декларативного в практический.

— Если проект примут, что делать дальше?

— Возможен вариант создания центра, который мог бы заниматься консервацией предметов археологии. Кроме того, мы поручили исполнительному органу рассмотреть возможность прекращения инвестиционного соглашения. И просим предоставить депутатам информацию о смете расходов бюджета города, который для этого необходим. И пока речь идет даже не о создании музея. Те, кто требуют сегодня разорвать инвестиционное соглашение, не учитывают, что все это регулируется законом об инвестдеятельности. А мы обязаны работать в правовом поле и руководствоваться здравым смыслом. Без популистских лозунгов о национализации в большевистском духе. Уверена, эту информацию нужно услышать киевлянам и посчитать, сколько будет стоить городу разрыв этого договора. 

Кроме того, ми просим обеспечить проведение археологических раскопок с привлечением международных экспертов. И просим дать официальное поручение  органу охраны культурного наследия, чтобы последующие работы проводились под их надзором и контролем. Мы также предусматриваем, что в течение трех месяцев после того, как раскопки будут завершены и будут определены артефакты, которые подлежат консервации, необходимо будет провести международный архитектурный конкурс по музеефикации и организации этого пространства. Но опять же, все зависит от времени завершения археологических исследований.

И конечно, после этого международного конкурса мы инициируем процессы оформления права постоянного пользования конкретного земельного участка. Не хаотичных участков, о которых мы говорим сегодня, а именно о том, где будут проходить исследования.