12:00   07.11.19

Когда Киев надел галоши

«Унылая пора, очей очарованье… », — писал Александр Пушкин об осени. Изумительно красив был осенью и дореволюционный Киев, одетый в багрец и золото городских парков и скверов. И все бы хорошо,  если бы не разбухшая от сырости обувь киевских обывателей, мокрые ноги, а затем простуды и микстуры. Спасением от осенней слякоти стало резинотехническое изделие, прочно занявшее свое место среди обуви и в душах киевлян – резиновые галоши.

Мой милый, хороший

Пришли мне галоши…

загрузка...
загрузка...

Идея резиновых галош была запатентована в 1803 году английским изобретателем Редли. Пропитанные соком каучукового дерева  брезентовые чехлы, натянутые на сапоги или ботинки обладали замечательными водоотталкивающими свойствами и надежно защищали ноги их владельца от воды и грязи. Но при этом было два существенных недостатка – на морозе ткань, пропитанная натуральным каучуком, становилась твердой, ломкой и хрупкой, а на жаре пропитка плавилась и заполняла воздух специфическим, неприятным   запахом.

Американские галоши 1910 года

Обе эти проблемы удалось решить с открытием процесса вулканизации каучука. В 1824 году американский предприниматель и изобретатель Чарльз Гудрич представил первые в мире резиновые галоши широкой общественности, а к 1830 году было налажено серийное производство и первые партии галош поступили в обувные магазины Бостона.

«Русско – американские» галоши ТРАРМ  начал XX века

На завоевание мира галошам понадобилась меньше трех десятилетий. В Российской империи изготовление галош началось в 1859 году специально созданным для этого в Петербурге «Товариществом российско-американской резиновой мануфактуры», сокращено ТРАРМ.  Известие о «мокроходах» и их чудесных свойствах быстро разошлась по городам и весям огромной империи, а затем и сама продукция добралась до конечного потребителя. 

Реклама галош в газете «Киевлянин» 1898 год

Определенную роль в необычайной популярности калош-галош-мокроступов сыграла также агрессивная и креативная рекламная компания товарищества, но и сами потребительские свойства новой продукции пришлись по душе, или скорее по ногам во всех слоях столичного и провинциального общества. Компании удалось даже получить высший «знак качества» той эпохи – звание «поставщика двора его императорского величества».

Реклама галош в газете «Киевлянин» 1913 год

Несмотря на дороговизну, полюбились галоши и людям менее титулованным, особенно представителям профессий, чья работа постоянно была связана с пребыванием на открытом воздухе – в первую очередь дворникам и городовым.  Таким образом галоши стали залогом чистоты и правопорядка на киевских улицах.

Реклама обувного магазина на Подоле, 1903 год

Широкий модельный ряд продукции ТРАРМ покрывал потребности не только всех слоев населения, но и всех полов. В линейке  моделей присутствовали галоши на валенки, сапоги, ботинки, как для мужчин, так и для прекрасного пола, в том числе и под высокий дамский каблук.

И в снег и в грязь

ТРАРМ быстро занял лидирующие позиции в Европе, а его филиал во Владивостоке наладили поставку продукции в Японию и Китай.  В год заводы товарищества выпускали десятки миллионов пар галош, удерживая свои позиции, даже начав производство мотоциклетных, автомобильных и велосипедных камер и покрышек, товара также пользующегося во всем мире огромным спросом.

ТРАРМ был одним из лидеров мирового рынка галош

Тем не менее, не обошлось и без здоровой конкуренции – в Риге акционерным товариществом «Проводник» был налажен выпуск продукции, аналогичный ассортименту «Треугольника». Однако конкурентам удавалось сосуществовать без больших проблем – мировой рынок впитывал их продукции как губка.

Рижский «Проводник» был главным конкурентом ТРАРМа на внутреннем рынке

Но даже мощности Рижского и Петербуржского заводов резинотехнических изделий не смогли справиться с запросами империи на резинотехнические изделия после ее вступления в мировую войну. Производство галош было свернуто, а на первый план выдвинулись военные заказы, которые в отличии от английских и американских тыловых служб для своих солдат мокроступы не заказывали.

Галоши быстро превратились в дефицит, с которым промышленность смогла справиться только в послевоенные годы, что нашло свое отражение даже в творчестве Корнея Чуковского, неоднократно поминающего их в своем творчестве:

Тут голос раздался Тотоши:
— А можно мне кушать калоши?
Но Ваня ответил:
— Ни-ни! Боже тебя сохрани!

загрузка...
загрузка...

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com