13:08   19.03.18

Отовсюду обо всем

Четыре абсолютно разные – по мироощущениям, стилистикам, жанрам – писателя. Объединяет их, пожалуй, только одно: умение добиваться эффекта стопроцентного присутствия. Такое случается только с хорошей литературой

Ироническая утопия

Крістіан Крахт. Імперіум. – Чернівці: Книги – XXI

Сноб, умница, заядлый путешественник Кристиан Крахт издается редко, но метко. В последнем романе этого швейцарского космополита «Империум» использована подлинная история «колонизатора» Августа Энгельгардта. В поисках своего острова сокровищ он – романтик, вегетарианец, нудист – отправляется в Новую Гвинею. Воровство, обман, насмешки становятся терниями на его пути. 

В соответствии с модными тенденциями начала ХХ века его голова плотно набита мыслями о построении рая на отдельном клочке земли. Из личных достижений – приверженность к кокосам: это еда, питье, посуда, стройматериал и вообще все, что нужно для счастья. Беда в том, что идеи мечтателя-лузера находят в окружающих странный отклик, и основанный им орден Солнца превращается в автопародию.

Едкая книга, остроумная, актуальная без оговорок. Воображаемые сообщества мутируют каждый раз в зависимости от наших представлений. «Империум» показывает, как скрипят шестеренки этого механизма. Очень наглядный пример.

Шпионский триллер

Джейсон Метьюз. Червоний горобець. – Х.: КСД

Офицер группы «внутренних операций» ЦРУ Натаниэль Нэш (27 лет, жесткий, сосредоточенный, агрессивный) во время операции выпрыгнул из машины и ударился коленом. Прима-балерина Доминика Егорова (25 лет, красавица), выступая на сцене Большого, сломала голень и приняла предложение стать шпионкой. Их встреча неизбежна, как восход солнца.

«Красный воробей» – трудовая премия Эдгара Аллана По за лучший дебютный роман американского автора. Чем бы ни занимались персонажи, а экшена в романе хватает, Джейсон Мэттьюс находит такие слова, что кажется, будто это не его герои назначают тайные встречи, обмениваются данными, переодеваются на ходу, чтобы уйти от слежки по вонючим московским переулкам, а ты сам.

Действие происходит в наше время, но могло бы и 20 лет назад. Писатель недвусмысленно намекает, что время идет, меняются названия контор, совершенствуется техника и химия, но суть противостояния двух государств, систем, образов мышления от этого не меняется. Желающие сравнить книгу с экранизацией еще успевают посмотреть фильм в кинотеатрах.

Художественная автобиография

Кім Тхюї. Ru. – К.: Видавництво Анетти Антоненко

RU – не доменное имя. По-французски это истекание чего-либо (слез или крови). С вьетнамского – «колыбельная». И то, и другое имеет прямое отношение к роману Ким Тхюи «Ru» – ее герои, вынужденно покинувшие родину, и сами подобны воде или звуку: они мимикрируют, просачиваются в новые реалии, заполняют собой пустоты.  

Несмотря на то, что речь идет о вьетнамских беженцах, которые эмигрировали в Канаду и изо всех сил стараются прижиться в чужой среде, тема массовых переселений сегодня нам близка, как никогда ранее. Однако драматические события – не главный повод обратить внимание на эту книгу. Основная причина – в иной оптике, другом ощущении действительности, умении видеть красоту даже там, где ее не должно быть по определению. «Я родилась под тенью небес, расписанных фейерверками, украшенных сияющими гирляндами, по которым в разные стороны разлетались реактивные снаряды и ракеты». Так может сказать только настоящий поэт.  

Классика ХХ века

Джон О’Хара. Побачення у Самаррі. Баттерфілд, 8. – Х.: Фабула

Джон Генри ОХара у нас не так хорошо известен, как его коллеги и сверстники Фицджеральд и Хемингуэй. Биографии этого американца не хватило персональной трагедийности (как у первого) и авантюризма (как у второго). Хотя довелось ему и на фронте побывать, и для Бродвея поработать.

Лейтмотив центральных в его творчестве романов «Свидание в Самарре» и «Баттерфилд, 8» – ошибка, разворачивающая жизнь героев на 180 градусов. Ради шутки «девушка по вызову», состоящая в сложных отношениях с богачом-повесой, умыкает шубу его жены. Вот еще минуту назад он клялся, что разведется, и у нее был шанс изменить судьбу. А вот обнаруживается пропажа, и два человека понимают, что не так уж они близки.

Или успешный во всех отношениях Джулиан Инглиш («Свидание…»), который теряет контроль и являет свое истинное лицо один только раз, но на людях. И эта «слабость» демонстрирует, каким хрупким может быть внешнее благополучие. Пожалуй, самая ненадежная опора из всех.


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com