16:27   06.07.18

Зачем Киеву Днепр

Жители столицы все больше воспринимают Днепр как некую продольную магистраль, препятствие, которое надо преодолеть по пути на работу и обратно. В Киеве почти нет красивых прогулочных набережных с подходом к воде. Водная гладь уже не усеяна белыми парусами, как на старинных фотографиях. Что же такое большая река в большом городе?

Река для города – это жизнь: 90% питьевой воды, работа энергетических сооружений, транспортная артерия, промышленное производство и, конечно, отдых.

В «Киевводоканале» рассказывают о состоянии воды в Днепре за последние пять лет. Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Сегодня Днепр в удовлетворительном состоянии. Хотя ему присвоена третья категория и сине-зеленые водоросли с каждым годом цветут все больше. Но в Госводоагентстве, в Институте гидробиологии НАН Украины и в «Киевводоканале» напрасно пугать киевлян не хотят – говорят, что показатели чистоты воды в норме. Однако изменения в жизни реки есть.

Вид с Труханова острова на площадь Почтовую. 1910 г. 

Большая стройка

Еще лет 60 назад Днепр вдоль Киева был заметно уже, а кромка пляжа на Трухановом острове – шире. Потом построили Каневское водохранилище, течение Днепра замедлилось. «Уровень рассчитывался тогда на четыре метра выше нынешнего. Институт гидробиологии Национальной академии наук выступил против этого: согласно тому проекту вода в районе Киева просто остановилась бы и не было бы течения. А так есть проток и качество воды более-менее хорошее», – поясняет ведущий научный сотрудник Института гидробиологии НАН Украины Владимир Щербак.

К сожалению, руководители города сегодня рассматривают берега реки как стройплощадку, а не как место отдыха. «По водному кодексу санитарная зона вдоль больших водоемов составляет 100 м от воды, вдоль средних – 50 м, вдоль малых – 25 м. Но в населенных пунктах правила застройки берегов регулирует сама община и потом несет ответственность за последствия», — рассказывает глава Государственного агентства водных ресурсов Украины Ирина Овчаренко.

В Киеве, конечно, эту норму не соблюдают. Но скрытая угроза даже не в большом, а в малом: гаражные и дачные кооперативы, АЗС и кафе, которые не присоединяются к канализационной инфраструктуре, а просто врезаются в ливневые стоки для дождевых вод. И все это неочищенным потоком попадает в реку.

Почему купаться «не рекомендовано»

Желтые или красные флажки на пляжах – это еще не приговор реке или водоему. «Пляжи закрывают из-за нехватки санитарных объектов на них. Плюс к этому культура наших людей, и в результате в воду поступает большое количество органики, развиваются бактериальные загрязнения», — говорит Владимир Щербак.

 На «Киевводоканале» после отстаивания днепровская вода проходит цех фильтрации. Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Что действительно плохо: Днепр цветет все больше. В «Киевводоканале» посчитали, что количество сине-зеленых водорослей за последние четыре года выросло более чем в три раза. В результате предприятие стало использовать больше хлора. В самой реке из-за водорослей меньше кислорода, гибнет рыба, купание становится опасным.

«Это наша беда – Украины и нашего общества. Главная причина, по которой цветут наши реки, это попадание фосфатов, фосфонатов, которые входят в состав моющих средств. Европейцы от таких уже отказались. Если мы не сделаем того же, цветение воды будет увеличиваться с каждым годом, — отмечает Ирина Овчаренко. — Эти загрязняющие вещества почти не очищаются: они как мазутные тонкие пленки проскакивают через систему очистки и являются кормом для сине-зеленых водорослей».

В водозаборный ковш Днепровской станции проходит только нижний слой воды глубиной 3-6 м. Верхний поток останавливают специальные щиты – это первый рубеж на пути сине-зеленых водорослей. Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

В европейских городах и особенно во Франции используют интересный метод. Питьевой водозабор ставят ниже города по течению, а сброс очищенной воды в туже реку – выше. Получается, что горожане сбросят, то сами же и будут пить. В результате таких поощрительных мер и миллионных инвестиций в реке Темза, которая сорок лет назад была ядовитой, теперь водится лосось.

«Очистительная станция в Бортничах строилась в начале 1960-х. А в мире каждый год синтезируется до 2000 различных веществ. Не все они попадают в воду. Но спектр загрязнений очень меняется. И, естественно, должны быть модернизации, новые системы водоподготовки и водоочистки», – считает гидробиолог.

Прогуляться по… порту

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

«В Киеве берег – для автомобилей. Отшлифованная водой кромка была единственным ровным местом, где без лишних затрат можно было проложить шоссе, – поясняет координатор проектов в Совете по урбанистике Киева Григорий Мельничук. – Триста лет назад нынешний порт был в какой-то мере прогулочным: маленькие кораблики, жены, встречающие рыбаков, и их дома рядом же. Постепенно шла модернизация, появлялись большие краны, и территория стала недоступной».

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Выход – убрать порт из города, а его территорию застроить жильем, причалами и набережной для прогулок с выходом к воде, считает урбанист. «Порт нуждается в хорошей логистике и не требует большого количества людей в обслуживании. Поэтому даже в городах на океанских побережьях старые порты застраивают жильем и сооружают новые за городской чертой. Киевский порт еще в советские времена собирались вынести в Украинку», — добавляет Григорий Мельничук.

Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Еще один золотой фонд столицы – острова. Сейчас они законсервированы или на них пляжи с кафе и ресторанами. А могли бы быть обширной рекреационной зоной со спа-салонами, отелями или домами отдыха, с велосипедными мостиками между собой и правым и левым берегами. Тогда бы Днепр приобрел совсем другое значение для города.

Как быть

Четыре воды от «Киевводоканала»: набранная из Днепра; очищенная для горожан; очищенная для слива в водоем; канализационные стоки до очистки. Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Биологи и управленцы из сферы водных ресурсов уверены, что Днепр может стать чище. Владимир Щербак верит в людей и считает, что они хоть и медленно, но становятся более сознательными. Да и научиться надо в принципе немногому:

1) выбирать бесфосфатные моющие средства;

2) оставлять после пикника и отдыха чистую территорию;

3) не мыть на берегу или в самом водоеме машины, ковры и прочие полезные в хозяйстве вещи.

В «Киевводоканале» говорят, что такими сознательными должны стать и наши соседи по государственной границе: грязную воду мы получаем от них. Пять лет назад даже подготовили концепцию по защите трансграничной реки, но подписать не успели.

Водозаборный ковш Днепровской станции: отсюда вода поступает на очистку и потом в квартиры киевлян. Фото: Константин Ильянок, «Большой Киев»

Придется киевлянам самим заботиться о своей реке. Ирина Овчаренко резюмирует: «Если гипотетически представить, что реки остановились и вода не обновляется, то от стоков из коммунальной сферы, промышленности и сельского хозяйства они за одну только неделю стали бы ядом». А пока у Днепра только третья степень – пограничная, четвертая означает непригодность воды для питься в принципе.