09:34   20.07.18

Стоит ли спать на иголках?

«Доки я тебе не знайду» – почти тысяча страниц любви, ненависти, одиночества, извращений, нежности, поисков и неожиданных открытий. В психологической прозе Джона Ирвинга все как в жизни. Только ярче, гуще, неожиданнее и страшнее

Джек Бернс – удивительно развитый мальчик: в три года демонстрирует уровень девятилетнего. Он так же и несчастен: его окружение состоит из одних взрослых, а ближе всех мама, которая напропалую врет об отце. Узнает об этом Джек гораздо позже, когда выяснится истина. Пока же родительница вливает малышу в уши яд дезинформации. Мол, бедные мы с тобой, покинутые, никому не нужные. И таскает его по Европе, «разыскивая» беглого папашу.   

В лекциях, интервью, презентациях Джон Ирвинг всегда подчеркивает автобиографичность своего произведения. Верить американцу есть все основания, но суть в ином. Если автор так настойчиво предлагает погрузиться в художественно обработанное якобы собственное прошлое, он словно сигнализирует: «Написанному верить!» Да, внешне текст выглядит реалистичным донельзя, с героями настолько правдоподобными, что кажется, будто они шагнули сюда из любой книги Диккенса.

И все же нет, это не стилизация викторианской литературы, а превосходно сделанный постмодернистский роман с отчетливыми следами психологизма, что не умаляет его игровой природы. И почти не скрывает намерение хитреца Ирвинга под видом драмы воспитания подсунуть читателю жесткий многоходовой текст, армированный невероятным количеством расположенных в хронологическом порядке микроисторий – некоторые укладываются в несколько предложений, но запоминаются надолго.

Связь талантливого органиста и тату-художницы. Вереница полу- и полностью обнаженных тел – с татуировщиками, как с докторами. Секс без чувств, чувства без ответа. Женщина, распевающая церковные гимны в квартале красных фонарей. Педофилия под видом просвещения – насилие, которое главный герой не может осознать просто в силу возраста. Мюзикл, где Джек играет роль Эсмеральды-трансвестита, – первая ступень блистательной актерской карьеры. Если к середине книги голова кружится от количества кусочков, из которых должно получиться нечто цельное, то к финалу пазл все же складывается в болезненно красивую и одновременно ужасную картину.    

Еще со времен получившего Национальную премию романа «Мир глазами Гарпа» и книги «Правила виноделов», на основе которого сняли дважды оскароносный фильм, Ирвинг демонстрирует роскошь фантазии, не связанной условностями морали и приличий. Фрейда не зови, чтобы понять: именно эта свобода изъявления и изъяснения многих раздражает до тошноты и тремора в руках. И она же привлекает тьму фанатов.

Странные герои, эксцентричные отношения, чудаковатый юмор, откровение пенисов и скрытность вагин. Плюс довлеющая надо всем метафора иголок – не столько рабочего инструмента, сколько символа верности избранному пути. Одержимый своим делом на них даже спит, а если повезет – то и умирает.

Роман Ирвинга подобен гигантской воронке, где кружатся страсти и переживания. И если дочитать его до конца, ощутив в полной мере напор авторской мысли, то эта воронка пополнится и вашими эмоциями. «Доки я тебе не знайду» либо приходится по сердцу, либо вызывает отвращение. Сохранить душевный покой – никаких шансов.

Джон Ірвінг. Доки я тебе не знайду (в 2-х кн.). – Х.: Фабула


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com