книги
10:03   02.09.19 Фото

С любовью к мишкам

Я и предположить не могла, что когда-либо напишу обзор трех взрослых книг о медведях. И все же это так. Будь то деятели искусства, игрушечные путешественники или сказочные философы – сегодняшние главные герои усердны, пытливы, мудры. И чрезвычайно мобильны.

Эксцентрика

Тавада  книги
загрузка...
загрузка...

Три поколения – три судьбы. Бабушка эмигрирует из СССР на Запад. Ее дочь совершает обратное сальто в ГДР. Внук в объединенной Германии становится берлинской знаменитостью. Исторический роман? Не совсем, потому что повествование в «Мемуарах білих ведмедів» ведется от лица сами понимаете кого.

Прием неновый – рассказчиками в современной литературе кто только не был: вазы, овцы, привидения, винные бутылки. Фишка в том, как это сделано, а сделано в данном случае хорошо. Ёко Тавада придумала мир, в котором никто, и люди в первую очередь, не удивляются хищникам, строчащим автобиографии, участвующим в конференции «Значение велосипедов для народного хозяйства» и способным рассуждать об основных принципах демократии. И медведи людям не удивляются. Что взять с двуногих, то и дело причиняющих боль? Их хлебом не корми – дай покомандовать: ходи на задних, крути педали, работай быстрее. Угнетатели, короче.

Пожалуй, ближе всего этой книге определение «эксцентрическая».

Доверив мохнатой династии право голоса, японо-немецкая писательница создала удивительный текст, где переплетены реальность и фантасмагория, ирония и пародия, лирика и драма. И при этом он плавный, словно река, поэтически образный и ясный даже ребенку. Но вдруг вопросы к автору возникнут, их можно будет задать непосредственно – 25 сентября в Киеве состоится презентация при участии Ёко Тавады.

Йоко Тавада. Мемуари білих ведмедів. – К.: Видавництво

Странствия

Давыденко, книга

Естественно, центральный персонаж и рассказчик «Країни призначення» медведь. Игрушечный Степан – заядлый путешественник: Кения с ее природным разнообразием и нюансами языка суахили, Финляндия и Виктор Цой, остров Крит, где коты рыжи, а сиеста для живых организмов обязательна – вся планета в его лапах. Из каждого пункта он отсылает письма своей хозяйке – фотографу и основательнице волонтерской организации «Ми для війська» Татьяне Давыденко (автор книги сами догадайтесь кто).

С одной стороны, сообщения вояжера несколько наивны: зебры – это такие полосатые кони; Югославия распалась; Зевс очень девушек любил. С другой – он поразительно культурен. Цитаты и аллюзии сыплются из него без остановки и без разбору: Сергей Жадан, Юрий Андрухович и Александр Ирванец, Майк Науменко и «Бумбокс», Карен Кристенсе фон Бликсен-Финеке и Генрих Белль, проектанты мостов в чужих землях Леонардо да Винчи и Гюстав Эйфель лишь часть упомянутых персон, которых (вдруг вы не в курсе) есть резон погуглить.

Микс лекториума и травелога подпитывается не только из иностранных источников – Степану и в Украине не сидится на месте. Луцк, Харьков, Ровно, Днепропетровск, Черновцы, Дрогобыч – бывалый топтыгин отмечает, что посмотреть, как доехать с комфортом, куда зайти перекусить. А еще – утверждает он – важно, чтобы в точке назначения тебя ждали. И с этим трудно не согласиться.

Тетяна Давиденко. Країна призначення. – Чернівці: Книги – ХХI

Философия

Хофф, обложка

Воля Вселенной, свыше данная добродетель, благое недеяние, простота души – об этих и других категориях китайского традиционного учения можно почерпнуть информацию у Лао-цзы и Чжуан-цзы. А можно обойтись Винни-Пухом, его опилками и оптимистичным пофигизмом. Второй вариант принадлежит Бенджамену Хоффу, который узрел в пустоголовом ценителе меда не то, что другие читатели.

Автор «Дао Вінні-Пуха» двигается за милновским персонажем, следуя тезису «путешествие в тысячу миль начинается с первого шага». Он то вступает в диалог с бесхитростным героем, чья сила – в здравом смысле и привычке ничего не усложнять, то подслушивает беседы Пуха, Пятачка, Иа и Кролика. Они вроде бы рассуждают о своем, однако в их лепете слышатся серьезные с точки зрения жизнепонимания вещи: в чем сила интуиции, почему многие знания не являются синонимом счастья, а вот подходящая семья, соответствующие занятия, родная среда обитания являются.

Сравнивая конфуцианство, буддизм и даосизм, Хофф отдает предпочтение последнему как ориентированному на обычного человека со всеми его проблемами, сомнениями, надеждами и желаниями. Даосы не пытаются загнать натуру в жесткие рамки. Не считают, что связь времен прервалась, а поднебесная – лишь юдоль страданий. Они бодро плывут по течению, находя утешение и опору в доброте, умеренности, заботе. И если не сворачивают с избранной стези, у них все получается.

Бенджамен Гофф. Дао Вінні-Пуха. Принципи даосизму на прикладі найвідомішого у світі ведмедя. – К.: КМ-Букс

загрузка...
загрузка...

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com