11:02   26.11.19 Фото

Управский кризис в Киеве. Как один гласный развалил городское самоуправление

Социалистически-либеральная киевская управа раздражала в городе многих: и добровольцев, и консерваторов. В конце октября 1919-го наконец нашелся повод к ней придраться – член управы от еврейского блока И. А. Ладыженский, утверждение которого оспорила военная власть. В ответ управа почти в полном составе подала в отставку. Это вызвало озабоченность белой администрации, спешно попытавшейся организовать новый орган самоуправления – правда, он оказался таким же независимым

Еврейский блок как камень преткновения

Еврейский блок в киевской городской думе и его глава И. А. Ладыженский стали бельмом в глазу белой администрации: еврейские избирательные плакаты на выборах 1917 г.

Управленческий кризис в Киеве назревал с первых дней новой власти. Все началось 13 сентября 1919 г., когда военные отказались утвердить членом управы гласного думы И. А. Ладыженского от еврейского блока. Думские социал-демократы выступили с протестом и поставили вопрос о выходе из состава городской управы.

загрузка...
загрузка...

Эсеры поддержали коллег. 14-го вышло постановление городского комитета партии:

«Ввиду создавшейся политической ситуации и фактического упразднения Киевской городской думы… отозвать из состава Киевской городской управы социалистов-революционеров, прошедших в думу по партийному списку».

Карикатура правой прессы на левых гласных

20 сентября «в помещении управы состоялось заседание сеньорен-конвента (собрания представителей фракций – Е. Г.) с участием представителей всех думских фракций. Обсуждался вопрос о переутверждении… г. Ладыженского… Выяснилось, что факта неутверждения… не было, так как г. Ладыженский вследствие болезни… на утверждение представляем не был. Совещание высказалось в том смысле, чтобы были приняты меры к возвращению г. Ладыженского в состав членов управы». И с 3 октября он приступил к работе.

Барон Н. А. Гревениц

Но надзор не дремал. Через три с половиной недели, 27 (14) октября в заседании управы городской голова сделал заявление: «Я был вызван для беседы с помощником Главноначальствующего бар. Гревеницем… Прежде всего бар. Гревениц заявил мне, что когда стало известно, что гласный Ладыженский вошел в управу, то ген. Драгомиров рассердился и будто бы наложил следующую резкую резолюцию: «Кто посмел это сделать?». Далее бар. Гревениц заявил мне, что никакой выборности не существует, вся управа назначена, а гл. управы Ладыженский не был при утверждении и поэтому все дальнейшие действия управы незаконны …

«Киевлянин» об инциденте с городским головой Е. П. Рябцовым

Мне было заявлено, что протокол управского заседания о вступлении г. Ладыженского губернатором не получен. На мое предложение предать весь инцидент забвению, так как он может вызвать управский кризис, бар. Гревениц заявил мне, что ген. Драгомирова это будет мало волновать.

Затем был поднят вопрос о производстве управой подготовительных работ по выборам… Бар. Гревениц сказал мне: «Донесите мне в письменной форме, что управой никаких работ по выборам не производится».

Во всей… беседе я вижу… показатель отношения… власти к общественности и считаю, что если такое отношение продолжится, то я не смогу… продолжать нести функции киевского гор. головы».

Взрывные приказы Драгомирова

Ул. Львовская, сейчас Сечевых Стрельцов, современный вид. Здесь в доме №14 жил Киевский городской голова Е. П. Рябцов

Далее события развивались без участия головы Е. П. Рябцова – он сказался больным, и у многих появилась уверенность, что на пост он не вернется. К рассмотрению инцидента подключились высшие административные круги.

«Нам сообщили, что гор. управа, возложив на члена управы Ладыженского определенные обязанности, нарушила действующие ныне правила по управлению гор. хозяйством… В настоящее время на это обращено внимание высшей администрации, которая нашла, что неутвержденный член управы г. Ладыженский никаких обязанностей нести не может и должен будет выйти из состава управы».

Приказы генерала А. М. Драгомирова, разрушившие киевское самоуправление

Затем события стали развиваться все стремительнее. 30 (17) октября газеты публикуют приказ №27 Драгомирова:

«Члена Киевской городской управы Ладыженского устраняю от должности и исключаю из состава управы… как включенного в состав управы с явным нарушением действующего закона».

В приказе №32 отмечается: «Киевская городская управа постановлением 13 (26) сентября включила в свой состав членом управы г. Ладыженского, не значившегося в списке, утвержденном ген. Бредовым, превысив, таким образом, полномочия, предоставленные ей законом. Киевский губернатор не только не отменил немедленно указанного постановления как беззаконного, но даже не опротестовал его в течение двухнедельного срока, …и допустил участие г. Ладыженского в решении городских дел в течение целого месяца».

Карикатура «Муниципальный кризис»

Управу взорвало от возмущения. 31 октября «состоялось заседание общего присутствия Киевской гор. управы для дальнейшего обсуждения вопроса об отношении… к создавшемуся положению в связи с опубликованными приказами Главноначальствующего.

В заседании участвует наличный состав гор. управы за исключением С. И. Дубинского, а также гор. юрисконсульт И. В. Малютин. Председательствует и. о. гор. головы П. Э. Бутенко».

Прежде всего, выслушали мнение юриста: приказы М. А. Драгомирова незаконны.

«Согласно законам высшего добровольческого командования, обязанности бывших демократических дум возлагаются на управы последне-действующего состава… Состав восстановленных управ не подлежит ничьему утверждению. Ввиду всего этого г. Малютин предлагает просить первый департамент… Сената об отмене приказов».

Заявление фракции эсеров

После перерыва прозвучали заявления от имени фракций. Эсер К. К. Загорский и эсдек-меньшевик А. Ф. Спицын указывают на необходимость консультаций с партийными комитетами, но настроены на отставку управы.

К. К. Загорский: «События последних дней кладут конец всяким иллюзиям… Властью делается попытка трактовать управу не как орган самоуправляющейся общественности, а как орган, назначаемый и сменяемый по воле власти… Мы при этих условиях не находим для себя возможным оставаться в составе гор. управы».

Заявление фракции социал-демократов (меньшевиков)

А. Ф. Спицын: «Усматривая в устранении Н. А. Ладыженского… нарушение и умаление прав выборного органа Киевского гор. самоуправления, мы слагаем с себя звание членов Киевской гор. управы и просим освободить нас от таковой обязанности».

Им возражают кадет М. О. Иоселевич: «Наша партия не видит возможности вступать в борьбу с властью… Вместе с тем к.-д. партия считает необходимым указывать на теневые стороны действий как самой власти, так и отдельных ее представителей… Мы не находим правильным… подать в отставку… У нас имеются еще пути к восстановлению наших законных прав». Против ухода возражает и представитель польского коло Б. Ф. Кржижановский.

Заседание заканчивается решением подать жалобу в Сенат.

Громкая отставка

Между тем на следующий день к П. Э. Бутенко поступают заявления членов социалистических фракций об отставке. Тут же к ним присоединяются кадеты:

«Фракция… признает, что при нынешних условиях плодотворная работа органов местного управления возможна лишь в условиях полного контакта их с местной властью. Поэтому фракция решила отозвать членов управы к.-д.».

Заявления фракций кадетов и польского коло

1 ноября заявления об отставке подают члены кадетской фракции П. Э. Бутенко, М. О. Иоселевич, Н. В. Луначарский, А. И. Ярошевич. К ним присоединились представители польского коло Ф. Б. Кржижановский и И. В. Сохацкий. Таким образом, киевская управа самораспускается – в ее составе остается лишь один член, С. И. Дубинский.

С. И. Дубинский решил остаться

Ушедшие не преминули «хлопнуть дверью» – жалоба в Ростов отправлена.

«Не составляет сомнения в том, что приказы Главноначальствующего не только не опираются на существующие законоположения, но явно их нарушают», – гласит документ.

Последний привет генералу – жалоба в ростовский Сенат на самоуправство А. М. Драгомирова

Тут уже всполошились ростовские назначенцы, ведь теперь им самим отвечать за плачевное состояние города. «И. о. гор. головы… посетил Киевского градоначальника, которого он осведомил о выходе в отставку членов управы… Градоначальник выразил сожаление по поводу происшедшего и указал, что настоящий момент таков, что… члены гор. управы и гор. голова не должны были уходить в отставку. Г. градоначальник отметил, что ему будет довольно затруднительно создавать весь новый состав управы, так как он еще не вполне знаком с местными условиями».

Ул. Толстого, 5/1, б. Караваевская, современный вид. Здесь в 1919 жил хозяин рупора черносотенства «Киевлянин» В. Шульгин.

Поставлены в неловкое положение и черносотенные критиканы: «Зима будет ужасна». Но более всего их задевает, из-за кого все случилось: «Одно… плохо – это тот персональный предлог, который избрали социалисты: а именно неутверждение Ладыженского… Социалисты — это злое начало, антихристов дух… И вот представители этого злобствующего начала приняли городскую управу из рук Добрармии… Этот симбиоз казался поразительным, но все же существовал до тех пор, пока в дело не замешался один еврей: г. Ладыженский».

В. Шульгин, автопортрет-шарж

Надежды на разрешение управского кризиса затеплились лишь к 7 ноября.

«Наглец» П. Э. Бутенко

Инженеры С. Г. Котик и П. Э. Бутенко с группой священников и монахов

Восстанавливать всегда труднее, чем разрушать – эту простую истину киевскому градоначальнику пришлось познать на себе. М. А. Сафронову пришлось буквально упрашивать П. Э. Бутенко согласиться возглавить город.

«Посетивший… П. Э. Бутенко… градоначальник сделал ему вторичное предложение занять пост гор. головы… П. Э. Бутенко обещал дать свой окончательный ответ после обсуждения этого вопроса в партии. По этому поводу… состоялось совещание членов областного и городского комитетов партии Народной Свободы…

Совещание приняло следующее решение: …Ввиду безысходности положения, а также в интересах населения тыла и помощи Добрармии, – партия постановляет принять в лице П. Э. Бутенко обязанности Киевского гор. головы и формирование им новой управы по деловому принципу».

Но новый голова дал понять военным и гражданским властям, что марионеткой быть не намерен. «П. Э. Бутенко указал, что он оставляет за собой свободу в составлении персонального списка, с тем, чтобы… кандидаты не встречали при утверждении в должности никаких препятствий со стороны администрации».

Новый состав органа огласили 8 ноября. «Гг. Иоселевич и Ярошевич входят и в состав новой управы… Остается… С. И. Дубинский. На должность члена управы… согласился вступить В. И. Козелкин – бывший председатель Васильковской уездной управы…

Выдвинута кандидатура Ф. Л. Фальберга, который также дал свое согласие… Согласился вступить в управу кандидат фракции к.-д. С. Г. Крупнов. Остается… представитель польского коло Ф. Б. Кржижановский… В состав управы входит полковник Лубенцов…

Блок внепартийных русских избирателей отказался дать своих представителей в состав новой управы…».

Градоначальник вынужден принять условия нового головы

10 ноября состоялось первое ознакомительное заседание, после которого новый голова – практически в ультимативной форме – уведомил А. М. Драгомирова о своем вступлении в должность. Генералу и градоначальнику был предоставлен для ознакомления список новых членов управы. Кроме указанных лиц, сюда вошли Д. И. Бобров, С. Н. Гусковский.

Администрации пришлось смириться с вызывающе независимым поведением Бутенко, и уже 12 ноября (30 октября) градоначальник утвердил новый состав управы. 17 ноября о своем согласии сообщил А. М. Драгомиров.

Правда, почивать на лаврах новому городскому самоуправлению не пришлось. На них сразу же навалилась неподъемная гора проблем: так и не решенные окончательно продовольственная и топливная проблемы, разруха в городских предприятиях, транспорт на грани остановки. Да еще и управский аппарат на грани забастовки – дел много, а жалование выплачивается от случая к случаю.

А еще что-то нужно срочно предпринимать в связи с эпидемиями, свирепствующими в городе.

загрузка...
загрузка...

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com