16:15   16.01.18

Состояние республики

В ноябре 1917-го, приняв на себя все властные полномочия, Украинская Центральная Рада столкнулась с необходимостью по-новому выстраивать отношения с центром.

Украинские социалисты разных толков, а тем более умеренные политики, вовсе не горели желанием с головой бросаться в социально-экономический эксперимент, предлагаемый ультрарадикалами из Совнаркома. Иллюзий по поводу долговечности нейтралитета с киевскими большевиками не было ни у кого. Поэтому уже в конце октября стали громко звучать идеи о провозглашении украинской государственности.

В Малой раде их продвигали украинские эсеры. От имени всей фракции Николай Ковалевский 29 октября, в разгар уличных боев в Киеве, заявил о суверенности Украинского учредительного собрания и констатировал сползание России в хаос. Уже на следующий день был принят за основу проект конституции Украинской Республики.

А события в городе и крае развивались все стремительнее. Подавив сопротивление военных, верных Временному правительству, сместив его комиссаров в регионах, Центральная рада оказалась лицом к лицу со своими недавними союзниками – местными большевиками, которые пытались переподчинить ряд украинских учреждений Совнаркому, в том числе и в Киеве. Дело доходило до вооруженных инцидентов.

Не было времени ждать избрания и созыва Украинского учредительного собрания. Назрел вопрос о принятии юридического документа, который четко определил бы границы взаимоотношений между центром и провинцией, не порывая с Россией. То есть, по выражению передовицы газеты «Нова Рада», политический момент просто вел к провозглашению Украинской Республики.

УНР: Педагогический музей, Софийский майдан – далее везде

Это произошло 7 (20) ноября 1917 года на заседании Центральной рады в Педагогическом музее (ул. Владимирская, 57, сейчас Дом учителя). Огласив требования III Всеукраинского войскового съезда и объявив, что соответствующий акт подготовлен и в течение недели прошел обсуждение во фракциях, Михаил Грушевский зачитывает текст III Универсала, которым провозглашалась Украинская Народная Республика. Ниже содержался ряд демократических и социалистических положений.

После десятиминутного перерыва проходит поименное голосование: все украинские и еврейские депутаты «за»; воздержались великорусские меньшевики, эсеры и представитель «Польского демократического централа». Мотивы последних сводятся к тому, что Центральная рада принятием акта вмешивается в прерогативу Учредительного собрания.

Листовка о провозглашении Украинской Народной Республики

9 ноября в торжественной обстановке с текстом Универсала была ознакомлена огромная толпа. Прошел воинский парад в присутствии иерархов церкви и иностранных гостей: французов, бельгийцев, румын, итальянцев. Весть о провозглашении УНР разнес по миру телеграф.

На праздничных собраниях предприятий, учреждений и учебных заведений, проходивших в эти дни, принимаются поздравительные обращения к Центральной раде. Общее собрание служащих Киевской губернской земской управы (ул. Владимирская, 35, сейчас здание СБУ) основывает Фонд воли Украины для сбора средств на памятник в честь УНР.

Киевские газеты в основной массе приветствуют объявление республики. Орган УСДРП «Робітнича газета» видит в Универсале средство предотвращения сползания в хаос: «Спасение российского государства состоит в фактическом проведении федерализации, в немедленной перестройке государства из централистического в федеративное… Российское государство может остаться единым и неделимым, сохраниться от окончательного развала только тогда, когда все народы, все края России приступят немедленно к созданию своей высшей краевой власти».

Крестьянская «Народная воля» отмечает: «В целях самообороны Украине следует стать народной демократической республикой. Она должна стать тем центром демократической власти, вокруг которого на федеративных началах смогут объединиться те края и народы России, которые еще не полностью захвачены анархией и которые еще способны к самообороне».

В то же время «Нова Рада» не исключает, что провозглашение такого акта вызовет сопротивление многих граждан и общественных организаций, и призывает украинских граждан всех национальностей поддержать его.

От провинции к державе – дела неподъемные

10 ноября на заседании Малой рады Грушевский предлагает наполнить конкретным содержанием Универсал и сформировать полноценные государственные органы: военные, финансовые, судебные, образовательные и пр.; вообще – налаживать государственную жизнь.

Предпринимаются попытки реализовать на практике положения документа. Реформируется судебная система, в прениях и дискуссиях начинает работать по-новому образование. Секретарство финансов пытается найти средства на государственные нужды и обуздать ужаснейший денежный хаос.

Ведется работа на внешних направлениях. Налажены контакты с представителями стран Антанты. Украинская делегация направляется на германо-большевистские мирные переговоры, идущие в Брест-Литовске. Представители Киева ведут переговоры в Петрограде с Совнаркомом по поводу торгово-экономических отношений и возврата на Украину исторических государственных клейнодов.  

Но ситуация остается критической. Молодая республика оказывается в недружественном соседстве. С севера, северо-запада, юго-запада – частью разложенные, частью украинизированные войска Ставки верховного главнокомандования, Юго-Западного и Румынского фронтов плюс красная гвардия. Черноморский флот частично выражает поддержку Центральной раде и поднимает национальные флаги. Но здесь уже вовсю работают эмиссары красного Центробалта.

Взаимная лояльность отмечается только с такими же национальными движениями в Белоруссии, Бессарабии, с Курултаем крымских татар и войском донским. Но на Дону формируется добровольческая армия, чье руководство и слышать не хочет ни о какой федерализации.

Ситуация на территории УНР тоже сложная. В Екатеринославе и Харькове мутят воду местные и петроградские большевики. Вся остальная территория республики представляет собой чересполосицу – власть на местах у всевозможных комитетов, советов и дум, от сторонников Временного правительства до национальных меньшинств.

Экономика дышит на ладан. Повсеместно происходят самочинные захваты, разгромы и разграбления предприятий и земледельческих хозяйств. Действующие заводы и фабрики с трудом выживают, то и дело останавливаясь – по техническим причинам, либо бастуют.

Финансовая система катится в пропасть. Нехватка денег в обороте вынуждает использовать всевозможные суррогаты – от облигаций до почтовых и гербовых марок. Из-за этого буксует внутренняя и внешняя торговля. Петроград постоянно требует поставок продовольствия, взамен не присылая не только промышленных товаров, но и наличных денег. Из-за этого в начале декабря 1917 года встает вопрос о выпуске собственных денежных знаков.

Государственный кредитный билет УНР 1917 года

Переговоры с Совнаркомом идут ни шатко ни валко. Украинским делегатам в Петрограде то предъявляют ультиматумы, то их арестовывают, то освобождают и предлагают компромиссы. Надежды на то, что с большевиками удастся договориться, тают с каждым днем. На фронтах, железных дорогах и в местах дислокации все чаще украинские части конфликтуют с большевистскими представителями.

В Киеве власть и Универсал подвергаются ожесточенной критике со всех сторон. Социалисты упрекают Генеральный секретариат в половинчатости и чрезмерной буржуазности, требуя более радикальных преобразований. Умеренные обвиняют в большевизме. Русские националисты вроде  Шульгина, Савенко и пр. снова поднимают на щит ярлыки «мазепинства» и германофильства.  Страницы газет пестреют заявлениями о выходе из сотрудничества, воззваниями и протестами.

Неразбериху усугубляет неопределенность статуса УНР на внешнеполитической арене, в частности на переговорах в Брест-Литовске. Провозглашение в Харькове Украинской Советской Республики 11-12 декабря 1917 года – еще один удар со стороны недавних союзников.

Эти вызовы требуют решительного ответа, в том числе и законодательного. Тем более что, по словам московской газеты «Власть народа», большевизм совсем неожиданно для себя оказал огромную услугу Украине, ибо своей угрозой заставил объединиться вокруг Центральной рады все слои общества. Пусть из страха перед худшим злом, но украинская власть получила мандат доверия масс.

Хмурое утро государственной независимости

В преддверии выборов во Всеукраинское учредительное собрание Центральная рада окончательно берет курс на государственную независимость УНР. Прежде всего получена поддержка киевского гарнизона и совета солдатских депутатов. «Собрание приняло резолюцию, в которой говорится, что мир может быть выгоден для Украины только в том случае, если Украина объявит себя совершенно независимой… Резолюция заканчивается требованием, чтобы Центральная рада опубликовала Четвертый универсал о самостоятельной украинской республике», – пишет 4 января 1918 года газета «Киевлянин».

Обсуждение нового статуса страны происходит на предприятиях, в бесчисленных комитетах и собраниях, в политических кругах. Все ждут законодательного акта Центральной рады как документа чрезвычайной важности.

IV Универсал Центральной рады был принят на заседании в ночь с 11 на 12 января 1918 года после обсуждения во фракциях. Кроме декларации государственной независимости УНР, он содержит также решение заключить мир с центральными державами и программу деятельности правительства по переводу «от условий военного времени к укладу мирной государственно-общественной и экономической жизни Украины».

Голоса в Малой раде разделились, особенно среди представителей общероссийских партий и фракций национальных меньшинств. Однако большинством в 39 голосов документ был утвержден.

Согласно позиции эсеров, с которой выступил в заседании К. Суховых, провозглашение независимости УНР является несвоевременным и отдающим большевизмом. Зачем же тогда нужно Учредительное собрание? Мало провозгласить универсал, объявить декрет, продолжает оратор, надо иметь уверенность, что есть творческие силы, способные воплотить его в жизнь…

Несмотря на ровное голосование украинских фракций, безоговорочно поддержали новый статус УНР далеко не все. В передовице органа украинских социалистов-федералистов «Нова Рада» отмечается, что лучшей мерой оценки законодательных актов должен быть вопрос их целесообразности и соответствия требованиям жизни. В этом смысле вряд ли вызовет энтузиазм IV Универсал. Он, по мнению редакции, в отличие от III, не крайняя необходимость, а лишь уступка радикальным адептам независимости.

Эсеров беспокоит малая социальная направленность документа и плохо прописанная регламентация реформ.

Более непримиримую реакцию демонстрируют консервативные политики. По мнению Шульгина, этот акт не имеет никакой практической ценности, так как после его принятия никуда не исчезнут ни большевики, ни самочинные обыски и аресты, ни грабежи.

Все эти противоречия почти сразу вызывают министерский кризис. 12 января с постов в Генеральном секретариате, преобразованном в Совет народных министров УНР, подает в отставку министр по великорусским делам Д. Одинец. Не успев стать министром, генеральный секретарь по еврейским делам А. Золотарев заявляет, что его фракция, Бунд,  выступает против, так как не верит в то, что самостоятельность Украины может стать фактом. И тоже покидает заседание. Представителей украинских эсдеков – председателя совета и министра внутренних дел В. Винниченко, военного и трудового министра Н. Порша, министра образования И. Стешенко, морского министра Д. Антоновича, и. о. министра финансов В. Мазуренко – отозвала фракция. Центральная рада встала перед необходимостью переизбрания.

Такой разброд в условиях начавшейся войны с большевиками, по мнению очень многих – от федералистов до украинских эсдеков, наводит на мысль об искусственности кризиса в Киеве. И этот внутренний конфликт аукнулся очень скоро – во время восстания на «Арсенале» и наступления красногвардейцев под командованием Михаила Муравьева.


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com