11:00   12.09.19

Когда парикмахеры были хирургами

 14 сентября отмечают свой профессиональный праздник парикмахеры, неделей позже празднуют хирурги. Казалось бы, что может быть общего между ними? Тем не менее, две сотни лет назад парикмахерские и хирургические ножницы, скальпель и опасная бритва оказывались в одних руках. Киевские цирюльники середины восемнадцатого века одинаково умело управлялись с этими инструментами, и смело брались не только за стрижку и бритье, но и успешно проводили достаточно сложные хирургические операции.

Старинная литография. Цирюльник и подмастерье за работой.

По мнению филологов в украинский и русский языки слово «цирюльник» пришло из польского cyrulik. Поляки, в свою очередь заимствовали его из латыни,  и изначально оно звучало как сhirurgus. И действительно, в средневековой Европе работающие при банях цирюльники не только позволяли ее посетителям избавиться от лишней растительности на лице, но и занимались кровопусканиями, удалением зубов, лечением ран, травм и кожных болезней. Цирюльники по традициям того времени объединялись в цеха и подчинялись их корпоративным правилам. Подобный же цех в середине восемнадцатого века существовал и в Киеве.

Гербы европейских цехов цирюльников

Под портняжным гнетом

Львовский цех цирюльников образовался более 500 лет назад, в 1512 году. В Киеве, по неизведанным путям магдебургского права, цирюльники были приписаны к цеху портных. Очевидно, на заре создания киевских профессиональных союзов цирюльников  в городе было значительно меньше, чем представителей других профессий, и городской магистрат, не сильно тщась сомнениями, решил причислить брадобреев-кровопускателей к более обширному коллективу. К портным их, очевидно, отнесли из-за умения работать ножницами и зашивать раны. Хотя, пользуясь той же логикой, можно было записать цирюльников и в плотники – пилами они тоже пользоваться умели.

загрузка...
загрузка...
Цирюльник проводит ампутацию конечности. Старинная гравюра.

К середине восемнадцатого века население Киева значительно выросло, что, соответственно, повлекло и увеличение потребностей в цирюльниках. Их количество в портняжном цеху увеличивалось, престиж и востребованность в городе росла, но цеховое руководство по старой привычке интересы профменьшинства продолжало игнорировать. В рядах цирюльников необратимо зрели сепаратистские настроения, и киевского войта начали забрасывать прошениями об их выделении в отдельный цех.

Портняжный цех отпускать в свободное плавание цирюльников не желал, но и до руководства цеховыми делами не допускал. И не было бы брадобреям счастья, да несчастье помогло. Точнее даже не несчастье, а недобросовестная конкуренция. На киевский рынок парикмахерских и лечебных услуг конкурентов выносила трудовая миграция с запада и демобилизация с востока. Из Европы в Киев попадали выросшие из подмастерьев и решившие построить свой бизнес польские, немецкие, австрийские и даже французские мастера. Еще одной кузницей кадров была российская императорская армия, систематически отпускающая отслуживших срочную службу нижних чинов, среди которых встречались и полковые цирюльники, зачастую имеющие богатую практику лечения ранений и травм.  Впрочем, хороших специалистов офицеры далеко от себя не отпускали, пристраивая где-нибудь поблизости.

Бреем под горшок

От лекарей, заслуживших же от сослуживших емкое и нелицеприятное прозвище «коновал», избавлялись без всякого сожаления. К такому сорту, очевидно, относился и отставной гусар старо-сербского полка Семен Хотынский, осевший в Киеве и начавший частную медицинскую практику. Обратившиеся к нему за помощью священник Алексей Сафонов, студенты духовной академии и еще несколько киевских мещан о своем решении вскоре пожалели. В результате ухудшения состояния здоровья им пришлось обращаться к цеховым цирюльникам, а на горе врача в городской магистрат поступило сразу несколько жалоб.

Дело по подсудности было передано Киевской губернской канцелярии и закончилось для гусара батогами. Киевский же войт и руководимый им городской магистрат в свою очередь предприняли соответствующие меры. Десятилетиями не разрешаемый вопрос о создании киевского цеха цирюльников, наконец, был решен.

Кроме того, на решение городских властей повлияла и военно-политическая обстановка в Российской империи, которая ввязалась в очередную «освободительную войну» за передел колоний и сфер влияния с империей турецкой. «Пушечное мясо» для этой войны рекрутировалось из украинских губерний. Медицинский персонал для воюющей армии также был крайне необходим, а его подготовку в местных условиях гораздо эффективнее проводил бы именно специализированный, лекарский цех.

И последним, решающим аргументом в создании такого цеха было обязательство цирюльников принять на себя расходы и обслуживание городской артиллерии, что представляло собой едва ли не самую затратную статью расходов магистрата.

Брить, от болезней и раны лечить

Устав киевского цеха цирюльников, переданный на утверждение городского магистрата, три года проходил согласования, и наконец, 30 июня 1769 года был окончательно утвержден.  Цеху были предоставлены собственные герб и печать, а его представители получили право представлять цеховые интересы в городском магистрате.

Оттиск печати Киевского цеха цирюльников

Устав цеха включал в себя всего десять пунктов. Первый, как уже упоминалось, касался «пушечной пальбы». Остальные пункты регламентировали ограничение внутрицеховой конкуренции, запрет на лечение чужих пациентов, порядок обучения и перехода от одного мастера к другому подмастерьев. Девятым пунктом запрещалась всякая практика лиц, не получивших разрешения цеха. И десятый, заключительный пункт, определял составляющие «майстерства цирюльницького»:

  • брить
  • кровь жильную и зашкурную пускать
  • раны лечить рубанные, пробитые и стрелянные
  • зубы рвать
  • излечивать французские и шелудивые болезни
  • ставить пластыри
  • править бритвы

Свою монополию цеховики пытались удерживать до самого 1835 года, когда в Киеве было окончательно отменено магдебургское право.  Отмена главного объединяющего акта, а в особенности, даруемых им привилегий, привело к быстрому развалу профессиональных союзов. Углубилась и специализация отдельных мастеров, разводя их в кардинально противоположные стороны, которые в нашем современном мире кажутся совершенно несопоставимыми. Уже к концу девятнадцатого века парикмахеры считали обращение «цирюльник» едва ли не оскорбительным.

Не цирюльник, а парикмахер!

 

загрузка...
загрузка...

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com