10:02   28.05.19

Киевский бенефис «Льва Революции». Ч. 2. «К нам приехал, к нам приехал…»

Программа посещения Киева Л. Д. Троцким в конце мая 1919 г. была весьма насыщена: смотр войск, митинги, встречи. Но главные задачи решались за закрытыми дверями: подчинение аппарата УССР Москве, борьба с вольницей и мятежами на Южном фронте, подготовка похода в Европу. Примечательны были и сопровождавшие его лица: бывшие царские офицеры, адепты красного террора, мастера тайных операций и… теоретик свободной любви А. М. Коллонтай.

Уличный карнавал

Л. Д. Троцкий на трибуне, плакат

Майский визит Л. Д. Троцкого в Киев был обставлен с необычайной помпой. Он традиционно начался с военного парада на Софийской площади. Ю. К. Рапопорт вспоминает: «По всей огромной площади – серые копошащиеся ряды…. Скатка через левое плечо, фляжка. Для парада гимнастерка залатана, и все пуговки на месте. Только вместо начищенных сапог… – лохматые обмотки… Кавалерийский полк… Кони подобраны – рослые, гнедые, а форма – невообразимая. Красные кивера, какие-то (не из брошенных ли австрийцами складов?) голубые галифе, расшитые куртки… А красные звезды – и на киверах, и на руках, и на груди».

загрузка...
загрузка...
Смотр войск

Впрочем, по его мнению, все здесь было какое-то ненастоящее, театральное. Тоненький бывший поручик, отдающий команды срывающимся голосом. Мрачные личности, слоняющиеся в толпе, дышащие перегаром и просящие закурить. Орущие приветствия «Красному Льву» зрители.

Очень живо описывает визит художник Б. Е. Ефимов (Фридлянд), впоследствии известный карикатурист: «Весь город взбудоражен приездом этого легендарного человека… Многотысячная толпа собирается на площади у Киевского оперного театра, где идет встреча местных властей с высоким гостем. Я тоже в этой толпе. Мы дружно скандируем: «Просим товарища Троцкого! Товарища Троцкого!»

Митинг в честь Л. Д. Троцкого

Время от времени нестройным хором запеваем «Интернационал». Так проходит часа два. Наконец на выходящей на площадь большой лоджии театра появляются какие-то военные люди, потом наркомвоен Украины Подвойский. Он поднимает руку, призывая к порядку, и кричит: «Товарищи! Прошу соблюдать тишину! У товарища Троцкого болит горло, ему трудно говорить».

Площадь притихла. У барьера лоджии появился Троцкий. Приложив руку к козырьку фуражки с красной звездой, переждав приветственные крики и аплодисменты, он заговорил металлическим голосом опытного митингового оратора».

19 и 20 мая гость знакомился с состоянием войск гарнизона, выступил на нескольких митингах, участвовал в совещаниях украинского Совнаркома, обсуждая текущее положение дел.

Члены реввоенсовета республики. Крайний слева Л. Д. Троцкий, в центре командующий Украинским фронтом В. А. Антонов-Овсеенко

Зачем же Троцкий явился в Киев? Только ли встретиться с другом Крыстю; получить очередную порцию восторга и обожания на митингах? На самом деле, не от хорошей жизни примчался он на Южный фронт.

Вернуть Украину

Официально Л. Троцкий приехал в Киев проинспектировать части Южного фронта и помочь УССР в организации ее Красной армии. Впрочем, украинской она была лишь по названию. Высшие должности здесь, как и главные посты в республике, занимали эмиссары из центра.

Еще накануне оккупации Наркомвоенмор писал товарищам по партии:

««Украинской» армией будет та армия, которая вступает в Украину. Всяческие формирования на украинской почве могут существовать лишь в связи с нуждами тех регулярных частей, что вступают в Украину. Никаких самочинных украинских формирований… не должно допустить».

«Помните, …что так или иначе нам необходимо вернуть Украину России. Без Украины… Россия существовать не может, она задохнется, а с ней и советская власть, и мы с вами», – таков был лейтмотив наставлений Троцкого большевистским агитаторам.

Л. Д. Троцкий и Председатель Совнаркома УССР Х. Г. Раковский

В ходе его визита в Киев работа по подчинению Украины закипела. «На заседании ВУЦИК и киевского совета профессиональных союзов было вынесено постановление слить воедино наш военный аппарат; у нас должно быть единое федеративное командование», – сообщал Троцкий 21 мая.

Между тем, положение УССР было хуже некуда. «С юго-востока надвигается… Деникин, с запада угрожает… Петлюра… Вокруг столицы кишат свирепые банды, предводительствуемые «батьками»… Одна из самых крупных банд, батьки Григорьева, представляет собой реальную угрозу для самого Киева», – вспоминал Б. Ефимов.

Советский плакат против восстания Н. А. Григорьева

Мятеж Н. А. Григорьева вспыхнул 9 мая. Около 15 тыс. вооруженных людей на 10 бронепоездах, при 52 орудиях и 700 пулеметах отказались подчиняться красному командованию и взяли под контроль территорию от Николаева и Одессы до Черкасс и Киева. Восстание сопровождалось жесточайшим насилием и еврейскими погромами. Впрочем, уже во второй половине мая все занятые григорьевцами города были отбиты.

Советская карикатура на восстание атамана Григорьева

Где бы Троцкий в эти дни ни выступал – он всегда возвращался к теме подавления этого выступления. «Восстание против советской власти поднял полухолоп-полубандит Григорьев… Лакей помещиков и буржуев»; «Пора покончить с …атаманами», – такими словами «Лев Революции» воодушевлял толпу на митингах и ставил задачи руководству Советской Украины.

В. Н. Боженко

Независимость ряда частей Южного фронта внушала опасение. Недовольный распоряжениями руководства, В. Н. Боженко угрожал перейти на сторону Директории. В полку Н. Щорса, по свидетельству очевидцев, бойцы массово срывали с себя красные звезды. 12 мая Военный съезд махновцев решил создать 1-ю повстанческую дивизию.

Штаб РПАУ Н. И. Махно

Троцкий взбешен. На совещании киевского Совнаркома он называет действия Н. И. Махно «подготовкой новой григорьевщины». 25 мая по предложению Раковского гуляй-польский батька объявлен вне закона.

Еще одной целью визита Троцкого в Киев было… развитие мировой революции.

Плацдарм для броска на Запад

Подобные фантастические планы всерьез разрабатывались, обсуждались и озвучивались на митингах уже давно. «Через Киев идет прямой путь на соединение с австро-венгерской революцией», – во всеуслышание заявлял Л. Троцкий еще в ноябре 1918-го.

В «Манифесте к украинскому народу» тогдашнего председателя Временного рабоче-крестьянского правительства Украины Г. Пятакова говорится: «В полном единении с революционной Россией, рабочими Германии и советскими частями бывшего Австро-Венгерского государства вы должны организовать отпор, встав все как один в ряды социалистической армии Украины».

Совещание у Л. Д. Троцкого. Крайний слева – Бела Кун

Весной 1919-го эти прожекты наполняются конкретным содержанием. 21 марта власть в Будапеште берут венгерские коммунисты. Первым же своим декретом их вождь Бела Кун провозглашает Венгерскую Советскую Республику и заявляет об установлении идейного и военного союза с РСФСР.

Плакат Венгерской Советской Республики

В Совнаркоме тут же начинают разрабатываться планы создания советско-венгерского фронта через Буковину, чтобы ударить вместе по Галиции – в тыл армии УНР. На этом настаивает лично В. Ленин, предполагая в дальнейшем перенести действия Красной армии еще дальше на запад – к Баварской Советской Республике.

Карта революционной Венгрии

Руководство УССР и «друг Крыстю» действуют в полном согласии с этими планами. 16 апреля Х. Г. Раковский обращается к президенту ЗУНР Е. Петрушевичу с нотой о перемирии. Через две недели одновременно Киев и Москва выдвигают дерзкие ультиматумы королю Румынии: в 24 часа освободить Буковину. Эти вызывающие, отнюдь не дипломатичные документы остаются без ответа. Коридора для похода Красной армии в Европу нет, и вояж на Южный фронт «Красного Льва» приходится очень кстати.

Президент ЗУНР Е. Петрушевич, король Румынии Фердинанд I Гогенцоллерн-Зигмаринген

Правда, военные действия на западном направлении развиваются не особенно успешно. Прорвать фронт армии УНР не удается. Приходится направлять значительные силы на борьбу с повстанческим движением. Оно со временем лишь крепнет, обретая более организованные формы – местные социал-демократы создают Всеукраинский революционный комитет для борьбы с большевиками. С юга давит Деникин. Советское командование вынуждено перейти к репрессиям в собственных частях – красноармейцы деморализованы и не желают воевать.

Каленым железом…

Э. М. Склянский и Л. Д. Троцкий беседуют с красным командиром

Действия Предреввоенсовета при его визитах на фронт всегда шли по одному сценарию. Являясь с инспекцией на место, Троцкий сперва жестоко карал провинившихся. Казни подлежали не справившиеся с задачей командиры; красноармейцев расстреливали сотнями – порой каждого десятого из отступившей части, и т. п. Поговаривали, что так ему посоветовал его приближенный Э. М. Склянский, выпускник университета св. Владимира, сотрудник аппарата Наркомвоенмора.

А. Ф. Саликовский

Киевская поездка не стала исключением. А. Ф. Саликовский передает: во время смотра войск гарнизона «Троцкий обошел все ряды Красной армии и, быстро вглядываясь в лица солдат, время от времени говорил тому или иному красноармейцу: «Выйди из ряда!» К концу обхода таких отмеченных Троцким солдат набралось около 300. Троцкого спросили, что с ними делать. «Расстрелять!».

Л. Д. Троцкий обходит строй красноармейцев

Не отличалось гуманизмом и отношение к пленным. В конце мая возник вопрос, что делать со сдавшимися григорьевцами. Троцкий телеграфировал в Киев: судить революционным трибуналом и казнить зачинщиков. Рядовую массу условно приговорить к расстрелу и использовать на других фронтах, нашив им на форму отличительные знаки штрафников.

Огромное значение Троцкий отводил агитпропу. Кроме войсковых операций и террора необходимо и расслоение «буржуазии». Богатеи однозначно будут уничтожаться, а их имущество отбираться. Кроме кампании по поддержке неимущих слоев и перетягивания на свою сторону людей среднего достатка – агитаторы должны выбивать из умов казацкий дух и стремление к независимости. Особенно независимости национальной, – подчеркивал он.

Советский плакат: Троцкий-драконоборец

Его переписка из рассекреченных в 1990-х гг. архивов говорит о том, что нарком весной 1919 г. инициировал чистку командного состава Южного фронта и удаления оттуда всех украинцев – они, дескать, заражены кулацкими настроениями. И, похоже, чистка началась.

Странные смерти лета-1919: А. Г. Железняков, Н. А. Григорьев, М.-Я. В. Винницкий

Летом в Украине прошла чреда подозрительных смертей. При странных обстоятельствах 26 июля гибнет «матрос Железняк» – анархист А. Г. Железняков. На следующий день вспыхивает перестрелка в штабе Н. Махно, в которой убит Н. А. Григорьев. 27 июля в местечке Вознесенск при попытке ареста убивают командира одесского анархического полка М. Винницкого, известного как Мишка-Япончик. В это же время в Киеве гибнет жена комполка В. Н. Боженко. Он сам скоропостижно умирает на станции «Славута» через месяц. Наконец, 30 августа якобы в бою убит Н. А. Щорс.

Командиры 1-й Украинской советской дивизии у гроба В. Н. Боженко. Н. А. Щорсу (4-й справа) осталось жить несколько дней

Виновен ли в этом лично Троцкий? Прямых доказательств нет. Но есть логика событий и нужные мастера под рукой. В его секретариате и охране служит специалист по «деликатным» делам, террорист, убийца германского посла Мирбаха Я. Г. Блюмкин. И во время визита Предреввоенсовета он находится в Киеве, встречается с поэтом О. Мандельштамом.

Я. Г. Блюмкин

В целом, отзываясь о Киеве, Троцкий сравнил его с редиской: «снаружи красная, а внутри белая» – и нужно сделать город полностью красным. Получив добро на дальнейший террор, ПредВУЧК М. И. Лацис приступил к делу со всем старанием. Сразу же стали много длиннее списки расстрелянных, публикуемые в прессе – часто по надуманным и смехотворным предлогам.

Расстрельный список в газете

Свита вождя

Не менее чем сам Троцкий, интересны и сопровождавшие его лица. Основную массу в его аппарате составляли офицеры, в том числе высшие, старой царской армии. Только добровольцами в Красную армию их вступило около 8 тыс. Еще около 50 тыс. офицеров и 25 тыс. военных чиновников большевики мобилизовали и удерживали в покорности: кого окладом и пайком, кого, держа в заложниках семью, и т. п.

Военспецы в Красной армии

Именно их подход к военному делу Троцкий противопоставлял партизанской вольнице. Именно военспецов он защищал от всевозможных обвинений. «Много говорят о предательстве командного состава… Но никакой перебежчик и изменник не может причинить столько вреда нашей армии, сколько причинила ей партизанщина. На одного изменника приходятся сейчас сотни бывших офицеров, которые связали свою судьбу с Красной армией», – таков был лейтмотив многих его выступлений в то время.

Офицеров, перешедших к большевикам, было немало и в Киеве, и в подчинении Н. И. Подвойского. Один из них позже сообщил писателю М. А. Булгакову:

«Дождавшись в Киеве прихода красных, я был мобилизован и стал служить новой власти не за страх, а за совесть… Мне казалось тогда, что большевики есть та настоящая власть, сильная верой в нее народа, что несет России счастье и благоденствие».

С. И. Одинцов

Не менее искренним был и собеседник Ю. К. Рапопорта, генерал-майор Генерального штаба С. И. Одинцов (в воспоминаниях назван Федором):

«– …Революция должна замкнуть свой круг…

– И Троцкий у нас царем будет?

– Троцкий… м-м… ну, это, как солдаты говорят, – кишка тонка. А будет… будет… генерал Бонапарт… Мысли наши побеждают, принципы: дисциплина, твердая власть, общественная иерархия; уже кое-где и патриотизм вспыхивает, Это только первые проблески».

Люди с такими настроениями преобладали в киевской свите вождя. Но настоящей ее жемчужиной была «валькирия крылатого Эроса» А. М. Коллонтай, от теорий которой о «социалистическом» взаимоотношении полов коробило даже В. Ленина. Визит столь экстравагантной дамы вызвал в городе живой интерес.

«Бабушка сексуальной революции» А. М. Коллонтай

Она выступала на митинге 20 мая в цирке «Гиппо-палас». «Ее подвижная изящная фигура, звучный голос, красивая выразительная речь произвели на слушавших ее затаив дыхание киевлян – солдат, курсантов, студентов – неизгладимое впечатление», – вспоминал Б. Ефимов.

Конный цирк П. С. Крутикова или «Гиппо-палас», ул. Николаевская, в 1919 г. Карла Маркса, сейчас Архитектора Городецкого. Здание не сохранилось, сейчас на этом месте кинотеатр «Украина»

Александра Михайловна тогда невольно «благословила» брак художника: «На митинг в цирке я пробрался вместе с девушкой, в которую был влюблен и с которой мы спустя год поженились… Когда расходились из цирка, мы очутились в непосредственной близости от Коллонтай…. Набравшись храбрости, я обратился к ней: «Товарищ Коллонтай!.. Я знаю ваши взгляды на брак и семью, но вот мы любим друг друга и хотим пожениться. Надо ли это делать?». Коллонтай посмотрела на нас довольно доброжелательно и сказала: «По-моему, достаточно любить друг друга, а скреплять ли эту любовь официально – решайте сами».

Б. Е. Ефимов (Фридлянд), фото 1916 г.

Таким вот образом в мае 1919-го в столице прошел грандиозный спектакль «С отрядом флотским товарищ Троцкий…». Впрочем, долго отвлекаться на него киевлянам было недосуг – в их жизни было достаточно бытовых проблем.

загрузка...
загрузка...

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com