09:24   16.08.18

Когда Киев решил себя показать и на других посмотреть

С мая по октябрь 1913-го Киев принимал гостей Всероссийской сельскохозяйственной, фабрично-заводской, торгово-промышленной и научно-художественной выставки. За это время ее экспозиции осмотрели около миллиона платных посетителей и более 170 тысяч крестьян, армейских нижних чинов, учащихся и преподавателей гимназий и училищ в составе бесплатных экскурсий, организованных министерством просвещения, земствами и воинскими частями

Ежедневно выставку посещали несколько тысяч человек. В выходные и праздничные дни число желающих осмотреть новинки аграрной, промышленной и торговой отраслей «капиталистического народного хозяйства» достигало десяти-двенадцати тысяч. Среди гостей выставки были замечены даже иностранные граждане, общее число коих достигло около тысячи человек.

Объявление об открытии выставки в киевских газетах

загрузка...
загрузка...

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается

Торжественное открытие выставки состоялось 29 мая (12 июня) 1913 года традиционными для таких мероприятий молебном и освящением, а также новомодным разрезанием ленточки. Вот только к событию этому Киев шел целых пять лет, потратив десятки часов на собрания и совещания на «высшем городском уровне», перекопав кипы исходящей и входящей корреспонденции, преодолев множество бюрократических крючков и рогаток.

Впервые об организации в Киеве выставки такого масштаба заговорили еще в 1908 году. Инициатором ее проведения выступил губернский предводитель дворянства князь Н. В. Репнин. Если сам Киев в начале века сделал стремительный скачок в развитии и всего за пару десятилетий превратился из тихого, глубоко провинциального городка в культурную, финансовую и промышленную столицу Юго-Западного края, то сельские районы Киевской и прилегающих губерний в своем развитии от центра отставали. За исключением крупных, но немногочисленных хозяйств, выращивающих в основном сахарную свеклу, в земледелии крайне мало использовали трактора и другие новейшие сельскохозяйственные машины. Статистика неумолимо свидетельствовала – по уровню механизации Киевская губерния пасла задних, уступая не только прибалтийским, но даже южнороссийским губерниям и Кубани.

29 октября 1908 года совет Киевского общества сельского хозяйства и сельской промышленности принимает постановление ходатайствовать перед властями об организации сельскохозяйственной и торгово-промышленной выставки. Провести это мероприятие планировали летом 1911 года, а к его организации собирались привлечь «выдающиеся сельскохозяйственные, технические и торговые общества, городские, земские и общественные учреждения, профессиональные союзы и частные предприятия». К началу следующего года наметился круг желающих поучаствовать в этом деле, что позволило сразу после новогодних праздников провести первое совещание, посвященное организации выставки.

Открытка с видом выставки

В совещании приняли участие представители центральной власти, местных органов самоуправления и шестнадцати сельскохозяйственных общественных организаций Юго-Восточного края. В целесообразности выставки никто не сомневался, по мнению всех присутствующих, она должна была вернуть местным предпринимателям и земледельцам доверие западных инвесторов и поставщиков земледельческого оборудования, помочь избавиться от засилья небольшой кучки спекулянтов, захвативших этот рынок, повысить производительность сельских хозяйств и в целом улучшить экономическую ситуацию в крае.

Всего полтора месяца, совсем незначительный по историческим меркам срок, понадобилось, чтобы согласовать и выбрать выставочный организационный комитет. Возглавил его один из крупнейших киевских землевладельцев сахарозаводчик граф А. А. Бобринский.

В поисках места под солнцем

Одной из первых и, как оказалось, труднейших задач для оргкомитета стал выбор места для новой выставки. Первоначально предполагалось использовать для нее свободные земельные участки, примыкающие к Троицкой площади. Именно там в 1897 году проходила предыдущая Киевская сельскохозяйственная и промышленная выставка. Однако грандиозные планы, вынашиваемые организаторами, в эти площади не умещались. Следующим вариантом стал Пушкинский парк, недавно разбитый вдоль Брест-Литовского шоссе. Он также был не подошел в связи со значительной удаленностью от центра города.

Наконец, оргкомитет выработал ряд требований к территории для размещения выставки. Местность должна быть живописной, площади обширны, доступность шаговая, а транспорт и городские коммуникации под рукой. Практически идеальный вариант предложил городской голова И. Н. Дьяков. По его мнению, для размещения выставки отлично подходили склоны между берегами Днепра и Царским садом. Оргкомитету эта идея понравилась, но одних откосов ему показалось мало и он замахнулся на всю территорию Царского сада. Ни городской голова, ни городская управа ответственность на себя за принятие такого решения взять не решились, а собравшаяся для решения этого вопроса городская дума ответила категорическим отказом, опасаясь «возможности порчи или даже полного уничтожения». Уговаривали думу сменить решение почти год, гарантируя «целостность и сохранность», но ее позиция оставалась непреклонной.

Машинный павильон

Наконец в марте 1910 года, устав от оказавшихся бесполезными дебатов и переговоров с городским самоуправлением, оргкомитет обратил внимание на Кадетскую рощу. Местность там была действительно достойная кисти живописца – большая дубрава, пересекаемая оврагом на местности, а также небольшой уклон в сторону города позволяли в полную силу развернуться фантазии и творческим идеям архитекторов. Идея эта было первоначально поддержана городскими властями и с энтузиазмом воспринята начальником Киевского кадетского корпуса. Генерал-лейтенант Семашкевич справедливо полагал, что выставка поработает-поработает да рано или поздно закроется, а построенная для ее нужд артезианская скважина и электрическая станция в хозяйстве вверенного ему военно-учебного учреждения окажутся далеко не лишними.

Не срослось. В городской управе вовремя спохватились и заметили, что добираться на выставку из города экскурсантам придется по плохо или вовсе не замощенным улицам с далеко не самой свежей и радующей глаз застройкой. Подсчитав, во что обойдутся городскому бюджету работы по благоустройству и прокладке до Кадетской рощи новой ветки городской железной дороги, исполняющий обязанности городского головы Ф. С. Бурчак вынужден был признать, что проект проведения выставки на этом месте является неосуществимым.

Последняя капля

Тем временем наступило лето 1910 года и организационный комитет, понимая, что до первоначальной даты открытия выставки осталось менее года, перенес ее с 1911-го на 1912-й. Прошел еще год. В марте 1911 года на заседание городской думы опять был вынесен уже надоевший всем вопрос об использовании территории Царского сада. Как выяснилось, мнение городских гласных за два прошедших года не изменилось и свою «священную корову» на заклание «варварам» из земледельческих и торгово-промышленных обществ они отдавать не собирались.

Нижняя площадка выставки

Терпение выставочного организационного комитета лопнуло, и его представители заявили Ф. С. Бурчаку о том, что комитет от проведения выставки отказывается, его члены свои полномочия складывают, а вся ответственность за это целиком и полностью ложится на гласных городской думы и их руководителя – исполняющего обязанности городского головы. Был этот демарш банальным шантажом или выбросом накопившегося отчаяния, спустя столетие сказать трудно, но в думе и управе его восприняли крайне серьезно.

Когда в коридорах и зале заседаний городской управы запахло жареным, гласные начали массово покидать ее стены, колеся по городу в поисках нового места для выставки. Их видели на Печерском плацу, Лукьяновке, за Триумфальными воротами и в окрестностях Кирилловской больницы. Добрались они даже до Сырца и Труханова острова. Наконец, объездив и обойдя весь город, практически единогласно все пришли к выводу, что места лучше, чем Троицкая, площадь для выставки не найти. С чего начинали, к тому и пришли.

Памятуя о том, что этот вариант уже был однажды отвергнут, город предложил увеличить размер земельного участка, выделяемого для выставки, за счет использования участков, принадлежащих военному ведомству, и освобождения базарной площади от торговцев. Переговоры о предоставлении этих земель с военными городские власти брали на себя. Кроме того, сумма субсидии, направленной из городского бюджета на проведение выставки, была увеличена на треть – с 20 тысяч рублей до 30 тысяч.

Тем не мене выставочный комитет выполнил свою угрозу и 19 ноября 1911 года был ликвидирован. 22 ноября состоялось первое заседание нового комитета. Открытие выставки было в очередной раз перенесено, уже на 1913 год, и новые люди со свежими силами приступили к работе. О том, насколько удачливее они оказались своих предшественников и что у них получилось, «Большой Киев» расскажет в следующий раз.

Специальные марки, выпущенные к открытию выставки


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com