11:50   26.01.18

Куда в Киеве тянулись на сладкое

В 1901 году в Киеве было всего шесть кондитерских. Спустя десять лет, в 1911-м, их насчитывалось уже 39. А в 1915 году, несмотря на начавшуюся мировую войну, количество подобных заведений не только не уменьшилось, но даже немного увеличилось – 41 

Все эти годы одной из самых престижных и фешенебельных считалась кондитерская «Жорж».

Пусть название а-ля Франция никого не вводит в заблуждение: основателем кондитерской был не француз, а немец ? гражданин Пруссии Георг Дортенман.

загрузка...
загрузка...

В тогдашнем Киеве процветала мода на все французское. Вывески кондитерских пестрели названиями «Франсуа», «Пти-Кафе», «Маркиз», «Франсе» и так далее. Их владельцы тоже не имели никакого отношения к Франции.

Сейчас уже мало кто помнит, что угол Крещатика и Прорезной, где Дортенман открыл свое заведение, в сознании нескольких поколений киевлян являлся излюбленным «сладким» местом.

Еще в 1860-е годы тут появились многочисленные лотки, с которых греки-кондитеры продавали белую халву, рахат-лукум, монпансье, засахаренные орешки, миндальные конфеты.

Пирожники торговали горячими пирогами с мясом или рисом.

Словом, киевские сладкоежки привыкли, что за любимыми покупками надо отправляться на угол Крещатика и Прорезной.

Видимо это обстоятельство и решил использовать Дортенман, открыв кондитерскую «Жорж» в здании, построенном аккурат на месте бывшего «греческого базара». Это произошло в 1872 году.

Кондитер понимал, что мелочей в таком приятном деле как поедание сладостей не бывает.

Прослышав, что в Киеве объявился некий художник Михаил Врубель, успешно выполнивший ряд частных заказов (он вообще-то прибыл в Киев для другого дела ? писать орнаменты во Владимирском соборе, но там с оплатой оказалось совсем не густо), предприниматель подрядил молодое дарование оформить интерьеры своей кондитерской.

А вообще, под маркой «Жорж» в Киеве работали три заведения: шоколадная фабрика, кондитерская и кофейня. Все они принадлежали Дортенману. В 1880-е годы он был одним из крупнейших кондитеров Киевской губернии.

Клиенты с тугими бумажниками

Думаете, случайно Михаил Паниковский, знаменитый персонаж романа Ильфа и Петрова «Золотой теленок», «работал» мнимым слепым именно на углу Крещатика и Прорезной?

Опытный плут хорошо знал, что делал: к началу ХХ века кондитерская стала престижным заведением. Соседние магазины, указывая в рекламных объявлениях свой адрес, непременно уточняли: «рядом с кондитерской Жоржа».

Если, например, молодой человек приглашал туда девушку, это свидетельствовало не только о толщине его кошелька, но и о серьезности намерений.

Солидные господа, выходившие из «Жоржа», обладали тугими бумажниками. Этих-то клиентов и поджидал «мнимый слепой» на углу Крещатика и Прорезной.

Оставалось лишь наметить «какого-нибудь господина почище» и попросить его «помочь бедному слепому перейти улицу». Далее – ловкость рук. «На другом тротуаре, – объяснял Паниковский, – у него уже не хватало часов, если у него были часы, или бумажника. Некоторые носили с собой бумажники».

К тому времени владельцами «Жоржа» уже были французы – Луи Вирт и Марта Берто (ее позднее сменили Каролина Берто и София Берто).

Чем же так пленял посетителей «Жорж»?

В тогдашнем ассортименте кондитерской присутствовали ароматные колониальные чаи, а также «конфекты», мороженое, торты, пирожные собственного изготовления.

Дети очень любили различные фигурки, сделанные из шоколада – свисток, флейту, гномов, зайца, клоуна, веселого трубочиста, пистолет, домино, велосипедиста, мальчика с девочкой на качелях, запряженного в повозку коня, паровоз с вагонами и так далее.

Но главным «гвоздем» меню был, безусловно, кофе.

Наибольшей популярностью у посетителей пользовались дорогостоящие сорта «Мокка», «Ява», «Цейлон», которые, как уверяла реклама, отличались «хорошим ароматом, запахом и вкусовыми качествами».

Дороговизна и благотворительность

В 1914 году, с началом Первой мировой войны, кондитерская, несмотря на дороговизну, не сбавляет оборотов – ни количество посетителей, ни выручка не уменьшаются.

Впрочем, солидные доходы позволяют заведению принимать участие в различных благотворительных акциях. «Кондитерская «Жорж», ? отмечает Павел Пещеренко в книге «Карамельный век», ? широко участвует в мероприятиях по поддержке тыла, особенно многочисленных в начальный период войны».

В октябре-декабре 1914 года компания делает взнос в пользу киевских пенсионеров всех ведомств, пожертвовав 100 рублей (внушительная по тем временам сумма) комитету «Киев ? Польше», совместно с театральной труппой Николая Садовского проводит благотворительную акцию по сбору денег на подарки солдатам.

«Жорж» неоднократно помогал и самым маленьким. В мае 1915-го финансово поддерживает гуляния в Ботаническом саду – благотворительную акцию в пользу детей фронтовиков. Затем пожертвовал обездоленным детям 5% выручки, полученной 17 февраля 1916 года.

А спустя полгода безвозмездно предоставляет свои конфеты, торты, выпечку для благотворительных гуляний в саду «Шато де флер» в поддержку городского лазарета.

Осенью того же 1916 года разражается сахарный кризис – киевляне сметают с прилавков все подряд: торты, шоколад, коробки конфет.

Когда закончились дешевые сладости, люди бросаются штурмовать дорогие фешенебельные заведения, включая «Жорж». Такой длинной и нервной очереди в этой кондитерской не видели со дня открытия…

В начале 1917-го к сахарному прибавились другие кризисы ? мясной, мучной, транспортный, топливный (керосин, дрова). Кондитерская, тем не менее, не стала снижать цены, по-прежнему не зная отбоя от состоятельных посетителей.

Говорят, выставленные в витрине шикарные кремовые торты и горы конфет в ярких обертках ? на фоне стремительного обнищания людей ? шокировали прохожих. А многих, конечно, озлобляли.

Если что – разговор короткий

Большевики, захватив Киев в 1919 году, поставили крест на популярной в городе кондитерской. В газетах появились списки киевлян, обязанных уплатить новой власти «единовременный чрезвычайный классовый налог».

Среди них оказывается и новый владелец «Жоржа» – П. Зевальд. К нему предприятие перешло уже во время мировой войны.

Большевики потребовали с кондитера 50 тысяч рублей, сумму весьма значительную. Таких денег у него не было.

«Возможно, – пишет Пещеренко, – что Зевальд П. А. был последним владельцем «Жоржа». Почему последним? Да потому, что «Жорж», кондитерская, попадает также и в другой, самый роковой список – список ничего не внесших. На суровом языке того времени это означает последний приговор».

Список плательщиков «классового налога» составили в ЧК. Там же карали неплательщиков (по тогдашней терминологии – тех, кто «саботировал требования советской власти»). А разговор у чекистов был, как известно, короткий – пуля в затылок.

Судя по всему, именно такая печальная участь и постигла  Зевальда.

Кондитерская «Жорж», просуществовав 47 лет, закрылась в 1919 году.

Впоследствии в ее стенах открылись другие заведения, советские – артель кондитеров, кафе-столовая. Они работали в том же помещении, на том же оборудовании. Поначалу даже сохранялся прежний персонал.

Но, увы, это были тусклые «вариации на тему» когда-то шикарного заведения.

От прежнего «Жоржа» остались только сладкие воспоминания. 


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com