09:00   24.07.18

Теракт 30 июля в Киеве: вопросы без ответов

Убийство в Киеве командующего германскими войсками в Украине Г. фон Эйхгорна 30 июля 1918 года – наверное, один из самых громких террористических актов за всю многовековую историю города

Это событие, кажется, изучено вдоль и поперек. Тем не менее у вдумчивого читателя после разбора этого вороха материалов останется ощущение недосказанности.

Краткий курс истории покушения

загрузка...
загрузка...

30 июля 1918 г. в элитарном районе Киева Липки в два часа дня прогремел взрыв. На углу ул. Екатерининской (сейчас Липская) и пер. Липского неизвестный бросил бомбу в идущего к своей штаб-квартире в доме № 16 главнокомандующего германскими войсками в Украине генерал-фельдмаршала Г. фон Эйхгорна. Взрывом были тяжело ранены сам командующий и его адъютант капитан фон Дресслер.

Генерал-фельдмаршал Г. фон Эйхгорн

Тут же сюда прибыл из своей резиденции на Левашовской ул. (сейчас Шелковичная) гетман П. Скоропадский и его начальник штаба генерал-хорунжий Б. С. Стеллецкий.

Генерал-хорунжий Б. С. Стеллецкий

Раненых отправили в госпитали. Врачи надеялись на спасение фельдмаршала, но после обширного инфаркта около десяти часов вечера он умер.

 Б. Донской

Террорист не пытался скрыться и был задержан вместе с извозчиком, на котором прибыл, Ефремом Бычком. Он назвался Борисом Донским, родом из-под Рязани, и заявил, что совершил убийство по решению партии левых эсеров России. Обоих направили в Лукьяновскую тюрьму. Через день московская газета «Знамя борьбы» № 1 подтвердила слова убийцы.

Лукьяновская тюрьма

После следствия с участием украинской комиссии Б. Донской 10 августа был повешен возле тюрьмы. Власти арестовали и организатора теракта, левую эсерку И. К. Каховскую. Ей посчастливилось уцелеть – смертный приговор женщине должен был утвердить кайзер. Но не успел этого сделать – в Германии произошла революция, свергнувшая монархию.

И. К. Каховская

В городе усилились меры безопасности. 30 июля – 3 августа, согласно постановлению германского военного коменданта генерала Вейке, запрещались все собрания и развлекательные представления, ограничивалась работа ресторанов, кафе, клубов и парков.

Германский патруль проверяет документы

С 2 августа была изолирована часть Липок, где проживали союзные офицеры. Сюда пускали только по пропускам.

Кирха Святой Екатерины, ул. Лютеранская, 22

После панихиды в кирхе на ул. Лютеранской, 22 и в православных храмах тела погибших в сопровождении генерального хорунжего К. Х. Середина отправили в Германию.

Генеральный хорунжий К. Х. Середин

Фон Дресслера похоронили на родине в Восточной Пруссии, а Г. фон Эйхгорна – в Берлине.

Могила Г. фон Эйхгорна на Кладбище инвалидов в Берлине

Это – каноническое описание, подкрепленное множеством источников.

Первые вопросы

Событию 30 июля 1918 г. в Киеве за сто лет посвящено огромное количество материалов в украинской и зарубежной прессе. О нем пишут в своих воспоминаниях П. Скоропадский, Б. С. Стеллецкий, И. К. Каховская. Опубликованы показания германского солдата А. Хилькера, видевшего все в окно караульного помещения на Екатерининской.

Но некоторые газетные сообщения по горячим следам заставляют задуматься: а все ли было так, как рассказывают?

По словам гетмана, находясь во внутреннем дворе своей резиденции, он услышал сильный взрыв и два выстрела. Газеты пишут о двоих неизвестных, подъехавших на извозчике к месту убийства. Извозчик и Донской остались на месте, а второй бросился бежать – в него-то и стреляли. Кто он, второй?

Внутренний двор резиденции П. Скоропадского

Местных единомышленников в основной массе можно исключить. Украинские левые партии – УСДРП, УПЛСР, социалисты-федералисты и пр. – дружно открестились от теракта, приняв осуждающие его резолюции. Правда, отдельные украинские эсеры присоединились к группе, прибывшей из Москвы. Но они находились на вспомогательных ролях, лишь Е. П. Терлецкий страховал Донского. Он стоял на углу Крещатика и Прорезной.

 Е. П. Терлецкий

Видный левый эсер Г. Б. Смолянский тоже в это время находился на Крещатике. Из активных участников теракта остается И. К. Каховская. Некоторые авторы даже описывают, как она вместе с Донским идет по Екатерининской, приближаясь к роковому перекрестку. Но террористы по всем показаниям должны были подъехать на извозчике!

Вопрос о том, кто был в экипаже с Б. Донским, остается открытым. Как и другой – о настоящей биографии убийцы. «Новая Рада» приводит разговор одного из эсеров-эмигрантов с корреспондентом в Копенгагене. Собеседник журналиста утверждает, что Борис Донской – на самом деле Донцов, крестьянин не Рязанской, а Тверской губернии, эсер с 16 лет. После большевистского переворота стал членом ЦК ПСР.

То, что исполнил теракт член ЦК, объяснимо. Руководство этой партии никогда не гнушалось «работы в поле». Г. Б. Смолянский тоже был не последним человеком у эсеров. Именно ему принадлежит миссия согласования кандидатур на устранение во время его встреч в Берлине с руководством радикального германского движения «Союз Спартака». Здесь и были названы фамилии Эйхгорна и… посла Германии в советской России Мирбаха, убитого раньше фельдмаршала, во время беспорядков в Москве.

Совнарком под подозрением

 Германский посол в советской России В. фон Мирбах

Смерть В. фон Мирбаха наступила в ходе мятежа левых эсеров в Москве – выступления против политики большевиков и Брестского мира 6-7 июля 1918 г. После его подавления начались массовые репрессии, закончившиеся фактическим разгромом ПСР.

Связь между двумя убийствами была очевидна для киевских СМИ. «Из кузницы интриг… происходит, несомненно, …дьявольский замысел убийства Мирбаха в Москве, из этой же кузницы происходит также замысел убийства генерала Эйхгорна», – пишет «Відродження» 1 августа.

Многие современные историки полагают, что мятеж был большевистской провокацией, операцией по устранению политических конкурентов. На это указывает ряд косвенных признаков: странный «арест» главы ВЧК Дзержинского 6 июля; пассивность восставших; участие чекистов Н. А. Андреева и Я. Г. Блюмкина в убийстве Мирбаха и многое другое.

Мандат ЧК, по которому Н. Андреев и Я. Блюмкин проникли в посольство Германии в Москве

В этом же ряду стоит и визит Г. Б. Смолянского в Берлин. «Спартаковцы» были гораздо ближе – и идейно, и в силу личных контактов – к большевикам, считаясь их младшими партнерами. И без ведома «старшего брата» не стали бы планировать теракты на территории России и Украины.

Да и последующее «прощение» и даже прием в ВКП (б) видных эсеров говорит о многом. Успешно, вплоть до сталинских репрессий, продвигались по службе Смолянский и Терлецкий. Головокружительную карьеру сделал в 20-е годы в ЧК и Я. Блюмкин. А история с его «покаянием» и «прощением» выглядит просто сказочно.

Я. Г. Блюмкин

С ним связан еще один момент. «Нова Рада» информирует читателя со ссылкой на московские источники, что руководство левоэсеровского мятежа в России расстреляно, как и Блюмкин. Для чего нужно было ложное сообщение о смерти – понятно. В это самое время он либо собирался, либо уже прибыл в Киев под именем Г. Вишневского.

Целью террористов на сей раз стал гетман П. Скоропадский. Ведь убийство Эйхгорна не принесло желаемых результатов – германская сторона не стала разрывать договор с Украиной. Даже несмотря на наличие в Рейхе антиукраински настроенных сил – от «спартаковцев» до вполне буржуазных газет Berliner Tageblat и Vossische Zeitung. Личные отношения гетмана и кайзера перевесили. Как сыграло роль и то, что убийца из России.

Кайзер Вильгельм II Гогенцоллерн и гетман П. Скоропадский

Устранение П. Скоропадского могло обострить отношения Украины с Германией, накалить обстановку внутри страны и ослабить ее положение на длящихся вот уже несколько месяцев в Киеве мирных переговорах с Совнаркомом.

Но кроме большевиков в поле зрения прессы и исследователей попала еще одна сторона, заинтересованная в разрыве украинско-германского мира.

След Антанты

После февраля 1917 г. курс России на продолжение Мировой войны «до победного конца» – «оборончество» – нашел приверженцев среди подавляющего большинства политических сил, правых и левых. Антигерманскую истерию умело раздували ура-патриотические СМИ.

С лозунгом поражения России выступили лишь большевики и часть меньшевиков. Все их действия после октябрьского переворота направлялись на установление сепаратного мира с центральными державами. Когда мирный договор был подписан, это вызвало в стране волну возмущения; нашлись «оборонцы» и в самой ВКП (б), и в союзных партиях.

Всеобщим недовольством воспользовались страны Антанты, стремясь во что бы то ни стало уничтожить Брестский договор. Серьезной помехой на этом пути стала Украина. У нее было свое соглашение с Германией, которое точно так же мозолило глаза державам Согласия.

Киевские газеты, вполне естественно, увидели в киевском убийстве действия Антанты против украинско-германского союза и против самой украинской независимости.

«…Антанта ли гнет свою линию, …но что она призраком «единой и неделимой» старается привлечь широкие круги московского населения от крайних правых монархистов до крайних левых московских эсеров – вещь определенная…

Среди этих «профессионалов» ищут и находят антантовские интриганы исполнителей своих замыслов и планов… Среди… не террористических партий Антанта ведет агитацию за… идею «единой и неделимой» России», – пишет «Відродження» 1 августа 1918 г.

Роберт Гамильтон Брюс Локхарт

След держав Согласия в этом деле искали и позже. В книге Д. Макдональд и Дж. Дронфилда «Очень опасная женщина» приводится якобы признание Б. Донского, что левые эсеры «куплены» Антантой (ссылка на The Times от 13 августа 1918 г.). С киевскими событиями связывают главу специальной британской миссии в Москве Б. Локхарта и британского разведчика Дж. Хилла. Насколько оправданно – другой вопрос. Но выгоды от ссоры Киева и Берлина для Британии и ее союзников очевидны.

Джордж Хилл

Предчувствие будущих трагедий

 И. М. Стешенко

На следующий день после киевского теракта в Полтаве был убит из револьвера украинский государственный деятель, бывший министр образования УНР, гетманский генеральный комиссар И. М. Стешенко. Его похороны состоялись 4 августа на Ново-Байковом кладбище.

Киевское общественное мнение связало и эти два громких убийства.

Могила И. М. Стешенко. Фото газ. «Відродження»

«Відродження» отмечает: «В городе ходят слухи, что найдено проскрипционное письмо, в котором содержатся имена всех выдающихся германских и украинских деятелей.

Многие украинские деятели, которые ходят свободно по Киеву, …не могут быть уверены в сохранности своей жизни, …в том, что в них не попадет револьверная пуля или бомба «случайного грабителя-убийцы»…

Нет сомнений, что в Украине началась полоса террористических актов, которые косят наших деятелей… и германских заслуженных мужей, стоящих на почве Брестского мира и украинской государственности».

Для предотвращения подобных случаев украинские газеты предлагают власти ужесточить контроль над беженцами из России и устроить «чистку» уже живущих здесь мигрантов.

Впрочем, ни гетману, ни позже Директории УНР избавить Киев от опасных элементов не удалось. Левая часть последних примкнула зимой 1919 г. к большевикам, а позже, летом, правые – бросились к Деникину.


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com