07:04   03.10.18

Старый район – новый район: где и как жить по-киевски

Если бы Киеву нужно было выбрать слоган, наиболее полно и кратко его характеризующий, то как нельзя лучше подошла бы фраза «Большая столица разнообразия». Киевские районы очень разные, ведь у каждого своя история. Но их настоящее довольно быстро меняется характером застройки, инфраструктурой, а значит, людьми

«Большой Киев» отследил основные тенденции и причины изменения качества жизни в отдельных районах города и спрогнозировал, что ожидать в ближайшем будущем.

Киев как мегаполис довольно молод, поэтому еще страдает «детскими болезнями» роста. Конечно, и в царский период до начала ХХ века город рос довольно стремительно. Однако появившиеся тогда кварталы уже давно считаются историческим центром, у которого своя особая история и который также неоднороден.

Основная же часть киевлян живет в массивах, которые начали появляться с 1960-х на пустых землях между бывшими селами и новыми промзонами. По первоначальной задумке жилье располагалось близ новых производств, но когда они в 1990-е начали закрываться, новые рабочие места уже в офисах стали появляться в первую очередь в центре. Киев здесь не уникален – спад индустрии пережили в конце ХХ века многие европейские города.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Однообразный характер застройки районов и одномоментность заселения лишь усилили внутренние проблемы: дефицит рабочих мест, возможностей создавать свой бизнес, получать услуги хорошего уровня. И хотя прошло уже почти 30 лет с начала трансформации экономики и общества, до сих пор все не перемешалось, районы города еще несут отпечаток своей истории, что сказывается на качестве жизни в наши дни.

1. «Ламповый Киев»: постаревшие районы послевоенных времен

Застройка Киева периода индустриализации во многом напоминает индустриальные города и районы восточной Украины: большой завод, рядом или на небольшом удалении – так называемый соцгород, где располагаются жилые дома, школы и садики, магазины товаров первой необходимости. За чем-то большим надо было отправляться «в город»: за хорошими вещами – в ЦУМ, за мебелью – на Русановку, в парк – на Печерск.

Впрочем, уровень жизни был невысок и соцгородки вполне удовлетворяли основные потребности рабочих. ДВРЗ и Рембаза, Нивки и Отрадный, Дарница и Лесной, Соцгород и Первомайский – районы хрущевской застройки в основном потеряли свои «якорные» заводы, и жителям пришлось искать работу в других частях города. Многие постарели и вышли на пенсию, а дети, наполнявшие местные школы и садики, выросли и разъехались.

Неудивительно, что во многом инфраструктура таких районов застряла в прошлом – здесь просто не хватает людей, чтобы оправдать ее появление. Отсутствие торгово-развлекательных центров и частных центров детского развития, не говоря уже о сетевых кафе и ресторанах, всевозможных салонах красоты и современных спорткомплексах с бассейнами – реалии жизни таких районов. Но при этом огромные по современным меркам, пусть часто запущенные зеленые зоны, отсутствие проблемы с парковками и местами в детских учреждениях – на Нивках, например, садики до сих пор не сформировали все группы.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Но в последние несколько лет такие районы постепенно меняются за счет появления крупных новостроек на месте старых промзон. Эпоха точечной застройки в прошлом не смогла изменить общий дух районов. Однако большие жилые комплексы, увеличивающие население таких районов на десятки процентов, смогут.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Такое уже случилось с Рембазой вдоль улицы Бориспольской – здесь «новых» людей уже намного больше, чем коренных обитателей, а немногочисленные пятиэтажки растворились между новыми высотками. Застраивается жилыми комплексами Отрадный – сразу несколько больших строек в промзонах и на месте теплиц вокруг Нивок. Население там вырастет минимум вдвое.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Эти процессы говорят о скорой трансформации районов. Вновь пригодятся школы и садики, уже растут торговые центры, коммерческие сети различных услуг планируют размещения в новостройках. Больше инфраструктуры – выше качество жизни, а значит, и старые дома станут привлекательнее для жизни. Пройдет какое-то время – поколение окончательно сменится, районы будут вполне интересными и наполненными разнообразной инфраструктурой и – что также важно – разным жильем.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

2. «Спальное место»: большие кварталы, жилые массивы

Большие районы 1970-1980-х годов постройки оживились намного быстрее. С одной стороны – за счет большего числа населения: клиентов для ТРЦ в стотысячном районе наберется явно больше, чем в двадцатитысячном. С другой стороны, районы моложе по населению, поскольку заселялись относительно недавно и большая часть людей трудоспособного возраста, а значит, выше покупательная способность.

При прочих равных условиях – ведь дома 1970-1980-х на Борщаговке и Оболони, Троещине и Харьковском схожи по конструкции и планировке – роль сыграла транспортная доступность. Близкая к центру и полностью обеспеченная метрополитеном Оболонь быстро заняла топ-место среди больших спальников.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

С Харьковского в метро ехать раза в два дольше, на Борщаговке есть скоростной трамвай, который, правда, не везет в центр города, а с Троещины еще до метро доберись.

В таких районах постепенно формируются свои центры, зачастую вокруг станций скоростного транспорта, метро или трамвая. Поэтому динамика развития Троещины оказалась ниже – якорные торговые центры здесь строили позже, тогда как первый большой ТРЦ  «Дрим-Таун» появился именно на Оболони. Аналогична и динамика новостроек – первый крупный жилой комплекс «Оболонские липки» также вырос там. Подтягивалась и коммерческая сфера услуг, а все вместе это уже и рабочие места «на районе», пусть и не для всех.

Социальная инфраструктура в «спальниках 1970-х» не испытала такой просадки – школы-садики не опустели, а приняли детей с новостроек. Ведь на Оболони с застройкой набережной новые школы не появились, тогда как на Троещине, где новостройки начали появляться только недавно, некоторые запланированные школы вообще не достроены.

Эти большие обжитые районы, соизмеримые по количеству населения с областными центрами, сегодня можно назвать наиболее комфортными для жизни, если бы не транспортные проблемы и недостаток рабочих мест. Здесь также растут новостройки, но они разбавляют былое однообразие жилищного предложения, что важно для устойчивого развития районов.

3. «Первопоселенцы»: где никогда не жили люди

Самые динамичные процессы протекают в районах, где ранее никогда не было жилья. С одной стороны, это свободные незастроенные территории – как Осокорки, где в свое время линия метро была проложена через песчаные барханы. Другая крайность – бывшие промзоны, как у станции метро «Васильковская», вдоль улицы Максимовича, или Батыева гора, где был только частный сектор. Интересно будет и возле станции метро «Выдубичи», где у промзоны и крайне перегруженной и неудобной развязки начинается строительство большого жилого комплекса.

Рыбальский остров – в ту же копилку: несколько старых бараков и общежитий сложно считать предтечей нового района.

В таких случаях зарождается буквально все, причем зачастую стихийно. На улицах бывших промзон не хватает пешеходных переходов, где «внезапно» появляются мамы с колясками, нет общественного транспорта – ведь раньше справлялись заводские развозки. Первые крошечные магазинчики открываются на первых этажах, тогда как ТРЦ – намного позже. Как пример готовый ТРЦ «Ретровиль» «ждет» застройки садов между Нивками и Виноградарем, а недостроенный ТРЦ у «Ликограда» просто снесли, чтобы построить еще жилье.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Со скрипом налаживается и социальная инфраструктура, которой с запасом в «ламповых» районах и условно-достаточно в «спальниках». Садики часто появляются под видом «центров развития детей» — согласно старым Государственным строительным нормам, землю на полноценные детсады просто не выделяют. Со школами еще тяжелее – часто в радиусе километра-двух нет вообще ни одной.

Бывают ситуации, когда инфраструктура хоть и появляется, но не совсем того уровня. Например, в возведенном на месте промзон-пустырей «Ликограде» хоть и открыли недавно школу, но частную, и стоимость обучения в ней существенно выше среднего дохода жителей района.

Теперь здесь ожидают учеников из богатых пригородов (здравствуйте, заторы!), а местным и дальше придется возить детей кто куда. Теперь некоторые жители «Ликограда» выступают против (!!!) строительства детского садика, поскольку вместо общедоступной зеленой зоны могут получить только дополнительный трафик машин, которыми привезут детей с той же Кончи-Заспы.

Впрочем, как раз жители-первопоселенцы быстрее, чем в других районах, обретают субъектность в процессе развития города – указывают на явные недоработки, создают свое видение будущего, вынужденно взаимодействуя и с застройщиками, и с городскими структурами. В отсутствие комплексной застройки им самим приходится бороться за свое будущее, а значит, из среды этих людей могут появиться и новые лидеры городской политики.

Почему сила района – в разнообразии

Базовый признак города – разнообразие возможностей, предложений, коммуникаций. Чем больше различий в самых разных сферах – тем больше возможностей для каждого горожанина найти работу, подходящее жилье, а может, и самого важного человека в жизни. Для бизнеса – сотрудников нужной квалификации, площадку для офиса, деловых партнеров. Все это позитивная динамика городской общины.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Большой район точно также. Чем больше возможностей человек может получить внутри района – тем более устойчивой окажется эта территория как к различным социально-экономическим катаклизмам, так и к длительным процессам. В районе формируется своя экономика – а значит, появляются рабочие места, будет меньше нагрузки на транспорт, ведь можно добраться пешком или на велосипеде. Стоп – а зачем же тогда центр? Действительно, во многих больших городах центры пустеют, и это большой вызов для планирования. Но сильный центр – сильный мегаполис, это ядро, город в городе, но уже совсем иного уровня.