10:04   22.07.19

Соцсети безгласным и бессильным дали возможность говорить и действовать. В книге «Війна у 140 знаках» Дэвид Патрикаракос рассказывает, как новые люди – Homo digitalis – перенимают власть у государственных институтов. И чем угрожает этот киберутопизм.

Летом 2014 года Дэвид Патрикаракос, работавший в оккупированном Донецке, увидел в Twitter сообщения об отступлении сепаратистов из Славянска. По привычке журналист проверил традиционные источники, которым доверял, а там тишина. И он впервые серьезно задумался о том, что конкуренцию профессионалам BBC или New York Times может составить любой очевидец со смартфоном и WiFi. Что реальная война – с потом, кровью, утратами, победами – только один фронт. Второй, не менее важный, – это интерпретация событий, транслируемая сторонами конфликта.

Увидел, задумался и написал книгу-предупреждение «Війна у 140 знаках», дополнив малую толику теории репортажами из горячих точек, где британец, кроме бомбежек, наблюдал атаки интернет-пользователей на то, что им казалось лживым, опасным, преступным. Дивясь результатам виртуальных наступлений, Патрикаракос по свежим следам их и анализирует.

загрузка...
загрузка...

Эмоции убедительнее логики – вывод из истории Фары Бейкер, твитившей ракетные обстрелы из собственного дома, пока корреспонденты иностранных СМИ пытались аккредитоваться в секторе Газа. 16-летняя палестинка создала не просто новостной микроблог, а дневник страданий, вызвавший мгновенный отклик по всему миру.

Эффективность информации сегодня определяет скорость реакции на событие – вывод из истории операции «Морской бриз», проведенной армией обороны Израиля. Тогда инцидент, в ходе которого погибли 9 человек, быстрее прокомментировали противники израильтян, и публика выказала симпатию участникам движения Free Gaza Movement, совершивших незаконный рейд и спровоцировавших перестрелку.

Онлайн-платформы объединяют и мобилизуют – вывод из истории Евромайдана и последних лет активности ВСУ на примере призыва к сопротивлению, объявленному в Facebook Мустафой Найемом, и деятельности волонтера Анны, организующей разностороннюю поддержку украинским бойцам в зоне АТО. Называя нашу армию «державой в миниатюре», автор подчеркивает тенденцию к размыванию границ между государством и его гражданами. Громоздкая махина лишь разворачивается, а отдельные персоны уже действуют и способны оказать значимую помощь.

Все юзеры одновременно палачи и жертвы – вывод из истории российского журналиста, трудившегося на прокремлевской ботоферме. Значимость этой главы сложно переоценить. Будто примерный ученик, Патрикаракос конспектирует показания некоего Виталия, в беседе с коллегой облегчившего либеральную душу, которой он приторговывал по финансовым причинам. В принципе, мы и так знаем, кто, что и по чьему веленью, но такие свидетельства интересны и с точки зрения развития контент-технологий в условиях, когда свобода слова не является синонимом добра, а власть предержащие не являются оплотом справедливости.

Пропаганда «лампового» образца была монументальна, как Родина-мать, шумна, как полицейская сирена, и напориста, как атомный ледокол. Ее цифровая версия подобна воде: текучая, динамичная, растворяющая и факты, и фейки. Благодаря доступности сетей, нам кажется – мы уверенно плаваем в водах постправды. Рассудительный Патрикаракос утверждает, что тонем. Просто этого еще не осознали.

Дейвид Патрикаракос. Війна у 140 знаках. Як соціальні медіа змінюють військовий конфлікт ХХI століття. – К.: Yakaboo Publishing

загрузка...
загрузка...

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com