08:46   17.04.18

Проморгать диктатуру. Опыт гетманского переворота

Государственный переворот в Киеве 29-30 апреля 1918 года произошел достаточно быстро. Захват ключевых позиций в городе, нейтрализация противников, задействование сил союзников, провозглашение власти гетмана Скоропадского – все разыгралось как по нотам

Но такое четкое исполнение подразумевает тщательную подготовку – и она была проделана блестяще.

Первый звонок

загрузка...
загрузка...

Подготовка к установлению диктатуры гетмана проходила, естественно, втайне от широких масс. Но кое-что просачивалось и вовне. Так что тогдашние читатели киевских газет могли с уверенностью предполагать: назревают серьезные события.

Первый звонок прозвучал в средине марта. Тогда газеты обратили внимание на распространение среди украинских военных машинописного воззвания, размноженного на гектографе. В этом документе впервые в массы запускается идея восстановления гетманата: «…Спасли Украину наши дорогие соседи-немцы и единокровные братья наши русины… Мы… считаем необходимым ясно подчеркнуть, что… без гетмана… погибнут население и Украинская Государственность».

Таким образом, в определенных киевских кругах уже тогда сформировался запрос на сильную авторитарную власть. А публицисты задают вопрос: «Кому и зачем понадобилась эта архивная старина?.. Если это романтизм, то романтикам следовало бы вспомнить, что имя гетманов не у всех вызывает позитивные воспоминания… Если же это лишь романтический покров для совсем неромантичного дела – диктатуры, то каждый понимающий человек и сам поймет цену этой реакционной выдумке».

Между тем данное воззвание было не единственным в своем роде. «В Киеве уже давно появилось несколько мошеннических изданий, которые, печатая и выпуская на продажу уличные листки под громкими крикливыми названиями, бессовестно ловят на удочку легковерного покупателя… Листки печатаются без указания даты их выпуска… В листках часто появляются сенсационные сообщения под громкими названиями бессмысленно провокационного характера», – сообщают СМИ уже в начале апреля.

Хлеборобы как гражданская составляющая заговора

Конечно же, в прессе не найти сводок деятельности офицерской организации «Украинская народная громада», подготовившей переворот, – на то она была и тайная. Как не удастся проследить, чем был занят сам П. П. Скоропадский – он пропадает из поля зрения газет после отставки с поста Генерального атамана вольного казачества в конце 1917 г. Но за действиями Украинской демократическо-хлеборобской партии – политической силы, придавшей власти новоявленного гетмана легитимность, наблюдать можно.

Павел Скоропадский. «Его Светлость Ясновельможный Пан Гетман Всея Украины»

Эмиссары от кругов крестьян-собственников и землевладельцев появляются в Киеве накануне посевной, в десятых числах апреля. «…Делегации ходят по всевозможным министерствам, обращаются за советами к частным лицам, добиваются аудиенции у президиума Центральной рады. Настрой у делегатов возбужденный, тревожный: они говорят, что к началу посевной осталось, может, каких-нибудь пять дней, а далее, если порядка не будет, наступит конец и земельному вопросу, и самому украинскому государству».

Суть претензий в целом заключалась в следующем: недовольство социализацией земли, продовольственной диктатурой, невозможностью отстоять свои интересы в суде, сомнительной легитимностью и представительностью Центральной рады.

Уже 13 апреля в печати появляется открытое письмо съезда партии Малой раде и ее президиуму: «…Господам министрам мы уже сделали заявление, итак заявляем и вам, господа члены Центральной рады, что мы уполномочены хлеборобскими массами, главным образом мелкой и средней собственности, до предела разрушенными сейчас вашей, господа, внутренней политикой…». В письме выражается недовольство в особенности земельной политикой УНР и в связи с этим предрекаются великие бедствия для страны.

Не услышанные властью «демократические хлеборобы» планируют созвать свой съезд 29 апреля в зале Купеческого собрания (Владимирский спуск, 2, сейчас Национальная филармония Украины). Идет подготовительная работа – в Украинском клубе «Родина» (доходный дом по ул. Владимирская, 42) представители партии знакомят всех желающих с ее программой и задачами.

Между тем к концу месяца в Киев стекаются тревожные сообщения: в стране появляются вооруженные «помещичьи банды», противостоящие крестьянским союзам и продовольственным комиссарам. Это поднимают голову прежние землевладельцы – социальная база УДХП. «Продотряды УНР» с трудом могут им хоть как-то противостоять.

Да и вообще, вокруг вооруженных сил республики происходит что-то непонятное.

Странные маневры вокруг армии

В ходе визита в заседание Малой рады 13 числа делегации от сформированной из бывших военнопленных Первой украинской дивизии было заявлено, что делегаты представляют лишь первый, второй, третий и артиллерийский полки. Четвертый же полк, по их словам, «распропагандированный темными черносотенными элементами, поддался этой пропаганде, и теперь там разруха…».

Отповедь последовала через пару дней. Командир полка, полковник Чеховский, обратился в «Нову раду» с письмом, где сообщил: «…Никакой, ни черносотенной, ни большевистской пропаганде четвертый полк не поддался, а то, что с ним случилось, имеет совсем иной характер и иные причины, которые, исходя из военных интересов, не могут быть сейчас опубликованы», – довольно неуклюжая аргументация.

И вот буквально накануне переворота, 28 апреля, газета публикует статью, странно задержавшуюся в наборе с 25 числа – о грядущем расформировании дивизии. Историк и публицист Ф. Крушинский отмечает: «Несколько дней назад стали распространяться слухи о расформировании первой украинской дивизии… Существование этих полков связано с большими надеждами правительства и граждан».

Автор задается вопросом: кому и зачем нужно устранение дивизии, практически безраздельно верной правительству УНР и готовой встать на его защиту?

Сейчас, спустя сто лет, можно ответить – ликвидация этой боевой единицы нужна была тем же силам и лицам, которым понадобилось случившееся незадолго до этого упразднение вольного казачества. П. П. Скоропадский, руководя им в свое время, прекрасно знал боеспособность, состав этой структуры и политические настроения в частях.

Таким образом, из-под ног правительства УНР выбивалась одна из немногих опор республики – вооруженные силы. И что поразительно – руками самих народных министров: внутренних дел и военного.

В итоге реально защитить и границы государства, и спокойствие внутри него в состоянии лишь германские солдаты.

А что же сами немцы?

Германский фактор

А сами немцы в копилку слухов и пересудов добавили немало. Ни для кого в Киеве не было секретом, что германское и австрийское командование находится в непростых отношениях с руководством УНР. С одной стороны, вроде, союзники. С другой – уж очень часто интересы украинской власти вступали в конфликт с запросами и действиями иностранных военных.

И около середины апреля начинает ходить по рукам «копия донесения» австро-германской дипломатической миссии своим государям по поводу ситуации на территории Украины. Смысл этого документа вкратце таков: здесь все безнадежно запутано, украинская идея не овладела массами, отсутствует достаточное число сознательной национальной интеллигенции. Украинская аристократия практически полностью стоит на великорусских или великопольских позициях.

По поводу подлинности документа и дальнейших действий союзников «Нова рада» в статье «Накануне событий» приводит беседу сотрудника «Последних новостей» с неназванным представителем германского командования, которую тот «не разрешил, но и не запретил» обнародовать.

Герр Х. отметил, что подобное донесение было и оно вполне отвечает окружающим реалиям. Миссия, прежде всего ее австрийская часть, убеждается в неспособности руководства УНР навести в стране порядок. Х. предположил, что вскоре руководство стран-союзников отреагирует на донесение определенным образом – скорее всего, не прямой оккупацией, а чем-то иным.

Трудно сказать, что это было – действительная утечка или информационная спецоперация. Но резонанс она вызвала нешуточный – киевские газеты («Киевская мысль», «Голос Киева» и другие) перепечатывают, переводят и оживленно комментируют статью.

И пускай киевские фельетонисты потешаются над слухами от «кухарки Митродоры», мол, вскоре немцы выгонят и вывезут Центральную раду в шести телегах то ли во Львов, то ли в Полтаву – пускай. Киевляне уже понимают: что-то вот-вот случится. «На душе становится тревожно», – отмечает 21 апреля «Відродження».

Беспокойство среди киевлян вызывает и расклеенный в городе 26 апреля приказ главнокомандующего германскими войсками на территории Украины генерал-фельдмаршала Г. фон Эйхгорна. В Киеве вводятся особые меры по охране общественного порядка, прежде всего направленные на пресечение противодействия союзным войскам. Нарушители порядка предаются военно-полевому суду.

Герман фон Эйхгорн. Главнокомандующий группы армий «Киев»

Собеседник Х. корреспондента «Последних новостей» – представитель союзной миссии – уточняет, что поводом для  приказа стало похищение члена украинско-германской комиссии по товарообмену А. У. Доброго. Действия союзников на этот раз направлены против малоизвестного Союза спасения Украины и «анархических групп» вообще.

В результате германское командование практически все функции поддержания порядка возложило на союзные войска – в ведении местной судебной системы остался лишь мелкий криминал.

Важным моментом приказа является запрет – вплоть до угрозы закрытия газет – на агитацию. Но не всякую. Накануне 29 апреля фон Эйхгорн встречается с организаторами съезда Украинской демократическо-хлеборобской партии и обещает им свою всяческую помощь.

Пазл под названием «Гетманский переворот» почти сложен. Осталось лишь несколько штрихов – и можно предъявлять его «граду и миру».

загрузка...
загрузка...
Афиша Киева

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com