толпа на улице Киева
12:04   27.08.19

Конец лета 1919-го: двойная смена власти в Киеве

Последние дни августа – начало сентября 1919 г. в Киеве оказались до предела насыщены событиями: паническое бегство большевиков; ужас артобстрела; взятие города с разных сторон двумя враждебными армиями – Добровольческой и УНР; настороженный мир между ними; добрая ссора; затем худой, но все же мир; уличные торжества. Главным же во всей этой чреде событий для киевлян было долгожданное избавление от месяцев мрака и благодарность своим освободителям.

Ожидания, томления, слухи

В последних числах августа 1919 г. многие киевляне, невзирая на опасности, предпочитали быть не дома. «По склонам Днепра, в Царском саду как потерянные ходили люди, с блуждающими глазами, и во все стороны ворочая головой: как бы приспособиться, чтоб лучше слышно было. А на лицах не столько радости было, как напряжения и тревоги. Вдруг и в этот раз – неправда? Может быть, зеленовцы какие-нибудь? А вдруг опять отступят?» – передает их настроения Ю. К. Рапопорт. Сам он в числе других бродит по городу, заходит в церкви, на кладбища, присматривается к происходящему на улицах.

загрузка...
загрузка...
Вид на Днепр из Царского сада
Вид на Днепр из Царского сада

Здесь же и киевская студентка: «30-го августа… Часов в пять вечера я вышла полюбоваться эвакуацией… По Владимирской и Фундуклеевской тянулись обозы, напоминающие большевистское отступление 1918 г.». Это уходили из Киева последние представители советской власти и красноармейские части.

Кавалерия Украинской Галицкой армии
Кавалерия Украинской Галицкой армии

А в это время навстречу друг другу – кто быстрее! – двигались части УНР и ВСЮР. Такое слаженное наступление двух вроде враждебных армий породило в городе массу самых фантастических слухов. А. Гольденвейзер пишет: «Наши киевские всезнайки… утверждали, что, как само собою разумеется, между Петлюрой и добровольцами есть соглашение, чуть ли не санкционированное Антантой».

Казачий разъезд летом 1919 г.
Казачий разъезд летом 1919 г.

Не чуждым подобных мнений оказалось и руководство деникинской агентурной сети.

«Даже скептический «5-45» говорил: невероятно – но, видимо, так. Теперь это стало очевидным. Разве могло быть иначе, если две армии, согласованным маршем, в один и тот же день подошли к городу с противоположных концов. Должно быть, такого зрелища в истории войн никогда не бывало», – вспоминал Ю. К. Рапопорт.

Действия ВСЮР в 1919 г. согласно «Московской директивы» А. И. Деникина. Стрелка влево, в западном направлении, показывает удар на Киев
Действия ВСЮР в 1919 г. согласно «Московской директивы» А. И. Деникина. Стрелка влево, в западном направлении, показывает удар на Киев

Доля правды в слухах имелась. Украинским частям было приказано избегать столкновений с добровольцами – еще существовала зыбкая надежда на совместные действия против большевиков. Белое же командование надежд не питало – армия УНР рассматривалась только как враждебная.

Красная армия, карикатура Бор. Ефимова
Красная армия, карикатура Бор. Ефимова

Исход красных наступил 30 августа. В короткий период междувластия управление городом взяли на себя срочно собравшиеся гласные распущенной в феврале Городской думы. Как уже много раз до того, они ставили своей задачей поддержание порядка на улицах и избежание кровопролития.

Ну как же без обстрелов?

Бронепоезд Добровольческой армии
Бронепоезд Добровольческой армии

Сдача Киева большевиками обошлась без уличных боев. Не было и той массированной беспощадной бомбардировки которую учинил М. А. Муравьев, захватывая город в январе 1918-го. Но артиллерийский обстрел все же потревожил обывателя.

Артиллеристы УГА
Артиллеристы УГА

По словам Ю. К. Рапопорта, накануне, идя по Крещатику, он стал свидетелем того, как «вдруг – не вздох, а страшный треск раздался совсем близко; высоко в небе, чуть заметно, расплылся маленький белый шарик дыму…

За первым разрывом пошли другие. И не из-за Днепра, не оттуда, где третий день слышен был бой, а с противоположной стороны, с Запада…

Три армии стояли вокруг города. По двум сторонам огромного правильного треугольника шла артиллерийская дуэль. С вышки нашего дома (над седьмым этажом) видны были в небо уходящие пунцовые столбы пожаров… Высоко над головами… гудели невидимые шрапнели».

Артиллеристы Красной армии на петлюровском фронте
Артиллеристы Красной армии на петлюровском фронте

Натерпелась страха и сотрудница китайского консульства: «Канонада, канонада всякий день, всякий час!.. Добровольцы заняли Киев… Я помню хорошо тот день …и особенно ту ночь… Тогда… гремели орудия, но под их грохот звенели стаканы… Утром все стихло, на улицах было пусто, изредка пробежит, догоняя свою часть, какой-нибудь запоздавший солдат-большевик».

Бронепароходы «Верный» и «Курьер» Днепровской военной флотилии, обстреливавшие Киев 31 августа 1919 г.
Бронепароходы «Верный» и «Курьер» Днепровской военной флотилии, обстреливавшие Киев 31 августа 1919 г.

Под один из таких обстрелов попал киевский художник К. Редько: «Снаряд рвется… в центре улицы… Группа… кавалеристов разлетелась в стороны. На месте убит всадник – лошадь пытается встать. Я в страхе бегу. Снаряды падают параллельными рядами. Когда наконец вбежал в свой двор, жильцы только что отделались от удара. В углу дома свежая дыра… Чей-то случайный взгляд обнаруживает в раковине у водопроводного крана… неразорвавшийся снаряд…

Вдруг появились откуда-то пулеметы… Из подвала слышно, как пули искалывают каждый камень во всем дворе».

Бронекатер БК-2 Днепровской военной флотилии
Бронекатер БК-2 Днепровской военной флотилии

Пересидев короткий артналет в подвалах, обыватели стали выбираться наружу. Но, как оказалось, рано: отступающие открыли арьергардный огонь по Киеву. «Ночь была плохая. По своему обыкновению, большевики, уходя, выместили свою неудачу на мирном населении, и часов от 10 веч. до 1 ч. ночи безжалостно обстреливали Киев с Днепра. Повреждено немало домов…

Когда обстрел прекратился, мы прилегли, но в 7 ч. нас разбудили новые выстрелы… Мы опасались, что повторятся муравьевские дни… Но страхи были напрасны. Стрельба вскоре прекратилась», – вспоминает студентка.

А. В. Полупанов, командир Днепровской военной флотилии, отдавший приказ обстреливать Киев
А. В. Полупанов, командир Днепровской военной флотилии, отдавший приказ обстреливать Киев

А 31 августа части армии УНР под командованием генерал-лейтенанта Украинской Галицкой Армии А. Кравса вошли в Киев из Святошина.

Кто первый встал, того и город…

Бойцы Гуцульского куреня УГА
Бойцы Гуцульского куреня УГА

УГА продвигалась к Киеву с Житомирского направления, практически не встречая сопротивления. «Петлюровцы…, в сущности, шли почти без боя, следуя за эвакуирующими правобережную Украину красноармейскими частями», – вспоминал А. Гольденвейзер. Уже ранним утром 31-го через город к Думе маршировали отряды победителей. Студентка пишет:

«В утреннем свете с юга входили галицийские войска. Такой тип людей киевляне не привыкли видеть. Красивые блондины в сдержанной, замкнутой выправке, хорошо одетые, сытые и снабженные всем новым снаряжением… Только что-то немногочисленные. Они первые прошли в центр города».

Группа старшин УГА
Группа старшин УГА

А. Гольденвейзер вспоминал: «Украинцам удалось перехватить на один день наш город. Утром 31 августа 1919 года… мы застали на Городской Думе желто-голубое знамя… Неизменный Е. П. Рябцов, уже вступивший в исполнение обязанностей городского головы, ввл переговоры с галицийским начальством». Несмотря на ранние часы, передовые части УГА на Крещатике встречала демонстрация киевлян под украинскими флагами.

Военный оркестр УГА
Военный оркестр УГА

Лишь несколькими часами позже стали появляться деникинские патрули. Добровольцы продвигались к городу с трудом. Газета «Киевлянин» пишет:

«Взятию Киева предшествовал шестидневный упорный бой. Даже в день взятия города Киев был занят лишь левой колонной полтавского отряда, в то время как правая колонна под личным командованием генерала Бредова сражалась у Броваров».

Генерал Н. Э. Бредов пробует обед из полковой кухни
Генерал Н. Э. Бредов пробует обед из полковой кухни

Многие киевляне, мечтавшие о возрождении империи, именно их считали настоящими освободителями города. К. Редько отмечает:

«Этой толпе известно: хотя галицийские войска вошли первые, но эта победа и честь овладения столицей Украины принадлежит не одним им. Победа над большевиками одержана благодаря российской добровольческой армии во главе с генералом Деникиным».

Добровольцы входят в захваченный город
Добровольцы входят в захваченный город

Солдаты двух армий, только что выгнавших общего врага из Киева, в первые часы не проявляли друг к другу враждебности. Студентка записывает: «До полудня настроение было мирное, радужное. Добровольцы и галичане приветствовали друг друга».

Здание Киевской Городской думы на Царской (Думской), сейчас Европейской пл., не сохранилось
Здание Киевской Городской думы на Царской (Думской), сейчас Европейской пл., не сохранилось

К. Редько вспоминал: «Происходило ожидание и ликование. Украинский флаг занимал уже господствующее место на балконе Думы… На балконе… появились представители добровольческой армии. В самое короткое время все могли наблюдать союзническое единение флагов – бывших на фронте вместе, против красных войск, вплоть до вступления в город».

Страсти по флагу

Но затем все встало на свои места: «Между флагами возникла вражда. Украинцы на балконе хотели держать только свой национальный, а русские… потребовали главенства: не желто-голубого, а бело-сине-красного. На этой почве возникла стычка, и… галичане сняли свой флаг в негодовании», – отмечает художник.

Страница дневника свидетеля вступления Добровольческой армии в Киев
Страница дневника свидетеля вступления Добровольческой армии в Киев

Мирно спор не разрешился. Студентка пишет: «Заработали пулеметы. Продолжалось это недолго… У думы произошло столкновение между украинцами и великороссами. Кто-то сорвал чей-то флаг, завязалась драка, началась стрельба, – и добавляет в негодовании. – Только что освободили один из крупнейших городов и уже внесли раздор и ненависть».

Николаевский Цепной мост, разрушен в 1920 г.
Николаевский Цепной мост, разрушен в 1920 г.

Инцидент произошел и на пути следования генерала Н. Э. Бредова к Думе. «Он застал галицийские войска, стоявшие группами от Цепного моста до Никольских ворот. Они не принимали активного участия в бое. У Никольских ворот галицийские войска отказались дальше пропустить добровольческий отряд… По прибытии ген. Бредова им было предложено начальнику галицийского отряда прибыть лично для переговоров в здание пятой гимназии», – пишет «Киевлянин».

Никольские ворота, ул. Мазепы, 1
Никольские ворота, ул. Мазепы, 1

Дальше – больше. «Когда отряд… спускался вниз по Александровской улице, его встретили с Крещатика выстрелами», – вспоминает А. Гольденвейзер. В ответ добровольцы разоружили часть украинских войск.

Пятая (Печерская) гимназия, сейчас ул. Омеляновича-Павленко, 1, здание Национального транспортного университета
Пятая (Печерская) гимназия, сейчас ул. Омеляновича-Павленко, 1, здание Национального транспортного университета

Между тем в 5-й Киевской гимназии началось совещание А. Кравса и Н. Э. Бредова. При численном преимуществе добровольцев Кравсу пришлось подчиниться их условиям.

Генерал-четарь (генерал-лейтенант) УГА А. Кравс
Генерал-четарь (генерал-лейтенант) УГА А. Кравс

Во избежание кровопролития части УГА отводились за железнодорожную ветку между Постом Волынским и Киевским вокзалом, а затем далее до линии Игнатовка-Васильков-Германовка. Стороны обязывались не предпринимать друг против друга враждебных действий; возвращалось отобранное оружие и т. п.  

Генерал-лейтенант Добровольческой армии Н. Э. Бредов
Генерал-лейтенант Добровольческой армии Н. Э. Бредов

Позже «Киевлянин» опубликовал разъяснение об отношениях добровольцев и украинцев: «Части Надднепровской армии… не могут рассчитывать на совместные действия с нами, так как лозунги их в корне расходятся с нашими… Что же касается галицийских войск, то… резкого расхождения в целях между нами и галичанами как будто не замечается».

Соглашение между УГА и Добровольческой армией, газ. «Киевлянин» №1 за 1919 г.
Соглашение между УГА и Добровольческой армией, газ. «Киевлянин» №1 за 1919 г.

И контакты продолжились.

«На станции Пост Волынский состоялась встреча представителей галицийского… командования… и представителей ген. Бредова. Переговоры шли два часа, касаясь преимущественно военных дел, но не были закончены из-за некоторой неясности полномочий представителей», – пишет в первых числах сентября газета «Рада».

Пост Волынский, сейчас ж/д ст. «Киев-Волынский», современный вид
Пост Волынский, сейчас ж/д ст. Киев-Волынский, современный вид

Но высокая политика не интересовала обывателя – начинался праздник.

Овации, переходящие в свист

Часть Добровольческой армии вступает в Киев
Часть Добровольческой армии вступает в Киев

31 августа 1919 г. центр Киева был буквально запружен народом. «Все христианское население высыпало на улицу… До полудня настроение было мирное, радужное… У всех были веселые лица… Словом, выглядело немного так, как в первые дни «улыбающейся» революции», – записывает киевлянка.

Торжественный марш колонны добровольцев
Торжественный марш колонны добровольцев

А. Гольденвейзер вспоминает: «Мелькали белые платья и праздничные наряды. Сами добровольцы в своих английских хаки имели щегольской и молодцеватый вид… Чувствовалось всеобщее единение, напоминавшее первые дни революции. Большевистская власть, чрезвычайка и расстрелы представлялись каким-то дурным сном, навсегда схороненным».

Добровольцы
Добровольцы

«Общий энтузиазм захватил и меня, – признается сотрудница консульства. – Я тоже купила цветы… Но вот проходит какая-то часть… Их ведет человек в штатском платье… Я решаюсь, подхожу… и протягиваю ему свои цветы. Он с изумленьем и благодарностью смотрит, на них, потом берет их, снимает шляпу и целует мне руку…

— Вы знаете, кому дали цветы? – спрашивает меня какой-то господин на тротуаре. — Не все ли равно кому? Добровольцам. – Это раскаявшаяся большевистская часть, перешедшая на сторону добровольцев».

На параде в Киеве
На параде в Киеве

Поприветствовав победителей, киевляне еще долго не расходились. По городу начали стихийно возникать шествия, крестные ходы. По словам А. Гольденвейзера, «толпы народа ходили по городу с национальными флагами, и …в этот день было приятно видеть и эти толпы, и эти знамена».

«Манифестации проходят одна за другой; вот впереди одной идет дама, в руках она держит национальный флаг. Большая, плоская, некрасивая, она кричит на всю улицу: «Господа, кто за Деникина, идите за мной. Петлюра его не впускает в город, в наш город! Господа, идите за мной, этого нельзя допустить!». Идем по направленно к Лавре. Неужели Петлюра действительно не впускает Деникина? И если это правда, то как же мы, с этой дамой во главе, можем ему помешать?» – вспоминает сотрудница консульства.

На параде в Киеве
На параде в Киеве

Но, по словам студентки, «к полудню картина изменилась. На улицах появились представители… тех слоев общества, которые любят смотреть на всякое зрелище… Толпа стала с каким-то зверским воем и хохотом срывать большевистские плакаты, разбивать бюсты, ломать деревянные сооружения… Какие-то расходившиеся бабы превратили голову бюста Троцкого в известный сосуд».

И, еще не отрадовавшись, возбужденная толпа потребовала мести. «Когда мы отходили от этой усадьбы (КиевГубЧК – Е. Г.), к ней приближался церковный ход с хоругвями и иконами. На лицах шествующих было видно больше злобы и ненависти, чем радости и благодарности. Можно было читать в глазах этих людей желание мстить, посчитаться с личными врагами под предлогом преследования коммунистов», – пишет студентка.

Крестный ход 31 августа 1919 г. в Киеве
Крестный ход 31 августа 1919 г. в Киеве

Месть эта, как часто бывает, сразу же стала изливаться на головы случайных людей – непричастных и беззащитных.

загрузка...
загрузка...

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com