вокзал
фото: Временный вокзал Киев-Пассажирский, фото 1920-х гг., сейчас ул. Старовокзальная в районе остановки скоростного трамвая
14:04   08.01.19

Январь-1919: Киев борется с эпидемиями

Приходя в себя после смены власти, готовясь к праздникам, выстаивая в огромных «хвостах» за продуктами, киевляне не забывали о своих наиболее обездоленных согражданах, пытаясь хоть как-то им помочь. Киев был тогда буквально наводнен неимущими, беженцами, военнопленными. Их положение ухудшал небывалый разгул эпидемий – спутников всякого государственного катаклизма.

Киев-Пассажирский: ворота для болезней

пленные
Бывшие пленные украинцы

Каждый железнодорожный вокзал традиционно считается воротами в город, своего рода городской прихожей. Но в Киеве на рубеже 1918-1919 гг. в этой прихожей задержалась масса «гостей», принесших с собой малоприятные «подарки». Сразу же после установления новой власти была проведена санитарная инспекция проблемных мест столицы, в том числе и центрального вокзала. И она вскрыла ужасающие вещи.

загрузка...
загрузка...

Любому человеку трудно было не заметить толпы оборванных, грязных и голодных людей – беженцев и бывших военнопленных, буквально заполонивших все свободные вокзальные помещения. Но истинные размеры их трагедии выяснились лишь при тщательном обследовании.

беженцы
Беженцы Великой войны

Оказалось, что эти люди живут в залах ожидания по три-четыре недели. Среди них масса больных и амбулатория ежедневно регистрирует 80-130 новых. Многие умирают – каждый день в помещениях подбирают по нескольку тел. Десятки обитателей вокзала нуждаются в немедленной госпитализации, но больницы отказываются их принимать – нет мест.

Этими несчастными по мере сил занимается только вокзальная администрация. Она выделила два вагона – отдельно для тифозных и для остальных. Но медицинской помощи они все равно не получают – у железной дороги нет средств даже для дезинфекции.

вагон
Лучшее, что могла предложить железнодорожная администрация

Всего в Киеве насчитали 15 тыс. беженцев: девять на центральном и шесть на Дарницком вокзалах. В основном они живут на станциях и в эшелонах – только для двух тысяч нашлись места в Лукьяновских бараках. Для самых тяжелых больных городские медучреждения могут выделить лишь 60 коек. И то везут их туда на обычных извозчиках. Так, через последних, эпидемии распространяются дальше по городу.

Санитарные врачи забили тревогу: нужна немедленная помощь государства, городских властей, Красного креста. А к концу года ситуация еще более обострилась: к испанке, брюшному и сыпному тифу прибавилась новая напасть – холера, которую привез один из пленных.

Народный дом: искусство или инфекции?

Лукьяновка давно слыла в санитарных службах неблагополучным районом. И еще при гетманском режиме сюда была направлена врач Р. Кузнецова. После осмотра Народного дома она сообщала: помещение сырое и грязное. В одной комнате уже восемь дней лежит покойник. В соседней – 12 тифозных больных, за которыми нет никакого надзора. Земская больница на просьбы забрать их и труп не реагирует. Здание нужно передать какой-либо организации и обратить внимание на ночлежку как на очаг сыпного тифа.

Лукьяновский Народный дом, ул. Дегтяревская, 5. Позже Дом культуры Киевского трамвайно-троллейбусного управления

Впрочем, все обвинения отверг Совет украинского рабочего клуба, арендующий Народный дом. Помещение ночлежки, говорится в его письме, не темное, не сырое и т. д. Но сюда приходят ночевать бездомные люди – и оно, конечно, не будет походить на будуар светской госпожи. Больные и труп в доме – а почему Министерство народного здоровья не реагирует на все обращения? Почему господа чиновники сидят в своих кабинетах, дожидаясь 20 декабря, когда приедет Директория и раздаст им указания?

Что до остальных помещений – старый хозяин, печально известное Общество народной трезвости, захламило их до невозможности. Столовая, да, грязная, но это благодаря тому же обществу, а в особенности «господам из добровольческой армии, которые все время пытались реквизировать помещение, из-за чего клуб, заарендовав здание, не хотел сразу приступать к ремонту. Теперь же ремонт уже проводится».

Почему же, снова спрашивает совет, сама проверяющая пришла с инспекцией только сейчас, а не два-три месяца назад, во время господства «истинно русской армии»? Почему раньше не озаботилась разгулом эпидемий? И для кого, собственно, она хлопочет, чтобы отобрать помещение, принадлежащее рабочим города?

Яницкий
Ф. Ф. Яницкий

Ответы на некоторые из этих вопросов была призвана дать специальная комиссия, 23 декабря начавшая проверку деятельности бывшего начальника санитарной управы генерал-майора медицинской службы Ф. Ф. Яницкого. Другая комиссия расследовала деятельность распределительного эвакуационного пункта.

Но Министерство народного здоровья и опеки занялось не только вскрытием злоупотреблений старого руководства.

Министерство: от комиссий к госпиталям

Корчак-Чепурковский
Министр народного здоровья и опеки УНР в 1919 г. А. В. Корчак-Чепурковский

В речи перед сотрудниками 25 декабря и. о. министра главными задачами были названы помощь беженцам, военнопленным, инвалидам; борьба с эпидемиями. После совещания заработал комитет помощи под флагом Красного креста: в регионах открывал пункты питания, куда слал продовольствие; в очагах эпидемий работали медицинские команды.

барак
Больничный барак для пленных

С конца декабря 1918 года началась борьба с эпидемиями на дальних подступах к столице. На это бюджетная подкомиссия выделила 46 млн карб. Еще 2 млн на помощь военнопленным ассигновала главному штабу Директория. На западных границах совместно с новой властью Чехии открывались санитарные и продовольственные учреждения; изоляционно-карантинные пункты, бани, санаторий («курорт»), дезинфекционный отряд. В Киеве в это время формировались санитарные поезда.

пленные
Пленные в эшелоне

Пока в санитарной военной управе проходили проверки, ведомство продолжало работу. В начале года на утверждение высшего военного начальства подали новый устав – с широким привлечением сил общественности и профессиональных организаций города. Разрабатывался и устав санитарного корпуса по борьбе с тифом – совместно Министерством народного здоровья, Украинским Красным крестом, губернской и городской управами.

Ул. Мариинско-Благовещенская, 75, сейчас Саксаганского. Здесь был образован Украинский Красный крест

Конечно, только уставами и комиссиями с эпидемией было не совладать. И в Киеве открываются специальные заведения. На станции Киев-Пассажирский заработало информационное бюро. Здесь раздавали продукты и вещи, принесенные киевлянами; указывали адреса, куда можно обратиться за помощью. Постоянно дежурили врачи, фельдшеры и добровольцы из числа горожан, а тяжелобольных везли в больницы.

Дарницкий вокзал
Дарницкий вокзал, старое здание

25 декабря Красный крест организовал в Дарнице пункт питания для беженцев и военнопленных. Для остальных – рабочих и бедного населения, планировалось в скором времени открыть дешевые столовые и больницы – у власти просили 133 тыс. карб. на госпиталь для чернорабочих.

семинария
Здание Киевской духовной семинарии, ул. Притиско-Никольская, сейчас в/ч 3030

В январе список медицинских учреждений пополнился тремя новыми адресами: в духовной семинарии (одна тысяча коек); в клиническом городке (сейчас местность в р-не ул. Николая Амосова); на Бибиковском бульваре (сейчас б-р Шевченко).

Рассматривалось открытие госпиталя на 800 коек в Прозоровской башне. За помощью в перевозке больных Красный крест обратился к военным – не хватало денег на бензин для своего транспорта.

крепость
Прозоровская (Круглая) башня, Киевская крепость, современный вид

Местная власть: просвещение и уборка

2 января 1919 года под председательством городского головы Е. П. Рябцова прошло заседание санитарно-эпидемиологического совета по вопросам борьбы с сыпным тифом. Решено начать просветительскую кампанию по методам противодействия эпидемии. Также намечены меры по улучшению гигиеническо-санитарных условий жизни беднейших горожан. И, конечно же, по уборке территорий.

Еще накануне праздников очисткой улиц, изрядно замусоренных добровольцами, озаботились военные. На это был направлен приказ коменданта Киева и крепости военного старшины Н. М. Чеховского № 13 от 25 декабря. Ответственность за уборку тротуаров, дворов и т. д. возлагалась на домовладельцев.

Чеховский
Н. М. Чеховский

Как видно, не все в городе прониклись важностью дела. На несусветную грязь вокруг здания по ул. Прозоровской, 1 жаловались домовые комитеты окрестных домов. Такая захламленность, по мнению объединенных жильцов, прямо способствует распространению эпидемий в районе.

Вскрывались и вовсе вопиющие факты. На ул. Татарской на Лукьяновке напротив завода Чоколова (пересечение ул. Татарской и Глубочицкой) с Рождества валялся труп лошади; такой же труп, но еще со времени боев за Киев, не убран с Арсенальной площади напротив памятника Искре и Кочубею, – писали в «Нову Раду» жители этих мест. К павшим животным ежедневно собираются бродячие собаки и воронье. Гниль и зараза потом разносится по всей округе.

памятник Искре и Кочубею
Арсенальная пл., памятник Искре и Кочубею

Снижению опасности распространения эпидемий способствовали и меры по удалению других очагов инфекции. Так, было решено перенести ветеринарный госпиталь, с его массовыми случаями заболевания сапом, с ул. Большой Владимирской, 1 за город.

Киев мало-помалу чистился, убирался, боролся с эпидемиями. Не просто так: в скором времени его ожидало судьбоносное событие – он должен был стать столицей для воссоединенного народа.

загрузка...
загрузка...

kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com