Пабат, Киеврада
20:36   04.02.19 Фото

По ту сторону света. Годовщина трагедии Александра Пабата

Ровно шесть лет назад с депутатом Киеврады Александром Пабатом («Солидарность») случилось несчастье. При запуске фейерверка ракетница неожиданно взорвалась и ракета угодила ему в лицо, повредив зрение и кости черепа лица. Несколько операций. Реабилитация. Сейчас черты лица вернулись. Но зрения нет и не будет. При этом Александр Пабат всегда подтянут, занимается спортом и, как и уже много лет подряд, остается иконой стиля в Киевраде.

«Большой Киев» поговорил с депутатом, который рассказал, как ему удается держать себя в хорошей форме.

— Александр, хочу отдать должное вашей физической форме. Как вы себя поддерживаете? Видите ли что-то? Как справляетесь в нашем электронном мире? 

загрузка...
загрузка...

— Это была тотальная травма. Глаза, травма головного мозга и лобных долей, кости лицевого черепа – все было повреждено. И речи о том, что я когда-то будут видеть, не шло с самого начала.

— Вот как? Тогда, в 2013 году, говорили, что есть шанс видеть одним глазом. В какой-то момент ваши друзья рассказывали, что вы якобы видите свет.

— Нет. Это изначально говорили, видно, чтобы поддержать. Когда ты приходишь в себя и темно. Наверное, не многие люди могут повести себя адекватно. Но я оказался крепче, чем даже предполагал. И в этом мне помогли работы Виктора Франкла. Он основатель логотерапии (один из видов экзистенциальной психотерапии, основанный на поиске и анализе смыслов существования. – Ред.). Его метод дает понять, что в жизни происходит, чтобы не эффекты смотреть, а понимать причинно-следственные связи. Я прекрасно понимал, что покой – это смерть. Ретикулярная формация ствола головного мозга, клетки-плейсмейкеры вырабатывают психическую энергию. У каждого человека она своя. Но только мы определяем, наш мозг, куда ее потратить. Можно потратить на интеллектуальную жвачку – переживать, копаться в себе в этом случае. А можно двигаться вперед.

Пабат
Фото Константин Ильянок
Пабат
Фото до трагедии

— Простите, что перебиваю. Но я с удовольствием наблюдаю, что к вам возвращается ваше лицо. Это результат операций?

— Да. У меня 94% костей лицевого черепа получили травмы. Стояла пластина на верхней челюсти. Два года я провел в борьбе с этой пластиной. Это постоянные боли. Постоянно были отторжения этой пластины. А в 2016 году я сделал операцию, тогда технологии были другие уже. Боли остались, но уже другие. Но, возвращаясь к вопросу, всегда нужно давать возможность этой психической энергии реализовываться, улучшать жизнь вокруг, делать ее лучше. Раньше я многого не замечал… Как-то в Гарварде проводили эксперимент. Взяли 1000 людей – ценных и полезных. Потому что ценность человека определяется тем, что он дает другим. Не путать с успешностью. Так вот собрали таких людей и спросили, какие три качества дали им возможность добиться того, чего они добились. Потом скомпилировали и выбрали три наиболее часто встречающихся качества. И оказалось, что это напористость, внимание и увлеченность. Так вот у меня всю жизнь было два качества – увлеченность и напористость, в соотношении 80% на 20%. То есть все, что я делал, я делал искренне и напористо. Внимания не было вообще. И многие вещи, которые ускользали от меня, впоследствии играли решающую роль. И огромное количество увлеченной энергии было потрачено… Надо было в двери постучать. А я их не замечал. Сейчас у меня 80% внимания, а 20% напористости. Увлеченность прошла. Увлеченности нет.

— Не верю. Вы все увлеченно рассказываете.

— За этой увлеченностью стоит колоссальная работа и самодисциплина.

 

— Расскажите, как проходит ваш день. Вы когда-то публиковали видео, как занимаетесь спортом.

— Просыпаюсь я в 3:50-4:00. И пока все спят, получаю возможность как минимум три часа спокойно разобраться в своих мыслях. И в это же время занимаюсь спортом – скакалка, гири, отжимания, груша. Это требует напористости и регулярности. Это отвлекает мою психическую энергию от мыслей – почему это со мной, за что это мне.

— Вы были восемь дней в коме. Что вы «там» видели?

— Ничего. Ни тоннеля, ни света. Там нет ничего. И дальше тоже ничего нет. Потому я могу сказать – только самодисциплина и правильное распределение психической энергии поможет человеку оставаться самому собой.

— Вы говорили, что много читаете? Что именно?

— Слушаю. Аудиокниги. Из последнего прослушал «Анну Каренину». Роман в восьми частях. И понял, что предлагать «Анну Каренину» читать школьникам так же нелепо, как предлагать в школьной столовой деруны из трюфелей или котлеты из устриц. Потому что читать это произведение надо людям, которые либо достигли 40-летнего возраста, либо живут более 20 лет в браке. Но даже эти люди не могут понять, почему эта глыба, Лев Николаевич, вложил столько двойных-тройных-четверных смыслов. Анна Каренина – это просто драйвер привлечения внимания. Сама героиня, как и ее брат, вела разгульный образ жизни и к тому же наркоманка.

— На основании чего вы сделали такой вывод?

— Я просто стал обращать внимание на детали. На протяжении романа Анна Каренина четыре раза употребляет морфин. Первый раз после родов. И состояние ее полностью соответствует не родильной горячке, а состоянию наркотического опьянения. Потом в шестой части, побеседовав с женой своего брата, она в спальне накапала себе морфина, без которого не могла заснуть. В ссоре со своим любовником она кричит, что каждый раз, как его нет, она употребляет морфин. А перед своим концом она принимает опий. На самом деле Толстой показывал, как в то время люди жили в семье и обществе. Меня многие темы стали больше интересовать. Вот, например, мне нравится Роберт Сапольски (американский нейроэндокринолог, профессор биологии). Слушаю его лекции. То есть у меня книги, спорт, семья.

— Стали больше слушать своих детей?

— Слышать. Я стал больше всех слышать. И в какой-то мере я должен быть благодарен судьбе, что потерял зрение. Я научился понимать людей. Мы, наша личность, это то, что о нас говорят окружающие. И меня стало очень сложно обмануть – я слышу, когда кто-то врет или говорит правду. Это, наверное, потому что у меня отсутствуют лобные кости. Это как у тибетских монахов, которые их удаляли, вставляя туда колышек. И те, кто выживал, могли быть более внимательными к людям.

— А говорят, что те, кто теряет зрение, лучше слышат?

— Неправда. И обоняние тоже лучше не становится. У меня его вообще нет.

— Я смотрю, вы весь в гаджетах. Часы iWatch, телефон.

Пабат
Фото Константин Ильянок

— Да. Это помогает следить за новостями. Быть в курсе. 

 

В прошлой жизни у меня были увлечения – дайвинг, сквош, бакс, фотография, машины, путешествия, не грин-отдых, а именно путешествия – я сам  разрабатывал маршруты. Я очень любил архитектуру. И когда у меня ушло зрение, мне нужно было провести сложную интеллектуальную работу и поменять все мои увлечения… И я сублимировал. Я обратил внимание на питание. У меня жена серьезно занимается йогой, преподает, она мне многие вещи подсказывает. Но главное – это загружать себя работой и самодисциплина. «Делай что можешь с тем, что имеешь, там, где ты есть», — сказал Теодор Рузвельт. Это в общем-то сейчас мой девиз.

Пабат

загрузка...
загрузка...

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com