10:00   18.06.18

Тень на плетень

Мистификация, розыгрыши, неожиданные повороты сюжета – вот за что мы любим литературу. Умение путать следы, темнить, морочить голову, подкидывать ребусы, задавать задачки – высший пилотаж и особый талант писателя, независимо от избранного им жанра

Полифонический роман

загрузка...
загрузка...

11 февраля 1910 года в семье британского банкира родилась Урсула. 11 февраля 1910 года в семье британского банкира новорожденная Урсула умерла. В ноябре 1918 года служанка Бриджет привозит из Лондона прекрасные впечатления и смертельный вирус. В ноябре 1918 года Урсула толкает Бриджет с лестницы, поездка отменяется, болезнь обходит дом стороной. Девочка не то ясновидящая, не то застряла в состоянии дежавю, но она предчувствует плохие события и, проживая некоторые дни заново, корректирует неудачи. Или нет?

Между этими флешбэками – будни многочисленного клана Тодд на фоне бездонного для писателей ХХ века. С кульминационным эпизодом, когда главная героиня застрелила — не застрелила Гитлера. До этой критической точки она добиралась мучительно долго, взрослея, меняя маски, партнеров, занятия. И все же фортуна оказалась на ее стороне. Или нет?

Истории Урсулы надежны как британская погода. Однако несколько неоспоримых фактов, касающихся «Життя за життям» Кейт Аткинсон,  имеются. Свыше десятка ведущих изданий с обоих берегов Атлантики назвали роман книгой года. На родине он получил престижную Уитбредовскую премию. Критики, пытающиеся втиснуть текст в прокрустово ложе известных им жанров, терпят фиаско.

Кейт Аткінсон. Життя за життям. – К.: Наш формат  

                                                                                       

Абсурдистская проза

Пока Амадиса Дюдю никак не пускают в автобус и кюре с учениками используют против него просвирометатель, Клод покупает веревку, чтобы повеситься, хотя у него же есть подтяжки, а вот их жалко, совсем новые. Пряди белой пены словно усы лепятся к подбородку судна – странное место для усов. Анжель, Рошель и Анна, сбив пешехода, получают работу. Куда бы ни ехал автобус, куда бы ни плыл корабль, куда бы ни мчалась машина, все персонажи книги «Осінь в Пекіні» окажутся в пустыне, где легко стать затворником, хотя никому это не удается.  

Искать осень и Пекин у Бориса Виана так же бесполезно, как и причинно-следственные связи в фантасмагорическом мире этого романа. Дезориентация – любимый прием французского модерниста, который использовал более двух десятков псевдонимов и изобретательно манипулировал стилями. Гротескная игра словами доведена здесь до издевательского совершенства, и это, заставляя едва ли не на каждой странице по-идиотски улыбаться, изрядно бесит. Контрольный в голову – заключительная фраза: «Ибо из всего сказанного можно сделать какой угодно вывод».

Борис Віан. Осінь в Пекіні. – Івано-Франківськ: Вавилонська бібліотека

 

Конспирологический детектив

Подобный галлюцинации инопланетянина музей Гуггенхайма в Бильбао –  удачная декорация для эксцентричного миллиардера Кирша, который собирается в прямом эфире открыть две тайны: происхождения человечества и его предназначения. Дерзание воинствующего атеиста в самом сердце католического мира естественно приводит к убийству первого и потрясению второго. Впрочем, пострадают не только христиане – достанется всем религиям вплоть до язычников. 

За годы, минувшие со времени выхода первого опуса о Роберте Лэнгдоне, стиль Дэна Брауна ничуть не изменился. Пишет он как топором рубит но любят его не за это, а за наглость. Разделавшись ранее с иллюминатами, Иисусом, масонами и адом, американец принялся за Бога вообще.

Главному герою пока что пятикнижия, быстроногому семиотику, опять придется побегать, ведь разгадывать тайные знаки он всегда вынужден на ходу. Помогает ему найти и распространить благую научную весть — умница-красавица, в чем мы и не сомневались. А вот сделать другим ассистентом всезнающий искусственный интеллект, который всю дорогу питает профессорский мозг подсказками через гарнитуру, – очень остроумное решение. 

Ден Браун. Джерело. – Х.: КСД

 

Юмористическое фэнтези

Армагеддон состоится в следующую субботу, потому что сестра Мария из Неумолчного ордена перепутала младенцев: обыкновенного и Антихриста. Правда, случится это лишь при условии, если ангел Азирафаэль и демон Кроули не предотвратят катастрофу. А они костьми (или что там у сверхъестественных существ в наличии) лягут, только бы на уютной для них Земле все оставалось по-прежнему и они могли нести привычную службу, получая каждый свои дивиденды. Наслаждение книгами и спасение душ – в одном случае. Винтажный «Бентли» и разномасштабные злодейства – во втором.

Для Терри Пратчетта и Нила Геймана нет ничего святого. Их стараниями смешались в кучу Всадники Апокалипсиса, люди, дьявольский цербер Барбос, монашки – верные служительницы Сатаны, ведьмы и сотрудники преисподней. Гейман, ему так по статусу положено, честно пытался добавить атмосферного мрака в сюжетную кутерьму. Не получилось: у солнечного пратчеттовского юмора мощь такой силы, что и перспектива светопреставления выглядит курьезной шуткой.

Террі Пратчетт, Ніл Ґейман. Добрі передвісники. – К.: КМ-Букс

загрузка...
загрузка...
Афиша Киева

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com