11:44   07.04.17

Кто в Киеве не стерпел оскорблений

«Стрелялись за Караваевскими дачами, в рощице, на лужайке», – так описывает Александр Куприн одно из мест, где проходили киевские дуэли. Трудно сказать, когда произошел в нашем городе первый поединок чести. Видимо, подобный способ решать конфликтные ситуации принесли иностранцы, служившие в Киеве. Например, шотландец Патрик Гордон, забияка и дуэлянт. История сохранила сведения о его поединке с англичанином майором Монтгомери в 1666 году 

Правда, дело было в Москве и закончилось смертью последнего. Как знать, может и в Киеве, где потом служил бравый шотландец, он тоже не отказывал себе в удовольствии сразиться на шпагах или пистолетах?

Расцвет дуэлей в Российской империи наступил в первой четверти XIX века и продолжался до конца столетия. Однако в Киеве, тогдашнем губернском городе, подобный способ выяснения отношений вошел в моду на шесть-семь десятилетий позже. А расцвет пришелся на начало минувшего века.

загрузка...
загрузка...

Струсил, но стал генералом

В 1884 году Киевский университет св. Владимира готовился к своему 50-летию. Подготовка к празднованию совпала с бурными студенческими волнениями в нашем городе.

Ректор Николай Ренненкампф распорядился не пускать смутьянов на юбилейные торжества. Пригласительные билеты вручили только лояльным студентам.

Возмущенные «оппозиционеры» собрались у входа в университет и дружно забросали камнями подъехавшие экипажи генерал-губернатора Александра Дрентельна и прочих официальных лиц.

Этого, однако, показалось мало. Вечером они отправились к дому ректора, где проходил торжественный прием для университетской профессуры. Разбили булыжниками окна, вымазали дегтем ворота.

Ренненкампф послал за генерал-губернатором. Тот прибыл в сопровождении своего порученца – подполковника Федора Трепова.

Профессоры накинулись на Дрентельна с упреками, что он ничего не предпринимает против распоясавшихся бунтовщиков. Особенно резко высказывался декан медицинского факультета профессор Виктор Субботин. Вдруг генерал-губернатор, не дослушав, демонстративно повернулся к ученому спиной и направился к выходу.

Субботин, восприняв это как оскорбление, крикнул вдогонку: «Негодяй!» Отреагировал Трепов: подбежал к декану и ударил его кулаком в лицо. Медик оказался не робкого десятка – двинул подполковнику так, что у того посыпались искры из глаз. Завязалась потасовка, драчунов едва разняли.

Наутро Субботин отправил Трепову вызов на дуэль, ибо драка не является компенсацией за оскорбление. Однако тот не ответил. Каковы бы ни были мотивы подполковника (например, решил, что не по чину ему драться с каким-то профессором), это означало конец карьеры.

По тогдашнему дуэльному кодексу игнорировать вызов было нельзя. Такой поступок приравнивался к признанию собственной несостоятельности. Трусу попросту не подавали руки, он становился изгоем.

Однако Трепов вышел сухим из воды – его отец был петербургским градоначальником, генералом и любимцем императора. Подполковник срочно получил звание полковника (с пометкой: «за отличие»), затем пошел на повышение, став уральским вице-губернатором, и дослужился до генеральских погон.

Мэром Киева так и не стал

В другом случае боязнь выйти на дуэль обошлась «отказнику» значительными потерями. Конфликт разразился между двумя гласными (так называли депутатов) городской думы Николаем Добрыниным и Всеволодом Демченко.

Добрынин, слывший в думе крикуном и заядлым спорщиком (включая вопросы, в которых он не разбирался), однажды, возражая Демченко, гневно бросил в его адрес: «Приехал голоштанником, а наворовал от мостовых дом!»

Демченко с 1906 года возглавлял комиссию, отвечавшую за замощение киевских улиц. Параллельно со строительно-ремонтными работами отгрохал собственный особняк на Липках, а также несколько доходных многоэтажных домов, роскошные квартиры в которых сдавал в аренду.

По городу, понятно, поползли слухи, что Демченко обзавелся элитной недвижимостью, присвоив часть дорожных денег. Однако доказательств ни у кого не было. Не было их и у Добрынина.

Глава дорожной комиссии поступил по всем правилам – вызвал коллегу на дуэль. Добрынин этого явно не ожидал. Он не на шутку разволновался и ничего не смог придумать лучше, чем накатать жалобу в суд, обвинив Демченко во всех возможных грехах (кроме дорожного).

Суд, однако, встал на сторону последнего и иск отклонил. Перспектива дуэли казалась неотвратимой. Но Добрынин и тут изловчился – прямо из зала суда помчался в думу, где написал заявление о том, что оскорбительных слов в адрес оппонента он не произносил. Не было этого! Хотя все присутствовавшие на том заседании их прекрасно слышали.

Итог: Добрынин стал посмешищем на весь город. Может быть ввиду этого обстоятельства он так никогда и не стал мэром Киева. Хотя очень хотел этого.

А затем женился

В том же 1906 году случилась еще одна дуэльная история – поссорились киевские профессоры Василий Образцов и Владимир Линдеман.

Причина? Образцов начал приударять за женой коллеги – Варварой, да так настойчиво, что тот заметил ухаживания. И не просто вызвал обидчика на дуэль, а сделал это на заседании совета университета в присутствии ректора.

Что ж, Образцов принял вызов. Хотя никогда в жизни не держал в руках оружия. А Линдеман слыл известным охотником и метким стрелком.

Ситуация стала настолько тревожной, что ее доложили генерал-губернатору Владимиру Сухомлинову. Он тоже не на шутку обеспокоился. Ведь дуэлянты – знаменитые медики, авторы многих учебников. Случись что с любым из них, скандала не избежать. А Образцов, к тому же, крупнейший в империи терапевт, пациентами которого являются многие представители власти.

 Отменить дуэль можно было только в случае, если обидчик попросит прощения. Но фокус в том и заключался, что Образцов извиняться не собирался – он действительно ухаживал за женой Линдемана. Более того, женщина его любит и готова уйти от мужа.

Секунданты обеих сторон совместно ломали голову, как же обезопасить уважаемых дуэлянтов.

И решили, что отмерять 15 шагов между участниками, положенные дуэльными правилами, поручат профессору Сергею Реформатскому. Хитрость в том, что при росте более двух метров он имел очень широкий шаг, и его 15 шагов – это почти 30 обычных. А секундант Линдемана, нарушая все правила, заменил в пистолетах пули бумажными пыжами.

Поединок состоялся в Кадетской роще – тогда это была территория неподалеку от нынешнего Министерства обороны. Очевидно, профессоры не разгадали уловок своих секундантов. По крайней мере оба остались живы-здоровы. После чего Образцов женился на Варваре Линдеман.

Автора – к барьеру!

Журналиста тоже могли вызвать на дуэль. Если он напечатал статью, которую кто-то счел оскорбительной, этот «кто-то» вправе пригласить автора к барьеру.

Если публикация была подписана подставным лицом, ответственными считались оба – и реальный автор, и подставной. Причем оскорбленный имел право выбирать, кого из них он готов застрелить в поединке. Драться с обоими запрещалось.

А вот если автор статьи откажется от дуэли, либо скроется, либо с помощью врачей докажет свою недееспособность, ответственным окажется редактор периодического издания.

Если статья не подписана, либо подписана псевдонимом или только инициалами, редактор обязан назвать реального автора. А если он этого не сделает, то на дуэль идти ему самому. И кто знает, насколько метко стреляет противник.

загрузка...
загрузка...
Афиша Киева

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com