13:22   21.08.18

Работа на опережение

Лайфгарды на городских пляжах уже не вызывают недоумения, наоборот — появляется интерес к профессии. О подготовке, конфликтных ситуациях, провокациях и нарушителях «Большой Киев» говорил с супервайзером Пляжного патруля Евгением Перепелицей и менеджером проектов Анастасией Аксеновой

Пляжный патруль появился в Киеве в 2015 году. История началась с трех вышек и 30 волонтеров в Гидропарке. Сейчас лайфгарды есть на каждом официальном пляже столицы.

Не допустить беды

«Есть такая поговорка: хороший лайфгард  — сухой лайфгард. Если ты идешь в воду кого-то спасать, ты уже сделал что-то не так», — говорит Анастасия Аксенова. Принцип работы лайфгардов во всем мире — работать на опережение.

Для того, чтобы не пропустить ничего, что может привести к чрезвычайной ситуации, существуют специальные правила скрининга (наблюдения). Кроме того, лайгардам помогают и обычные люди, указывающие патрульным на нарушителей.

Если человек нарушает установленные на пляже правила, то лайфгарды проводят беседу и стараются устранить проблему. В особых случаях вызывают полицию. «Спасатель выполняет работу, за которую получает деньги. А отдыхающий тратит свое личное время и портит себе отдых. Не пойму, зачем ему это нужно», — иронизирует Евгений Перепелица.

Пляжный патруль зарабатывает авторитет ежедневно: людям самим становится неловко нарушать. «Если лайфгард свистит, кричит нарушителю, то весь пляж на него смотрит. Мало кто хочет быть опозоренным в общественном месте», — рассказывает Перепелица.

Самое распространенное нарушение — это алкоголь. Зная, что на пляже его употреблять нельзя, люди срывают этикетки. «Если человек ведет себя тихо, мы, понимая, что в бутылке, просто предупреждаем его об опасности купания в состоянии алкогольного опьянения. Но если он сидит в пьяном угаре с этикеткой или без — это уже повод для общения с полицией», — объясняет Перепелица.

Около 30-40% отдыхающих заплывают за буйки. Если нарушитель не реагирует на сигналы и не возвращается в безопасную зону, лайфгарды проплывают для проверки. «Буйки — не колючая сетка, нарушают часто», — отмечает Евгений.

По словам ребят, большинство конфликтов разрешается спокойно. Иногда сами отдыхающие вступаются за спасателей, которым начинают хамить. Лайфгардам приходится их разнимать.

Неприятные ситуации случаются и с представителями СМИ. «Недавно нам устроили провокацию. Журналист сделал вид, что тонет и был возмущен, что его не спасли. Но мы же видим, плохо человеку или он дурачится. Лайфгард посмотрел, балуется дурачок, и отвернулся: он не может отвлекаться от работы. А журналисты подали это как плохую работу», — возмущается Перепелица.

Нелегкая подготовка

Рабочий день лайфгарда начинается в 8 утра с тренировки. Потом, еще до начала смены, нужно успеть все подготовить: укомплектовать лодку, проверить рацию, доплыть до места, расставить оборудование, оценить обстановку на воде и на пляже, поставить флаг. Дальше все расписано по часам: патрулирование, скрининг, проверка ситуаций и многое другое. Зона ответственности ограничивается двумя красно-желтых флагами на суше и буйками на воде. Именно здесь лайгард гарантирует безопасность.

Период отбора и обучения будущего лайфгарда занимает два месяца, а начинается все с бассейна. Там кандидат должен проплыть 50 метров за 50 секунд, 250 метров за восемь минут и продержаться две минуты на воде. Если тест провален — отказ.

На собеседовании ждет психологическое тестирование.  Разыгрываются ситуации, в которых соискатель раскрывается. «Есть люди, которые психологически не могут тут работать: стесняются, им неудобно подойти и сделать замечание», — объясняет Евгений.

Непосредственно обучение в академии лайфгардов длится две недели, занятия проходят ежедневно, без выходных. Особое место занимает физическая подготовка. По словам самих патрульных, тренировки столь тяжелые, что случаются даже обмороки. В 2018 году уже в академии из-за нагрузок отсеялось семь человек. В основном, в патруль идут выпускники Института физкультуры и особенно кафедры водных видов спорта.  Такие кандидаты к нагрузкам привычны и даже рады им.

В свободное время

До появления Пляжного патруля спасателей на пляжах не было: местные ГСЧС приезжали на вызовы. «Есть две минуты, чтобы спасти человека. Конечно, доехать за такое время до пляжа невозможно», — отмечает Анастасия Аксенова. По ее словам, с появлением лайфгардов ни одного летального исхода не зафиксировано.  

В мире спасательные службы постепенно переходят на волонтерский формат. «Например, в Швеции ты работаешь в офисе, но если вызов, едешь в пожарную часть, надеваешь форму и ты уже пожарный. Система не совсем ясна, но мы будем отслеживать», — отмечает Перепелица.

Сейчас среди лайфгардов есть люди с официальной зарплатой и волонтерский корпус, участники которого приходят помогать в свободное время. По словам Аксеновой, желающих стать волонтером пока не много. «Зато с ними проще работать. У них есть дополнительная мотивация: принести пользу обществу, обзавестись новыми умениями и знакомствами», — добавляет девушка.

Ребята рады тому, что о них уже знают не только в столице и надеются на появление лайфгардов в регионах. «Мы и после работы остаемся спасателями: не пройдем мимо человека, которому плохо, сделаем замечание курящему в неположенном месте и т. д. Это обычная социальная ответственность», — утверждает Евгений.