кгиги
фото: Константин Ильянок
10:58   04.11.19 Фото

Прокруст бы плакал

Бывают книги, которые не уложить в рамки как ни крути, потому что их авторы такие же – неформатные. В этом обзоре насмешливый взгляд на мир литературы, очищенная от мифов история Древнего Рима и реалистичная фантастика. Все три – британского производства.

Стрип-комикс

загрузка...
загрузка...

Если вы считаете, что комиксы рассказывают о супергероях и суперзлодеях, самое время познакомиться с Томом Голдом – он быстро обратит вас в другую религию. Известность шотландцу принесли рисунки на тему политики, технологий, искусства, публикующиеся крупнейшими СМИ по обе стороны Атлантики и отмечающиеся премиями «оскаровского» уровня. Он как Шон Коннери, только в сфере иллюстраций и на полвека младше.

Действующие лица «Печемо з Кафкою» – адепты письменной традиции. Будь то викторианские дамы, озвучивающие послание джентльмена, оформленное с помощью эмодзи. Заядлые читатели, которые или утопят любимую книгу, или ее забудут, а то и невзначай сдадут в макулатуру. Чутко реагирующие на тренды авторы детективов: их персонажи травятся крафтовыми бриошами, взрываются вейпами и падают, селфясь, со скалы.

Каждая страница сборника карикатур и мини-комиксов заставляет хмыкать и улыбаться, иронично выгибая бровь. Фокус в том, что библиофильское веселье понятно лишь тем, кто различает Бебеля и Бабеля и, не запинаясь, произносит «экзистенциализм». Своеобразный комплимент людям высокой культуры – в их существование Голд-гуманист истово верит. Отдельное спасибо переводчику за бережное приспособление некоторых сугубо британских реалий к украинскому контексту. Во всяком случае, кнопка-подтверждение доступа в сети «мені шістнадцятий минуло» – и смешно, и свежо. Абсолютный must-see нынешней осени.

Том Ґолд. Печемо з Кафкою. – К.: Видавництво

Монография

Древний Рим оставил оптику, через которую европейцы до сих пор смотрят на мир. Определил общественные векторы на тысячелетия вперед. Заложил базу теперешней геополитической расстановки сил. Повлиял, влияет и будет влиять на культуру. Завещал нам идеи гражданских свобод и систему законодательных собраний. Диктаторы, сенаторы, гладиаторы, и сегодня находящиеся в центре внимания, тоже родом оттуда.

Книга Мэри Берд «SPQR. Історія Давнього Риму» выросла из желания разобраться, как маленькое поселение превратилось в империю с огромной территорией на трех континентах. Тем более что информацию, скрытую в недрах, на дне морском и в архивах, ученые продолжают добывать не покладая рук. Главную задачу исследовательница видит в размежевании фактов, мифов и тенденциозных наслоений. Надо признать, с развенчанием представления о якобы коварстве римлян, якобы угнетавших якобы невинные племена якобы беспрецедентно жестокими методами, она справляется блестяще.

«SPQR» (аббревиатура «сенат и народ Рима») – история в непривычной подаче. Берд ведет линию от заговора Катилины и звездного часа Цицерона, когда город уже расцвел, до приверженца равенства Каракаллы. Возвращаясь к подоплеке эксцентричной легенды о Ромуле и Реме, римским царям, дальнейшей экспансии, Пуническим войнам, Цезарю, Бруту и другим эпохальным личностям. Используя термины «революция», «аннексия», «терроризм», «избирательный пакт», якобы неприменимых к античности, но приближающих ее к нам максимально. Абсолютный must-think нынешней осени.

Мері Берд. SPQR. Історія Давнього Риму. – К.: BookChef

Роман

Матушкино наследство Чарли угрохал на Адама – продвинутого робота с функциями партнера, собеседника, слуги. Да всего, что позволяет чип управления и пожелает хозяин. Электронный парень, внешне неотличимый от живорожденного, дышит, выражает эмоции, общается, занимается сексом и много, очень много думает. Чего следовало бы ожидать от антрополога Чарли, решившего запрограммировать характер игрушки на пару с соседкой и посмотреть, что выйдет. Хотел как лучше, однако у Адама было собственное мнение.

Сюжет романа «Свій серед машин» давал возможность Иэну Макьюэну забросить героев в будущее, перевести рубильник в положение «симулируем бога» и не париться. Британец поступил тоньше: спровадил их в начало 1980-х (Фолклендская война – мозоль, натираемая со старта до финиша), одарил авангардными достижениями и выудил из могилы Алана Тьюринга – того самого взломщика немецкого шифратора Enigma. Здесь математик, естественно, занят теорией и практикой искусственного интеллекта.

Так киберфантастика отошла на второй план. Впрочем, это не помешает ценителям жанра насладиться деталями-приманками, разложенными писателем в нужных местах. А на первом оказалась драма, дополненная пулом вопросов об ответственности, выборе, праве на ошибку, границах прогресса и о том, что делает человека человеком. Из-за обилия узнаваемых мелочей, замиксованных с вымыслом, книга воспринимается реалистичной, и близко не являясь таковой. Абсолютный must-read нынешней осени.

Ієн Мак’юен. Свій серед машин. – К.: КМ-Букс

загрузка...
загрузка...

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com