09:25   13.08.18

Пасынки фортуны

В этом обзоре мы собрали книги трудной судьбы, которые вызывали издательские опасения, отлеживались «в столе», с боем и скрипом пробивались к аудитории. Но, к счастью для нас, их авторы не сдались, делом подтвердив свою правоту

Большое сердце

загрузка...
загрузка...

Говорят, хороший парень – не профессия. Фредрик Бакман доказал обратное. Потерпев фиаско на ниве богословия и грузоперевозок, швед неожиданно даже для себя стал востребованным блогером, реализовав талант рассказчика в постах на тему спорта, дружбы и собственной свадьбы. Литературу он покорил светлым текстом о пожилом мизантропе Уве, которому никак не удается покончить с собой. Знакомство с новыми соседями дарит этому мегапозитивному по скандинавским меркам герою вторую молодость. И вот уже из футляра появляется человек большой души – жаль, что ненадолго.

Книга «Чоловік на імя Уве» универсальна: понятные персонажи, воздушный юмор, легкие диалоги, стремительное развитие сюжета. Можно рекомендовать и подростку, и бабушке. Смех всю дорогу, слезы в конце. На родине писателя еще не канонизировали, но уже близки к этому – достижения ABBA признают равноценными Бакмановским.

В это невозможно поверить, однако издатели дебютанту поначалу даже не отвечали. А когда роман все же был опубликован, отговаривали ехать на первую выставку – чтобы не расстраивался, ведь за автографом к создателю гм-гм-гм такой ерунды никто не придет. Киношники проявили бoльшую расторопность: быстро экранизировали, распространили, нахватались премий. Теперь остается только сравнивать. Говорят, роман круче, хотя фильм на «Оскар» тоже не зря номинировался. 

Фредрік Бакман. Чоловік на імя Уве. – К.: Книголав 

Ты куда, Одиссей?

Подобно многим западным интеллектуалам, в 1960-х Роберт Пирсиг увлекался восточной философией. Но познавать первопричину сущего, высшее состояние бытия и принципы творения предпочел не в ашраме, а в дороге. Однажды вместе с сыном-подростком и двумя друзьями он совершил байк-путешествие из Миннеаполиса в Сан-Франциско. Через 17 дней и три тысячи километров была готова идея текста «Дзен і мистецтво догляду мотоцикла». Его напечатали в 1974 году, отказав до того 121 раз. «Успех», в свое время зафиксированный «Книгой рекордов Гиннесса», конечно, коллеги-лузеры уже превзошли. И все же другой результат американца держится – переведенный на десятки языков и разобранный на цитаты бестселлер стал без оговорок культовым и, несмотря на смену эпох, продолжает таковым оставаться.

Пирсиг соединил то, что он сам обозначил как «исследование ценностей» с дорожным дневником, беллетризованной автобиографией и лекторием. Повествуя о мелких происшествиях и беседах, о себе до диагноза «шизофрения» и об изменениях после ужасного лечения, он параллельно объясняет, почему западная мудрость от Аристотеля и до наших дней насквозь ошибочна. Душеспасительное чтение, которое просто обязано быть нудным, оказывается увлекательнейшим туром в мир ищущего дао и, похоже, его нашедшего. 

Роберт Пірсіґ. Дзен і мистецтво догляду мотоцикла. – К.: КМ-Букс

Чего хочет Бог

Писатели – вообще люди странные, но когда встречаешь такого, как Мишель Фейбер, убеждаешься в этом железно. Во-первых, критики не знают, к какой литературе пристегнуть рожденного в Нидерландах, взращенного в Австралии, обитающего в Шотландии, публикующегося в международных издательствах. Во-вторых, родные еле заставили его показать десятилетия пылившиеся черновики профессионалам – те сразу ухватились за перспективного новичка. Ему бы работать да радоваться. Так нет. Он поклялся навсегда остановиться после масштабной по замыслу и исполнению «Книги дивних нових речей».

Завершит ли она его карьеру или нет, пока неизвестно, а вот что внимания заслуживает – совершенно точно. Это история о пасторе, отправленном миссионером на планету Оазис, с населением которой у нас ничего общего, кроме уважения к Иисусу и Новому Завету. Среди кротких прихожан-гуманоидов он был бы абсолютно счастлив, если бы не вести из дома. Земля вступила в полосу экономического хаоса и природных катаклизмов, поэтому каждое полученное от жены письмо является добротной встряской. Священнику предстоит выбор. Фейбер так выкручивает сюжет, что любое решение ставит проповедника на место Бога. Очень неудобное для homo sapiens место.

Мішель Фейбер. Книга дивних нових речей. – Х.: Віват

Лучше поздно

Фрэнсис Скотт Фицджеральд сознательно продавался журналам: рассказы – не романы, делаются быстро. К тому же редакторы глянца были щедры. Особенно активизировалось это сотрудничество к 1930-м: на дворе Великая депрессия, в семье нелады, остро нужны деньги. Вот тут и выплыла на свет правда. От певца «эпохи джаза» ждали чего-то бодрого, беспроблемного, приглаженного. А когда не дожидались, просили переделать тему или стиль. Он категорически отказывался.

Свежий сборник малой прозы «Я віддав би життя за тебе» выжат из архивов спустя почти 80 лет после смерти автора. Произведения интересны и сами по себе – они по-настоящему смелы, остры, ироничны. А для фанатов Фицджеральда – практически бесценны, потому что в некоторых заложены мотивы романа «Ночь нежна», а также идеи сценариев.

Нынешним взглядом едва ли можно разглядеть в этих мини-драмах аморальность. Тогдашние блюстители нравственности смогли. Писателю пеняли на едкую иронию, упаднические настроения (еще бы: супруга, за которой он кочевал из одной психиатрической клиники в другую, не фунт изюму), изображение подросткового секса и других тайных грехов. Порой неровная и не самая жизнеутверждающая литература, но занимательная, весьма занимательная. 

Френсіс Скотт Фіцджеральд. Я віддав би життя за тебе. – Х.: КСД


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com