16:07   08.12.17

Проектная мощность

В конце 1920-х годов в Украине сложилась невероятная, баснословная с точки зрения культурного достояния ситуация: здесь одновременно работали два художника, каждый из которых предложил мировому искусству свое прочтение модернизма 

Но если один из них – Казимир Малевич – работал в общеевропейском русле анализа формы и просто вырвался вперед, в определенном смысле первым пришел к финишу на дистанции, обойдя многих соперников, то другой – Михаил Бойчук – представлял самобытное прочтение модерного искусства, построив его на универсальных символах прошлого и вдохнув в них новые смыслы.

Изучая искусство прошлого, Бойчук обращал внимание на образные языки, которыми в разные времена говорили об идеальном, символическом, обобщенном: византийская икона, проторенессанс, символизм, народное искусство. На их базе он создал свой собственный образный язык, современный и одновременно древний. И на нем художник рассказывает о крестьянах, о людях труда, об их повседневном труде и ежедневном бытии, вознося его тем самым на уровень новой сакральности.

Михаил Бойчук всегда был окружен учениками – он был профессором Академии художеств, главой монументальной мастерской, всячески пропагандировал свой творческий метод. Круг художников, вдохновленных его идеями и работавших в разных жанрах искусства, был очень широк, но после ареста и расстрела Бойчука многие из них были репрессированы, их работы уничтожены или оказались разбросанными по запасникам различных музеев. Выставка в «Мыстецком арсенале» – пожалуй, самое полное собрание работ бойчукистов, попытка собрать вместе все, чтобы представить максимально широкую картину этого мощного явления.

Огромная, разнообразная, разноплановая экспозиция; уникальное, небывало полное собрание творчества бойчукистов разных лет, жанров и техник (проект – результат сотрудничества 19 музеев, архивов, библиотек и галерей плюс частные коллекции). Работы друзей-единомышленников по самой первой, из далекого 1908 года парижской художественной группе «Возрождение византийского искусства», среди которых София Налепинская и Николай Касперович.

Ученики, что называется, первого ряда, зрелые самостоятельные художники, которые позже, уже в Киеве, расширили творческий метод Михаила Бойчука (и были расстреляны вместе с ним) – Иван Падалка, Василий Седляр и другие. Наконец, художники его круга, а он был учителем, пророком, и круг его учения становился все шире. Некоторые из них выжили, уцелели, как, к примеру, Вера Бура-Мацапура, прожившая долгую жизнь и умершая в год обретения Украиной независимости, возглавлявшая мастерскую офорта в киевском художественном институте. Только посмотрев на ее ранние работы, вообще на графику бойчукистов (Налепинская по праву считается основателем украинской модерной школы графики и книжной иллюстрации), понимаешь, откуда взялся этот узнаваемый стиль украинской графики, который весь советский период тихо жил в книжных иллюстрациях классики.

Вся эта сложная симфония, в которой, как и полагается революционному искусству, призванному преобразовывать среду, есть все: от мозаик до расписных тарелок, плакаты, книжная иллюстрация и керамика, – ритмично пульсируя, движется по огромному залу «Арсенала» вглубь, к своей естественной кульминации, средоточию смысла бойчукизма – к монументальным росписям. Именно в них Михаил Бойчук видел высший смысл собственного творчества и деятельности современных художников вообще, именно их считал идеальным языком коммуникации искусства и народных масс, именно ради них не выставлял на выставках свои картины – зачем, если росписи все равно полнее передают смысл, и они в действительности принадлежат народу, ведь их видят все и так, без всякой выставки.

Бойчукисты сделали комплексные росписи более десятка общественных зданий: Луцкие казармы в Киеве, Харьковский оперный театр, санаторий имени ВУЦИК на Хаджибеевском лимане, Краснозаводской театр в Харькове и еще множество различных общественных зданий по всей стране.

К сожалению, монументальные росписи не сохранились. Ни одной работы из множества, сделанных в Киеве, Харькове, Одессе. Нет нигде ничего, все было уничтожено после репрессий, ареста и расстрела Бойчука и его сподвижников. Уничтожено дело жизни выдающегося художника ХХ века, и сама память о нем долгие десятилетия была скрыта.

В качестве смысловой коды на выставке присутствует видеоинсталляция во всю огромную арсенальскую стену – авторская попытка реконструкции утраченных росписей средствами компьютерной анимации (авторы: Валерия Гуевская, Максим Белоусов, Василий Рябченко). Это не научная работа, скорее, творческая рефлексия, основанная на архивных материалах. Так могли бы выглядеть росписи Бойчука, если бы сумели дойти до нас сквозь жуткий наш ХХ век. Но в каком-то смысле они дошли – просто рассыпанные на тысячи кусочков в сотнях работ бойчукистов, собранных в единую мозаику большого стиля на выставке в «Мыстецком арсенале».

«Мыстецкий арсенал»

ул. Лаврская, 10


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com