08:02   17.07.18

Зверинецкая катастрофа 1918-го – экзамен для власти

Взрыв артиллерийских складов на Зверинце летом 1918 года стал настоящим тестом на действенность украинской власти. И в целом она его выдержала. Руководство украинской державы и Киева смогло в кратчайшие сроки мобилизоваться и организовать работу по ликвидации последствий катастрофы, оказанию помощи пострадавшим и расследованию причин трагедии

Первый рубеж обороны: пожарные и армия

загрузка...
загрузка...

Аэрофотосъемка взрыва на Зверинце

В схватку с огнем на Зверинце вначале вступили киевские пожарные. Команда Дворцовой части прибыла на место сразу после телефонного вызова и сигнала наблюдателя с каланчи. Вскоре к ней присоединилась помощь из других районов Киева. Но тут прогремел первый, самый мощный взрыв. Среди пожарных появились жертвы. Тушить огонь сразу стало невозможно – детонировали снаряды в других погребах. Лошади пожарных повозок, испугавшись, стали неуправляемыми и понеслись прочь.

Конная пожарная повозка

К работе смогли приступить лишь после 8 июня, когда взрывы стали реже. Но уже выгорел практически весь Зверинец; пожарным оставалось тушить мелкие очаги огня и искать в руинах людей – живых и мертвых.

Основная ударная волна первого взрыва пришлась на Школу старшин. В здании выбило все стекла. Трескались стены, валилась на пол штукатурка. Курсанты на некоторое время поддались панике. В ужасе они прыгали с третьего этажа. Кто-то укрылся в подвале, но многие бросились во двор. Тех, кто бежал на плац, ранили разлетавшиеся осколки.

Школа старшин

Придя в себя, руководство школы выставило вокруг охрану. Затем началась уборка здания. Был организован сбор неразорвавшихся снарядов. Подсчитали и потери: убито пять человек, ранено более 200.

Школа направила команды солдат и курсантов для охраны места катастрофы. К ним подключилась милиция. Комендант города А. А. Цицович издал распоряжение: «Строго запрещаю проезд и проход всем лицам на места взрывов без удостоверения милиции Печерского района… Приказываю немедленно установить пропускные пункты – у Инженерной школы, у Выдубицкого монастыря и со стороны Демиевки…».

Начальник Генштаба А. В. Сливинский распорядился привлечь к работе армию, прежде всего военных техников. Служащие бронечастей, саперы, железнодорожники и другие специалисты, всего около тысячи человек, под руководством атамана Порченко прибыли на место катастрофы.

А. В. Сливинский

В их задачу входила работа в самом пекле: локализация пожаров, спасение жителей, их имущества и домов, предотвращение новых взрывов. Под градом осколков, обломков кирпича и битого стекла военные работали всю ночь 6-7 июня, потеряв многих тяжело ранеными. Десять человек погибли, обезвреживая неразорвавшиеся снаряды. Убило и троих германских солдат.

Охрана пресекала мародерство. «В день катастрофы… в городе не случилось ни одного убийства, ни грабежей, ни краж… Это объясняют только тем, что общий ужас перед смертью охватил и профессиональных преступников…», – пишут газеты. Но немного успокоившись, преступный элемент попытался поживиться на месте катастрофы. С такими поступали жестко: несколько преступников убиты при сопротивлении или бегстве.

Гетман П. Скоропадский прибыл на Зверинец в первый же день, в час дня. Он принял доклады военного начальства и отдал распоряжения войскам.

Мужество медиков

После первого шока в Киеве началась мобилизация медицинских ресурсов. Через час после первого взрыва Министерство народного здоровья, военное ведомство и управление Красного Креста организовали помощь пострадавшим. В одиннадцать часов утра на Зверинце работали летучие санитарные отряды и медицинский пункт в Школе старшин.

К трем часам таких отрядов было уже 25 и открывались новые перевязочные. В больницах и госпиталях приготовили 1500 коек для раненых. Перевозил пострадавших весь подвижной состав скорой помощи и Красного Креста; автомобили разных ведомств, кареты и повозки.

Карета скорой помощи

Всю ночь 6-7 июня и утром на месте катастрофы рядом с военными трудились санитары и сестры милосердия, под градом пуль и осколков оказывая помощь нуждающимся. Многие из горожан пролежали под огнем несколько часов, лишь чудом избежав смерти.

Начиная с утра 6 июня по ул. Московской в направлении военного (ул. Госпитальная, 16), Симферопольского госпиталей и других больниц потянулись машины и экипажи с ранеными. Прежде всего вывозили детей.

Палата Киевского военного госпиталя

Не остались в стороне Красный Крест и другие санитарные организации союзников. Рядом с Арсеналом разместился германский медицинский пункт и стал оказывать помощь.

Помощь государственная и частная

Днем 6 июня по команде П. Скоропадского заработала государственная машина по поддержке пострадавших. Всего спасшихся горожан насчитали до 12 тыс. Все они нуждались в жилье. Военное министерство отвело для этого Школу старшин и Алексеевскую инженерную школу (сейчас одно из зданий военного лицея им И. Богуна).

Алексеевский парк

Многих беженцев принял Алексеевский парк. В Контрактовом доме (Контрактовая пл., 4), гимназиях и Коммерческом институте (сейчас Национальный педагогический университет им. М. Драгоманова, ул. Пирогова, 9) нашли пристанище около 500 человек.

Контрактовый дом 

Коммерческий институт

«Центродом» (союз домовых комитетов) организовал общегородской комитет помощи потерпевшим. Комитет обратился к домкомам с просьбой предоставить сведения обо всех свободных помещениях и о сдаче собранных денег и одежды. 10 июня в городской думе принято решение готовить для беженцев сборные бараки.

Продовольственную помощь организовали сразу же. Возле Школы старшин разместились три походные кухни, а на следующий день – четыре. Кухни появились у Выдубицкого монастыря и на Теличке. Продукты раздавали у Киево-Печерской лавры и на Печерском базаре. Министерства народного здоровья и военное устроили стационарные «питательные пункты».

«Питательный пункт» для пострадавших

10 июня на заседании комитета общественного питания была создана комиссия при участии представителей Красного Креста и МВД. Здесь выработали стратегические планы. Центральная столовая для пострадавших открылась на ул. Московской, 7 (дом не сохранился). Еду для общежитий выдавали на ул. Николаевской, 10 (сейчас Городецкого, 10, жилой дом).

Но нужда в продовольствии оставалась. Ситуация усугублялась дороговизной продуктов. Здесь помогла инициатива киевского кооператива «Жизнь». Он открыл сеть лавочек, где все продавалось пострадавшим дешевле.

Перед властями встал вопрос о ликвидации последствий катастрофы. Сразу после взрыва опечатали и взяли под милицейскую охрану склады стекла в Киеве. Затем его распределяли между домовладельцами.

Вопрос восстановления Зверинца поднял комитет потерпевших в своем обращении в городскую думу. Озаботились этим и центральные органы. Департамент общественных работ при Министерстве труда разработал законопроект о застройке района. Упор делался на сооружение летних бараков, палаток и пр. для 2 000 семей на сумму 3 млн карб.

По инициативе городского головы, с использованием материалов со складов Земгора и труда безработных планировалось построить до зимы 50-55 бараков по цене 1 тыс. карб. каждый. Дума ассигновала для этого 25 тыс.; три-четыре барака брался возвести за свой счет «Центродом».

На питание, одежду, жилье, строительство, медпомощь и пр. требовались огромные суммы. Их сбором озаботились в первый же день – в Киеве создавались специальные организации. Первым начал работать комитет помощи жертвам катастрофы под председательством гетмана. Средства принимали на ул. Александровской, 3 (сейчас ул. П. Сагайдачного), в Государственном банке; в Русском для внешней торговли банке (Крещатик, 32, здание восстановлено в 1950 г.). Предприниматели жертвовали охотно – только съезд горнопромышленников передал 100 000 карб.

Крещатик, 32, Русский для внешней торговли банк

Комитет помощи организовала и городская дума. Кроме сбора средств, его члены занимались и эвакуацией горожан. 8 июня комитет определился с главными задачами: сбор денег; юридические услуги в получении страховки; помощь желающим выехать из Киева.

Подключились киевские театры, клубы и газеты. Был устроен сбор денег, давались вечера и спектакли, читались лекции в пользу потерпевших. Билеты, программы и пр. раскупались с энтузиазмом, говорят очевидцы.

Союз учителей-украинцев занялся решением проблемы детей Зверинца. Обследовав положение учащихся разрушенных школ, совет союза выделил деньги на помощь им одеждой и обувью.

По предложению Е. Рябцова городская дума постановила устроить 11 июня похороны жертв трагедии, для чего был объявлен сбор пожертвований. Церемония началась в два часа дня. Траурная процессия прошла через Крещатик и улицы Печерска на Зверинецкое кладбище (район бульвара Дружбы Народов, условно действующее). В похоронах участвовали члены городской думы, военные чины, родственники погибших.

Расследование

Причины Зверинецкой катастрофы продолжают интересовать исследователей. Но никто до сих пор точно не скажет, что тогда произошло. Многие твердят о террористическом акте. Так ли это?

Следствие в 1918 г. рассматривало эту версию и признаков теракта не нашло. Правда, некоторые силы попробовали использовать трагедию для распространения панических слухов и прокламаций. Но они ли поджигатели?

Украинское военное министерство не усмотрело злого умысла в катастрофе. Как и германский штаб – а союзники внимательнейшим образом отслеживали любые проявления терроризма.

Тем более что чудом уцелели свидетели происшествия. По словам одного из них, находившегося в это время у мастерских, от неосторожного обращения с огнем случился пожар в отделе, где изготавливаются ракеты. Они тут же начали загораться и взрываться.

В конечном счете установлено, что служащий сарая № 169 утром 6 июня ремонтировал поврежденный ящик с сигнальными ракетами, нарушая технику безопасности. Ящик загорелся, и огонь распространился на другие ракеты. Далее на пути огня оказались снарядные и пороховые погреба.

Но и всевозможных мелочей, способствовавших трагедии, накопилось немало. Задолго до нее местные дети часто проникали на склады. Они крали здесь динамит и порох, а затем жгли их на окрестных пустырях. И охрана этому не воспрепятствовала.

Немалая доля вины лежит и на самих местных жителях. Население района хранило у себя огромное количество боеприпасов. И когда Зверинец заполыхал, подпольные склады детонировали, добавляя свою лепту в общую картину разрушений.

Зверинецкая трагедия стала одной из первых техногенных катастроф в Киеве, привела к многочисленным жертвам и разрушениям и поставила в сложное положение центральные и городские власти. К их чести – они тогда сделали все возможное для ликвидации огненной стихии и помощи пострадавшим. И не их вина, что не сделанное до конца года – не реализовалось уже никогда. С падением гетманата и возвращением в Украину гражданской войны очень многие вещи ушли на задний план.


kancom.kiev.ua

budenergoatom.com.ua

mimi-studio.com