12:00   08.11.18

Когда капитулировала Германия, а проиграл Киев

По условиям первого компьенского перемирия, заключенного между странами Антанты и Германией, военные действия Первой мировой войны считались прекращенными с 11 часов 11 ноября 1918 года. Время на отвод немецких войск определили в 15 и 17 дней, но это для всех направлений, кроме восточного. Для территорий, ранее входящих в состав Российской империи, точного срока установлено не было. Для Киева он наступил только в середине декабря.

Четыре года с начала Первой мировой войны Киев оставался тыловым городом. Четыре года враги не могли прорваться сюда, но уже 1 марта 1918 года немецкие и австрийские части заняли город без боя. По условиям Брест-Литовского мира эти войска должны были обеспечить безопасность украинской столицы от посягательств «братской» Российской Республики Советов.

Nulla salus bello 

Худой мир лучше доброй войны. Особенно, если воевать приходится с врагами, обладающими несоизмеримо большими силами и средствами. А именно такая обстановка сложилась в декабре 1917 года вокруг молодой Украинской Народной Республики. В наследство от Российской империи ей досталась война с центральными странами и новый агрессивный сосед – Российская республика, которая провозгласив себя государством рабочих и крестьян, но отказываться от имперских амбиций и признавать суверенитет или, хотя бы «широкую автономию» Украины, не собиралась.

УНР
Немецкие войска на киевских улицах

Для правительства УНР даже права на выбор не было.  Оно могло самостоятельно заключить сепаратный мир с Германией и ее союзниками, либо предоставить это альтернативному украинскому правительству. Первый всеукраинский съезд советов рабочих и крестьянских депутатов, проведенный большевиками в Харькове в начале декабре, оперативно объявил о роспуске Центральной рады и ее исполнительных органов, создав свое правительство – Народный секретариат и провозгласив о создании Украинской Народной Республики Советов.

Таким образом, в Брест-Литовск на переговоры о мире прибыли делегация от советской России и целых две делегации от Украины – украинская из Киева и «советско-украинская» из Харькова. Германские дипломаты и военачальники, возглавившие переговорный процесс всегда были верны классическому принципу «разделяй и властвуй», а кроме того, отлично понимали, что представляет собой «Украинская советская республика». Германский генштаб, справедливо рассудив, что лучше иметь в Украине свое марионеточное правительство, а не российское, выбрал стороной переговоров киевлян, отправив харьковчан восвояси.

В итоге, благодаря Брест-Литовскому миру, Украина получила договор о мире, защиту от притязаний северного соседа, военную помощь (на самом деле банальную оккупацию) и кабальные условия по поставке продовольствия. До конца июля 1918 года УНР обязалась провести поставки в Германию и Австро-Венгрию один миллион тонн зерна, 400 миллионов куриных яиц, 50 тысяч тонн мяса крупного рогатого скота и не менее крупные партии сахара, пеньки и марганцевой руды.

УНР
Немецкие колонны на Думской площади

Делегация Совнаркома, также добивающаяся заключения мирного договора с Германией, в свою очередь обязалась «немедленно заключить мир с Украинской Народной Республикой и признать мирный договор между этим государством и державами Четверного союза. Территория Украины незамедлительно очищается от русских войск и русской Красной гвардии. Россия прекращает всякую агитацию или пропаганду против правительства или общественных учреждений Украинской Народной Республики».

Завоеватели – освободители

С февраля по конец апреля немецкие и австро-венгерские части планомерно продвигались по территории Украины, вытесняя советские войска к границам, определенным условиями Брест-Литовского договора. В Киеве первые подразделения немецкой армии появились к началу марта. 

Киевских обывателей, наблюдающие за стройно марширующими по родным улицам города колоннами немецких солдат, разрывали противоречивые чувства. Еще бы, всего пару лет назад большинство из них радостно размахивали национальными флагами и овациями поддерживали ораторов, требующих «войны до победного конца», приобретали облигации военных государственных займов. Но те времена безвозвратно ушли, оставив за собой товарный и топливный дефицит, хлебные карточки, постоянные перебои с доставкой в город продовольствия, безвластие и вседозволенность послереволюционной демократии, бесчинства дезертиров и разгул преступности.

Кроме того, жители Киева успели вплотную, а не понаслышке познакомиться с диктатурой пролетариата. Девять дней город обстреливался большевистской артиллерией. Обстрел велся каждый день с семи утра до часу ночи. По подсчетам одного из местных жителей, в минуту по городу выпускалось от шести до десяти снарядов. Обстрел закончился 26 января, но облегчения это не принесло – в Киев ворвались красноармейские войска.

Начались грабежи и расстрелы. Только в Мариинском парке, в насмешку названном карателями «штабом Духонина», было расстреляно несколько сотен русских офицеров, не пожелавших принять участия в защите Киева и думавших отсидеться по квартирам соблюдая нейтралитет. Не получилось. «Казнили где попало: на площадке перед дворцом, по дороге на Александровском спуске, а то и просто где и как попало», — писал очевидец этих событий Николай Михайлович Могилянский в своих воспоминаниях.

Затем пришла очередь буржуев. Обыскам и грабежам подверглись сначала особняки, заведомо богатые дома и квартиры, а затем и жилье попроще. Киев стали грабить системно. В городе появились новые хозяева. Революционные солдаты и матросы разъезжали по улицам в «реквизированных» автомобилях и на «мобилизованных» извозчиках – сорили деньгами, кутили в ресторанах и игорных домах.

Не стихли грабежи даже тогда, когда большевистские войска, захватив награбленное имущество, оставили город, уходя перед приближающимися немецкими войсками. Воспользовавшись безвластием резко активизировала свою деятельность уголовная преступность. Только за одну ночь перед приходом в Киев немцев было зарегистрировано 176 разбойных нападений на квартиры обывателей.

Поэтому встречали бывших неприятелей в городе, если не как освободителей, то как гарантию спокойствия, законности и легендарного немецкого порядка. И в ожиданиях киевляне не обманулись. Порядок был быстро наведен. Начали оккупационные власти с вокзала. Его в течение трех дней вычищали и отмывали принудительно мобилизованные несколько десятков женщин. Была налажена четкая и точная работа железной дороги, поезда начали приходить и отправляться строго по расписанию, совсем как до войны. 

УНР
Встреча Скоропадского с Гиндзбурнгом

Домохозяевам и дворникам настоятельно напомнили о необходимости держать в порядке дворы и придомовые территории, городские власти обязали в срочном порядке наладить вывоз мусора с улиц, площадей и скверов. Немцы, всегда трепетно относящиеся к защите прав частной собственности, не стали церемониться с киевскими ворами и грабителями, быстро загнав распоясавшихся было бандитов в могилы или подполье.

В Киеве снова ожили рынки и магазины, открылись синематографы и театры, увеличилось количество работающих кафе и ресторанов. Предприниматели снова получили возможность работать, не опасаясь внезапных обысков, экспроприаций и грабежей.

В целом немецкое командование было довольно киевлянами, а киевляне получили возможность снова почувствовать жителями европейского города. Омрачало гармонию во взаимоотношениях только то обстоятельство, что правительство УНР оказалось неспособно выполнить взятые на себя обязательства по поставке продовольствия, а кроме того, показало свою крайне низкую эффективность в управлении страной. В германском генштабе уже в серьез задумались о введении в Украине прямого оккупационного управления, но в последний момент сделало ставку на Павла Петровича Скоропадского, бывшего генерал-адъютанта, командира Первого украинского корпуса и к тому же богатого помещика, пользующегося заслуженным авторитетом у крупных землевладельцев Украины.

УНР
Скоропадский с личной охраной и немецкими солдатами

Большие перспективы

29 апреля киевляне ложились спать в Украинской Народной Республике, а 30 апреля оказались уже гражданами Украинской державы, под руководством Ясновельможного Пана Гетмана Всей Украины Павла Скоропадского. Новый глава нового государства, не обремененный пока институтами народовластия, начал кипучую деятельность в законотворчестве и государственном строительстве.

Создание в Киеве Украинского государственного университета, Государственного украинского архива, Национальной галереи искусств, Украинского исторического музея, Национальной библиотеки Украинской державы, Украинского театра драмы и оперы, Украинской государственной капеллы, Украинского симфонического оркестра, Украинской академии наук, архитектурного и медицинского институтов – это лишь то, что успел за восемь месяцев своего правления воплотить в жизнь Павел Петрович из задуманного им.

Определенные успехи были и в формировании украинской начальной и средней школы, восстановлении промышленности, решении аграрного вопроса, международной политике. В странах Антанты неблагосклонно относились к государству, действующему под протекторатом Германии, однако Украинская держава к осени 1918 года имела не менее 50 консульских и 12 дипломатических представительств в 20 странах, имея в Киеве консульские и дипломатические представительства из 24 стран.

Военным атташе посольства Австро-Венгрии в Украине деятельность Скоропадского была дана высочайшая оценка. По его мнению, в случае, если украинский гетман сможет продолжать свою работу на протяжении еще нескольких лет, то вполне возможно, что в европейских учебниках по географии появится раздел об Украинской державе.

Но, увы, нескольких лет у гетмана Скоропадского не было. Германия, подписавшая договор о капитуляции должна была отозвать свои войска из Украины. Государство гетмана Скоропадского, оставшись без внешней поддержки, выстоять перед внутренними и внешними врагами шансов не имело. В декабре 1918 года Киев, как и вся Украина, опять оказались охвачены пожаром гражданской войны.

Немецкие войска в Киеве, 1918 год