15:26   08.10.18

Как работает самая известная в Киеве больница скорой помощи

Киевская городская клиническая больница скорой медицинской помощи, известная киевлянам как БСП, за годы своего существования обросла множеством слухов. В СМИ время от времени появляются истории то о полной антисанитарии в больнице — грибке на стенах, грязных туалетах и т. д.

Также — о коррупции врачей БСП и о том, что там якобы не раз отказывались лечить бездомных, а те потом умирали прямо на ступеньках больницы.

О том, как живет БСП сейчас и что изменилось в больнице за последнее время – в материале «Большого Киева».

Кризисный менеджер и глава общественного Наблюдательного совета при БСП Анатолий Велимовский открыто признает многие проблемы медучреждения: нехватка оборудования, низкие зарплаты сотрудников и «благодарности» врачам, устаревшие условия в палатах и помещения, которым уже давно нужен ремонт. Но при этом подчеркивает: в больнице скорой помощи работают врачи-профессионалы.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

«Как большой завод»

Ежедневно за помощью к врачам больницы скорой медицинской помощи по улице Братиславской, 3 на левом берегу Киева обращается около 200 человек. Из них госпитализируют примерно 70. Сегодня БСП финансируется городским бюджетом Киева. 90% средств больницы – бюджетные, а около 10% — деньги, которые зарабатывает она сама. Например, на услугах МРТ, КТ. Есть и благотворительные взносы.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

«Что такое БСП? Это несколько тысяч сотрудников. Это как большой завод! Мне кажется, это крупнейшая клиника в Украине по количеству и сотрудников, и койко-мест. Ежегодный бюджет заведения – около 221 млн грн. Почти 80% идет на заработную плату сотрудников. Кроме того, больница закупает лекарства и как-то еще выживает. На закупку лекарств уходит 20% бюджета. Покупаем в первую очередь то, что пациент сам не купит в аптеке, – наркотики, сильные антибиотики и так далее», — поясняет Анатолий Велимовский.

«Все хирурги оперируют инструментами, которые купили сами»

«Ничего хорошего в этом нет, но пока на питание пациента у нас идет только шесть гривен в день. Каким-то образом больница крутится и ищет выход. Если у человека нет родственников и его не кормят, голодным его не оставят. Какую-то кашу мы ему сделаем, кусочек хлеба положим, компот сделаем. Конечно же, это некачественное и недостаточное питание. Но вот на следующий год нам обещают существенное увеличение финансирования на медикаменты и на питание», — говорит собеседник «Большого Киева».

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

БСП строилась в 1980-х годах, и с того времени фактически ни разу глобальной реконструкции больницы не проводили.

«Если покупалась какая-то новая техника, то это было скорее чудо. О том, чтобы системно модернизировать оснащение и сделать капитальный ремонт, речи не шло. Что-то покупалось, но в меру возможности. Ремонты частично делались, но часто — на уровне спонсоров. Какой-то бизнесмен решил дать денег – отремонтировали отделение. И еще вам такой факт: у нас все хирурги оперируют исключительно инструментами, которые купили сами. Представьте: инструменты на уровне скальпеля не закупались вообще! В 2004 году главврачом БСП был назначен Александр Ткаченко. Он подтянул в больницу достаточно мощные кадры. Но очень многие наши врачи на полставки подрабатывают в частных клиниках. А куда деваться!» — продолжает он.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

«Раненых нужно было вывозить, ведь все боялись, что их возьмут в заложники»

Несколько лет назад при БСП появился общественный Наблюдательный совет.

«Впервые лично я столкнулся с БСП 18 февраля 2014 года. Трагические события Майдана, огромное количество раненых. Активисты постоянно крутились вокруг БСП, раненых нужно было вывозить, ведь все боялись, что их возьмут в заложники. Я сделал пару ходок, забрал несколько человек. На тот момент там было огромное количество людей, которые не знали что делать. Кто-то пытался вынести раненых. Происходил полный хаос! Начали появляться общественные организации по типу майдановских. Со временем в БСП появилось какое-то подобие порядка. Начали собирать деньги, у нас появилась собственная аптека, списки людей, готовых принять у себя раненых. Скорые, прилетающие каждые две минуты. Кого-то везли прямо в операционную. Паники стало меньше», — вспоминает Велимовский.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

О БСП регулярно ходят негативные слухи: то о некачественном питании, то о врачах-коррупционерах или медсестрах, которых никто не контролирует.

«Я сам это слышал о больнице неоднократно. Но тогда, в 2014 году, врачи БСП вызвали у меня уважение. А в 2016-м у волонтерского движения, образовавшегося вокруг БСП, появилась идея установить систему общественного контроля больницы. Нас поддержал главврач, так мы и сделали общественный Наблюдательный совет. Начали напоминать КГГА, что нужен ремонт, остро необходимо оборудование. С 2016 года ситуация в больнице изменилась. Изменилось само отношение власти к больнице: в нее начали вкладывать деньги», — добавляет менеджер.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

«Кличко сказал: делайте, как считаете нужным»

В 2016 году КГГА объявили тендер на проведение ремонта приемного отделения БСП, но руководству больницы проект совсем не понравился.

«Ремонт нужен серьезный. Ведь в приемное отделение входят травмпункт, реанимация, операционная и противошоковая на пару тысяч квадратных метров. А проект, который выбрали в КГГА, нам не подходил совсем! Это был даже не проект, а не знаю что. В БСП поняли, что если так сделают, то ничего хорошего не получится. Такие прецеденты уже были, когда ремонты в больницах Киева переделывали пять раз подряд. Мы не хотели, чтобы так было у нас. Приехали к нам Кличко с Поворозником (Николай Поворозник — первый заместитель главы КГГА. — Ред.). Мы так и сказали: проект не подходит, в этом году отделение не откроем!». Общались примерно час. В итоге Виталий Кличко сказал: «Делайте так, как считаете нужным, но должно быть качественно». Проект изменили, он нас устраивает. И теперь перед нами задача – до декабря 2018 года открыть отремонтированное отделение. Откроемся уже с новым оборудованием», — заверяет Велимовский.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Кроме того, в мэрии также рассматривают возможность реконструкции всей больницы. Проект включал бы реконструкцию и фасада больницы, и палат, и операционных, а также обустройство прилегающих территорий: от газона и давно устаревшего бетонного ограждения до места подъезда скорой. В БСП надеются, что капитальный ремонт шаг за шагом выполнят к 2025 году.

«Если удастся сделать такие работы к 2025 году, это будет грандиозной победой», — резюмирует он.

«Бывает, привозят такие шприцы, что хоть на свалку сразу выбрасывай»

Неоднократно появляются жалобы на то, что медсестры БСП не оказывают помощь тяжелобольным, пока те не дадут им 50 или 100 гривен, даже если денег у тех совсем нет.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

«Да, были случаи. Неправильно говорить, что этого нет. Например, медсестра попросила пациента купить шприцы и 20 гривен из суммы положила себе в карман. Я понимаю, что людям нужен дополнительный заработок. Да, некоторые разводят пациента. Но я не могу с этим бороться! Ведь если завтра мы уберем эту систему, а зарплата так и останется на уровне трех тысяч гривен, все уволятся», — говорит Велимовский.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Но бывают и противоположные ситуации: некоторые лекарства и простое оборудование врачи покупают в БСП за свой счет. А в некоторых отделениях, бывает, нет даже штативов для капельниц. Поэтому далеко не одному пациенту, которому нужна была капельница, ее просто не ставили.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

«Давайте говорить так. Все основное у нас есть. Но есть другая проблема: уровень зарплаты медсестры – три тысячи гривен. А врача – максимум десять тысяч, и это — самого квалифицированного. Мы прекрасно понимаем, что врач переезжает в Польшу и сразу начинает получать пять тысяч евро. Поэтому что-то у нас есть, где-то штативы для капельниц врач покупает сам. У моего товарища мама лежит на одном из этажей БСП. Пожаловался мне, что шприцы плохие, только откроешь – сразу ломаются. Бывает, нам привозят такие шприцы, что хоть на свалку сразу выбрасывай. Мы в таких случаях сразу разрываем договор с поставщиками и ищем нового. Врачи, как только видят некачественные шприцы, реагируют мгновенно», — делится собеседник издания.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

По его словам, нынешняя реформа системы здравоохранения имеет много плюсов.

«В медреформе — очень много хороших идей. Автономизация — отлично, деньги за пациентом – отлично! Но сколько будет стоить операция по удалению аппендицита? Со временем должен появиться перечень услуг «вторички», когда государство будет покрывать часть денег на операции. Деньги будут идти напрямую в больницу. Мы понимаем, что такая операция в среднем по стране стоит 200-300 долларов. А сколько она будет стоить, когда появится перечень цен? Если примерно столько же и будет, а деньги будут идти в больницу, будет просто прекрасно! Но если за такую операцию будут платить условные 300 гривен, ничего не изменится. Сейчас вопрос в том, хватит ли у государства денег на те изменения, которые планируют внедрить», — подводит итог Велимовский.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»