07:00   19.04.18

Плотный город – хорошо, муравейник – плохо

Экономисты наперебой говорят, что будущее – за городами с высокой плотностью населения. Урбанисты в общем-то поддерживают, акцентируя на больших возможностях развития инфраструктуры, которая для малозаселенных территорий просто не имеет смысла

Застройщики не то что не против, а очень за – «посадить» новые дома на существующую инфраструктуру гораздо проще, чем прокладывать новые дороги, трубы, строить школы и садики.

Но результат получается какой-то не очень. 30-этажные «дома-стены» с «дворами для машин», десоциализация – то, что называют «одиночество в толпе», дефицит элементарной инфраструктуры. А дальше что – миграция, криминализация, снижение стоимости недвижимости, гетто? А как же уверения специалистов, что плотный город – это хорошо? «Большой Киев» разобрался в плюсах и минусах высокой плотности населения и где еще хороший «плотный» город, а где начинается «муравейник».

загрузка...
загрузка...

Плюсы: инфраструктура, обслуживание, экономика

Кто хоть раз не мечтал «перенести» бабушкин дом в селе или дачу в пригороде в город – «эх, вот тогда бы зажили!» Желание соединить возможности большого города с преимуществами жизни в частном доме-усадьбе – это и есть та самая американская мечта о собственном доме, на самом деле свойственная и многим украинцам, имеющим опыт жизни в селах и небольших городках.

Ведь там хорошо, но почему-то нет работы, большого супермаркета с разнообразием товаров, кинотеатра, бассейна, а пыльный пустырь перед сельмагом плохо напоминает современное публичное пространство. Действительно, большая плотность населения как раз и порождает инфраструктуру более высокого уровня за счет наличия большего числа пользователей.

Барселона. Генплан

Большую роль, конечно, играет и общий уровень развития экономики, уровень жизни. Да – можно и в селе построить кинотеатр, но он почти всегда будет пустым, и, соответственно, содержание его будет обходиться в безумные средства.

Массовое обслуживание дешевле, позволяет автоматизировать множество процессов и увеличить разнообразие предложений товаров и услуг. Что, в свою очередь, порождает потребность в профессиях и бизнесе, ориентированных именно на массовое обслуживание. Медиа, СМИ – средства массовой информации – как нельзя лучше своим названием это подчеркивает, их много в большом городе. Помимо этого, маркетинг, социология, сферы культуры и развлечения работают с большими человеческими массами, они появляются только в больших городах.

Это касается и качества благоустройства – даже еще более, чем в вопросах потребления. Все хотят гулять в красивом чистом сквере, но кто задумывается, во сколько обходится его содержание, а ведь без этого никак. Большие благоустроенные парки и вовсе роскошь, которая когда-то была доступна только вельможам, а сейчас большим плотно застроенным городам.

Просто раскладываем стоимость содержания квадратного метра парка или сквера на каждого жителя – вы готовы платить? Здесь же качество дорог, которое тоже стоит денег. Широкие дороги в городах с невысокой плотностью населения – это реальные деньги на ремонт и обслуживание, которые опять же ложатся на горожан. Высококачественная медицина, специализированное образование также возможны только при массовом обслуживании – слишком дорого оборудование и специалисты.

Так согласимся с экономистами и застройщиками – и вперед, в «муравейники»? Ведь высокоплотные кварталы способствуют появлению дешевой и разнообразной инфраструктуры, новых профессий, «вылизанных» парков и скверов, хороших дорог – и в итоге успешной экономики? Но ведь все равно часто получается что-то не так, и дело не в тоске за бабушкиным домом или американской мечтой.

Минусы: десоциализация, криминализация, экология

Слишком высокая плотность населения – другая крайность. Самый высокоплотный в истории человечества район – крепость Коулун – существовала в Гонконге. Здесь на территории бывшего китайского форта плотность населения достигала двух миллионов человек на квадратный километр – хотя в среднем по Гонконгу это порядка шести тысяч. Застроены были практически все 2,6 га площади Коулуна, здесь процветали триады, наркомания, проституция, болезни. В итоге в 1995 году все снесли «под ноль», теперь здесь – городской парк.

крепость Коулун, Гонконг

Киевские Осокорки-Позняки нередко сравнивают с Гонконгом, добавляя – «так там же живут, и мы можем». Действительно некоторые киевские новостройки все более напоминают дома Гонконга – ну, может, на десяток этажей выше. При этом не стоит забывать, что такие дома – порождение миграции, ежегодно сюда приезжают около 45 тысяч мигрантов из материкового Китая. И это – зачастую социальное арендное жилье с крошечными комнатушками-клетками на несколько квадратных метров.

Кстати, социальное жилье – штука довольно опасная. В 1950-х годах в США запустили эксперимент – построили в городе Сент-Луис район Пруитт-Айгоу из 33 многоэтажек, куда переселили семьи из трущоб и гетто. Однако уже спустя 10 лет район превратился в то же гетто – благополучные семьи при первой же возможности выезжали, на их место приходили безработные, потерявшие место жительства в лучших районах, а также мигранты. Как и Коулун, Пруитт-Айгоу уже в 1970-х расселили, а дома взорвали.

Жилой комплекс «Пруитт-Айгоу»

В чем же причина деградации высокоплотных поселений – ведь, казалось бы, там должна «сама собой» появляться инфраструктура? Виной всему… человеческая психология, то, что социологи называют кругами общения, а архитекторы – человеческим масштабом.

Мы способны запомнить и поддерживать тесные контакты с определенным количеством людей – и оно не безгранично. А это влияет на многое, в том числе на взаимный контроль. Не секрет, что в небольших городках все на виду, и соответствие нормам поведения является очень важным, ведь репутация влияет на контакты и успешность. В условиях высокой плотности это стирается – «да кто меня знает».

Все это отражается в инфраструктуре, которая напрямую формирует человеческое поведение. Недаром важный параметр при выборе недвижимости в многоэтажке – количество квартир на этаже. Это первая ступенька социальной структуризации, ведь когда квартир мало, сразу будет понятно, кто сделал что-то не так, все всех знают. Дальше – уровень дома, точнее – двора, придомовой территории. Если он огромен и на всех – та же «анонимность большого города».

Отсутствие структурированного условно-приватного пространства (этаж, дом, двор) с общественным контролем порождает массу конфликтов за общественное пространство (начиная от детей на игровой площадке и заканчивая паркоместами), а это способствует криминализации района – как на уровне преступников-одиночек, так и формирования молодежных банд и других подобных сообществ.

Добавим к этому формат «спальных районов», когда благополучные жители уезжают утром на работу, а «на районе» остаются безработные и «слабые» категории – пожилые люди, молодые мамы с детьми. Если первым зачастую все равно, то вторые нередко бояться выйти во двор и тем более отпустить ребенка самого. Чем не повод для переезда?

Стоит вспомнить и вопросы экологии, которые внезапно появляются при высокой плотности населения. Проблемы доступа к воде и канализации нам, к счастью, малознакомы, хотя недостаточная мощность электросетей и отключения или недостаточный напор воды не новость в некоторых новостройках. Зато загазованность от избытка автомобилей дело уже привычное. Добавим сюда пыль из-за парковки на газонах, а если все заасфальтировать, то при дождях и таянии снега получим подтопления. В Берлине даже в стратегии города есть показатель – процент «закрытости» грунта домами и дорожным покрытием.

Разнообразие как рецепт преодоления и ускоритель гетто

Схожие процессы на самом деле можно увидеть и в Киеве – только может без таких крайностей. Киевские «муравейники» – такое же порождение бедности, как и многоэтажные фавелы Коулуна или дома-стены Гонконга, только с поправкой на стоимость земли и уровень жизни. В условиях низкого доверия к банковской системе недвижимость для многих видится как средство сбережения денег, а низкий уровень социальной инфраструктуры – плата за дешевизну, своеобразная «социальная льгота».

крепость Коулун, Гонконг

Высокая плотность населения – важное, но далеко не единственное условие высокого качества жизни в городе. В той же Барселоне довольно высокая плотность застройки, а с воздуха уходящие к горизонту кварталы могут выглядеть так же пугающе, как дома-стены Гонконга. Секрет – в разнообразии, как архитектуры зданий, так и функций – на первых этажах магазинчики, жилые дома чередуются с офисными центрами, а также в очень четкой структуризации пространства.

Барселона

В условиях закрытой среды высокоплотных кварталов действительно появляется инфраструктура – те же магазинчики во дворе, частные детские садики (строительные нормы уже позволяют их встраивать в здания), небольшие медицинские центры. Однако ключевой вопрос – свободная территория, ресурс которой ограничен. Супермаркет вместо детского сада – реалии Киева уже сейчас, как и ситуация, когда единственная площадка под строительство школы – единственная в радиусе километра зеленая зона.

Однако у нас – открытая среда. Пока Киев – довольно низкоплотный город с большим количеством площадей под застройку. И разнообразие жилья и новые стандарты приведут к появлению более высококачественных районов, на фоне которых «муравейники» будут выглядеть хуже. Дефицит элементарной инфраструктуры, которую уже создавать негде – детские заведения, парковки, общественные пространства, скверы…

Барселона

Учитывая, что немало квартир в новостройках – под аренду, миграция может быть довольно быстрой. Заинтересованными сторонами в улучшении инфраструктуры района являются собственники недвижимости – но фактически это миноритарии, владеющие максимум десятком квартир. И что-либо заметно улучшить будет очень сложно при практически отсутствующем самоуправлении и разбалансированной системе городского планирования…


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com